ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 3

Дождь тяжелыми, как дробь, каплями барабанил по иллюминатору, затуманивая и без того мрачный вид за стеклом: вскипающие белые гребешки, черные провалы между водяными валами, угрюмое желчное небо. Стоял уже полдень, но, кроме скупых отблесков заправленного маслом фонаря, раскачивающегося на крюке под потолком, в каюте не было света.

Вся обстановка состояла из узкой корабельной койки, стула и небольшого деревянного сундука. На койке лежала женщина. Маленькая и хрупкая на вид, она казалась спящей. Возле иллюминатора стоял мужчина. Засунув руки в карманы полосатого сюртука, он невидящим взглядом смотрел на беснующееся за стеклом свинцово-серое море.

Его добродушное, ничем не примечательное лицо казалось бледным и осунувшимся от горя. Черные волосы были тщательно расчесаны на прямой пробор, небольшие седеющие бакенбарды аккуратно подстрижены, но на щеках проступала щетина. Он повернулся на звук, раздавшийся с постели, но женщина только вздохнула, так и не проснувшись. Тревожный взгляд темных глаз смягчился, пока он смотрел на нее. Покачав головой, Эйдин О'Данн тяжело вздохнул и, тихо ступая, прошел мимо койки к противоположной переборке каюты.

На полу по обе стороны от двери стояли два чемодана. О'Данн открыл один из них, но, убедившись, что в нем женская одежда, тут же закрыл его и перешел к другому. Второй чемодан подвергся быстрому, но самому тщательному и придирчивому обыску. О'Данн обследовал даже шелковую подкладку, проверяя, нет ли разошедшихся швов. Среди одежды и предметов туалета обнаружились две тоненькие книжечки, оказавшиеся путеводителями для путешествующих по континенту. Он потряс каждую по очереди за корешок, но из них ничего не выпало. Тогда О'Данн перелистал страницы. Во второй книжке, озаглавленной «Путеводитель англичанина по Риму», он нашел карандашные пометки на внутренней стороне задней обложки. Просмотрев запись, О'Данн медленно выпрямился.

Он отнес книгу к стулу, стоявшему рядом с койкой, и сел. Его лицо стало суровым, глаза, обычно кроткие, помрачнели. С минуту просидев неподвижно, адвокат опустил голову, закрыл лицо руками и тупо уставился на свои башмаки.

В дверь постучали. О'Данн вскочил со стула в ту самую минуту, когда она отворилась. Высокий, немного сутуловатый мужчина балансировал на пороге, раскачиваясь в такт движению корабля. Восстановив равновесие, он вошел в каюту и закрыл за собой дверь.

– Что-нибудь нашли?

О'Данн покачал головой, небрежно ткнув в книгу, которую по-прежнему держал в руке.

– Ничего особенного, просто какие-то…

– Дайте взглянуть.

Поколебавшись немного, О'Данн протянул свою находку вошедшему.

– Какие-то каракули, возможно, просто…

– Вот оно.

Роджер Дитц прислонился к двери, не сводя глаз с нацарапанной карандашом строчки на внутренней стороне обложки путеводителя.

– Это именно то, что мы искали.

Когда он поднял голову, его выцветшие серые глаза возбужденно заблестели.

– Точно. Это оно.

– Откуда вы знаете? Почему вы так уверены? Непонятная запись, сплошные сокращения… Они могут означать все, что угодно.

– Не говорите глупости, все совершенно очевидно.

Суровое лицо Дитца смягчилось.

– Извините. Я знаю, он был вашим другом, для вас это тяжелый удар. Но нет никаких сомнений…

В это время женщина тихо застонала, и О'Данн перебил собеседника:

– Все это может подождать, а ей срочно нужен врач! Вы, по сути, силой доставили ее сюда. Если с ней что-нибудь случится…

– Ничего с ней не случится, О'Данн. Я вам уже говорил и могу еще раз повторить: она вскоре полностью придет в себя.

– То же самое вы говорили несколько часов назад. У нее и без того слабое здоровье, а тут еще этот шторм! Если ей станет хуже…

– Давайте поднимемся на палубу, – решительно перебил его Дитц. – Вам надо подышать свежим воздухом. Не хотите? Тогда подежурьте возле арестованного: Флауэрса надо сменить. С миссис Бальфур ничего страшного не случится. У меня есть некоторый опыт…

– Эйдин?

