ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Нефритовый город
Поденка
Отбор для Темной ведьмы
За тобой
Суд Линча. История грандиозной судебной баталии, уничтожившей Ку-клукс-клан
Говорите ясно и убедительно
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь

– Энни.

Он коснулся пальцем хрупкого позвонка. Она вздрогнула и низко опустила голову.

– Энни, мы…

Раздался негромкий стук в дверь. Анна взвилась, словно у нее под ухом выстрелили из пистолета, а Броуди торопливо схватил свои брюки.

– Анна? – раздался за закрытой дверью голос Эйдина О’Данна. – Вы не спите?

Анна бросила на Броуди полный паники взгляд и на цыпочках сделала несколько шагов вперед, стыдливо обхватив себя руками.

– Д-да? – спросила она, заикаясь.

Голос О’Данна, хотя и приглушенный, звенел от возбуждения.

– У меня хорошие новости! Только что доставили новую телеграмму. Послушайте: «Решение пересмотрено. Не принимать во внимание предыдущую депешу. Просьба относительно Дж.Б. удовлетворена. Возвращайтесь в Ливерпуль, ждите дальнейших распоряжений». Разве это не замечательно?

Анна только кашлянула в ответ, не в силах выговорить ни слова.

– Броуди все еще спит. Я стучал, но не смог его добудиться. Поторопитесь, прошу вас, спускайтесь вниз поскорее, и мы вместе его обрадуем. Хорошо?

– Да, – выговорила она со второй попытки. – Они оба прислушивались к удаляющемуся стуку его и костыля, пока он не затих. Броуди охватило желание завалиться обратно в постель и дрыгать ногами в воздухе, заливаясь радостным смехом, но внутренний голос подсказал ему, что в данную минуту это вряд ли уместно. Двигаясь скованно, как деревянная кукла, Анна прошла через всю комнату и подняла свой капот. При этом она старалась все время держаться к нему спиной, не подозревая с какой жадностью он рассматривает ее.

Судорожными, резкими движениями Анна всунула руки в рукава, запахнулась и затянула на талии кушак с такой силой, словно намеревалась перерезать себя пополам. Очевидно, подобным образом она давала ему понять, что любовное свидание окончено. Броуди встал и натянул брюки, уголком глаза косясь на яркий кровавый след, оставшийся на простыне, которую он только что покинул. Анна повернулась к нему. По лицу было видно, что она старается овладеть собой и явно готовится сказать речь.

– Мистер Броуди.

Тон Анны не предвещал ему ничего хорошего. Ее враждебность ощущалась даже на расстоянии. Броуди не оставалось ничего другого, как прибегнуть к насмешке для самозащиты.

– Миссис Бальфур, – откликнулся он таким же официальным тоном и отвесил ей легкий поклон. Ее ноздри раздулись.

– Я глубочайшим образом раскаиваюсь в том, что сейчас произошло. Я не должна была это допускать, и теперь мне предстоит всю жизнь расплачиваться за свою ошибку. Чувство вины и угрызения совести будут преследовать меня до конца моих дней.

«Какая выспренняя речь», – раздался чей-то насмешливый голос у нее внутри, подозрительно похожий на голос Броуди.

– Однако, – продолжала она упрямо, – я не собираюсь брать весь груз ответственности на себя. В том, что произошло, есть и ваша вина. Вы меня соблазнили, и я вам этого никогда не прощу.

Броуди выпрямился с воинственным видом.

– Это было нетрудно, – бесцеремонно заметил он. – Вам хотелось со мной переспать ничуть не меньше, чем мне с вами.

Честность не позволила ей спорить с этим оскорбительным утверждением.

– Может быть, мне и «хотелось», – возразила Анна, презрительно скривив губы, – но только поначалу. Оказалось, что это еще более отвратительно, чем я предполагала.

Удар попал в цель.

– Ради всего святого! Неужели ты не знаешь, что так бывает только в первый раз? Неужели ты вообще ничего об этом не знаешь, Энни?

Анна гордо выпрямилась:

– От вас я ничего иного не ожидала. Наверняка все мужчины так говорят, чтобы заставить женщин снова проделать эту мерзость!

Броуди лишь насмешливо фыркнул в ответ.

– В каком-то смысле я даже благодарна вам, мистер Броуди. Вы помогли мне разрешить одну загадку: отныне мне больше не придется ломать голову над тем, – ей едва удалось это выговорить, – что представляет собой супружеский акт.