Анна попыталась поднять голову с подушки, но не сумела.

– Вы здесь? – спросила она, заслоняясь дрожащей рукой от тусклого света фонаря.

О'Данн бросился к койке и осторожно присел на краю.

– Я здесь, дорогая. Как вы себя чувствуете? Теперь с вами все будет в порядке.

Свет уже не казался ей таким ослепительным. Она опустила руку и прищурилась, глядя на него.

– Что случилось? Где мы? На корабле? Но как?..

Человек, которого она никогда раньше не видела, вдруг вырос за плечом Эйдина.

– Вы находитесь на судне, реквизированном английской короной, миссис Бальфур. Мы направляемся во Францию, – сухо заявил он.

Его слова показались Анне полнейшей абракадаброй. Еще несколько секунд она смотрела на незнакомца недоумевающим взглядом, потом повернулась к Эйдину.

Он осторожно взял ее за руку:

– Вы помните, что случилось?

Закрыв глаза, Анна предприняла героическую попытку вспомнить. Потом ее лицо прояснилось, и она слабо улыбнулась.

– Я вышла замуж. А где Николас?

Эйдин ничего не ответил и отвернулся. Улыбка Анны погасла.

– Что случилось? Я ничего не помню. Что со мной?

– Анна…

– Ваш супруг скончался, мэм, – негромко заговорил незнакомец. – Он был убит тем же человеком, который ударил вас. Вы потеряли сознание.

Она не ощутила отчаяния, лишь замешательство и недоверие, но слезы навернулись ей на глаза сами собой.

– Нет! – воскликнула Анна, приподнимаясь на койке. – Николас? Нет, этого не может быть! Эйдин, кто этот человек? Что произошло?

Лицо О'Данна казалось суровым и несчастным одновременно.

– Мне очень жаль, моя дорогая, но это правда. Ник убит.

Анна хотела возразить, но тотчас же схватилась за голову: мучительная боль врезалась ей в мозг подобно тупому лезвию. Боже, если бы только она могла сосредоточиться и все обдумать!

– Я вам не верю, – сказала она. – Зачем вы так говорите? Где он?

– Успокойтесь и выслушайте меня.

Эйдин заставил ее снова лечь, и Анна с закрытыми глазами откинулась на подушку. Его добрый, печальный, полный участия голос вдруг показался ей ненавистным.

– Николас убит. Мне очень, очень жаль. Вы поженились два дня назад. Вы помните? Потом вы отправились в коттедж, снятый на ночь у одного из друзей Ника. Туда пришел человек в маске. Он убил Ника и пытался убить вас. С тех самых пор вы были без сознания.

Николас убит… Убит…

Анна закрыла лицо руками и крепко прижала ладони к глазам, словно пытаясь вдавить их в глазницы. Если это правда, ей тоже лучше умереть. Бессвязные слова срывались с ее онемевших губ, язык ей не повиновался. Разум разрывался между горем и неверием.

– Один из моих людей дежурил неподалеку, мэм, наблюдал за домом, – вступил в разговор незнакомец. – Он попытался предотвратить убийство, но было уже слишком поздно. Он тоже пострадал от рук злоумышленника.

Анна опустила руки, и мужчины были ошеломлены произошедшей в ней переменой. Говорить она не могла, но в ее огромных глазах ясно читался вопрос.

– Мое имя Роджер Дитц. Я работаю в секретном подразделении министерства внутренних дел. Мы следили за вашим мужем на протяжении последних шести месяцев, потому что…

– Дитц, побойтесь бога… – перебил его О'Данн.

– …потому что, – упрямо продолжал высокий тощий Дитц, – подозревали его в контрабанде. Он тайно продавал корабли, построенные на верфях Журдена, американской Конфедерации <Во время Гражданской войны в США 1861-1865 гг. одиннадцать южных рабовладельческих штатов отделились от Севера и образовали Конфедерацию. (Здесь и далее примеч. пер.)>.

Что такое они говорят? Голова у Анны раскалывалась от боли.

– Подозревали… в контрабанде… Продавал… Конфедерации…

Она с трудом проглотила ком в горле. По щекам покатились слезы.

– Я не понимаю.

– Неужели нельзя отложить этот разговор? – опять вмешался О'Данн. – Она слишком слаба, ей необходим отдых. Я вам не позволю ее терзать.

4
{"b":"11409","o":1}