Броуди выругался себе под нос и шагнул к ней, протянув вперед руку. Она отскочила назад:

– Не смейте ко мне приближаться, или я закричу!

Он остановился, уставившись на нее разгневанным взглядом.

– Однажды… нет, уже дважды вы обещали никогда больше ко мне не прикасаться. Мне совершенно ясно, что ваше слово ничего не стоит. Судя по всему, нам придется в течение какого-то времени вместе жить в Англии. Я больше не желаю слушать ваши никчемные обещания, но могу сама обещать вам кое-что. Если вы еще раз коснетесь меня хотя бы ногтем, я скажу Эйдину, что вы пытались меня изнасиловать. Уж тогда вы окажетесь в тюрьме!

Броуди скрестил руки на груди.

– Знаешь, Энни, твои угрозы подозрительно часто напоминают открытое приглашение. Хорошо, что я джентльмен, в противном случае…

– Ха!

Он подошел ближе.

– В противном случае я мог бы поймать тебя на слове. И вообще, – Броуди вызывающе усмехнулся, – ты совершенно не умеешь блефовать. Ты ни слова не скажешь обо мне О’Данну.

– Возможно, раньше это и было правдой, но только не теперь!

– Нет, не скажешь. А знаешь, почему? – Его улыбка показалась ей воплощением зла. – Потому что, погубив меня, ты погубишь и себя. Подумай о своей драгоценной репутации.

– Негодяй! – закричала она, понимая, что он прав.

– Негодяй? – разочарованно переспросил Броуди. – И это все, на что ты способна? Неужели ты не можешь назвать меня хотя бы «ублюдком»?

– Убирайся!

– Как насчет «сукиного сына»? Это ты можешь выговорить?

– Вон!

– Попробуй, Энни. Честное слово, тебе сразу полегчает. Знаешь, почему тебе так тяжело живется? Ты многие вещи не можешь назвать своими именами. Все время используешь… как это называется? Ах да, эвфемизмы. Вот тебе свежий пример: ты только что говорила о «супружеском акте».

Броуди усмехнулся, провоцируя ее.

– Ну давай, Энни, давай скажем, как это называется на самом деле. То, что мы делали, это не супружеский акт. Это называется…

– Замолчи! Убирайся! Ах ты… – Анна яростно стиснула зубы. Броуди смотрел на нее молча, выжидательно подняв брови.

– Ублюдок!

Она зажала себе рот рукой, ее глаза наполнились слезами.

– Ну вот, – едва слышно прошептала она, – ты заставил меня опуститься до своего уровня. Теперь ты доволен?

Броуди в два шага преодолел разделявшее их расстояние. Анна заставила себя устоять на месте и не отшатнулась, даже когда он ласково коснулся ладонью ее щеки.

– Нет, я не доволен, – признался он. – Но наступит день, когда я буду доволен, и ты тоже, милая Энни. Это я тебе обещаю, и твердо намерен сдержать слово.

Она молчала, не зная, что на это ответить.

– Поспеши, тебе надо поскорее одеться, – напомнил Броуди своим обычным голосом, уже взявшись за ручку двери. – Ты не забыла? Эйдин хочет сообщить мне радостную новость в твоем присутствии.

ЧАСТЬ II

Глава 15

27 июня 1862 года, Ливерпуль

Я ничего не понимаю. Это какая-то бессмыслица.

– Ты о чем, любовь моя?

Анна стиснула зубы, но не повернула головы: ее взгляд был по-прежнему устремлен через окно кареты вдаль, на воды Мерси, превращенные закатным солнцем в сверкающую и переливающуюся золотом ленту. За весь день Броуди не упустил ни единого случая назвать ее «любовь моя»: это продолжалось с тех самых пор, как они простились с О’Данном в Саутгемптоне.

– Я не понимаю, – повторила она четко и раздельно, – почему никто не встретил нас на вокзале.

– Ну, мало ли… вдруг они не получили телеграммы? А может, не захотели ждать? Поезд опоздал на два часа, любовь моя.

Анна раздраженно пожала плечами. Обратная поездка ее сильно утомила, море было очень неспокойным, когда они пересекали Ла-Манш, она провела бессонную ночь, а потом им пришлось целый день трястись в душном, шумном, переполненном поезде. Она была не в настроении давать какие бы то ни было разумные объяснения ни по какому поводу. Да нет, ей вообще не хотелось разговаривать. Она чувствовала себя издерганной и взвинченной до предела, поэтому благодушие Броуди и его неизменная бодрость действовали ей на нервы.

43
{"b":"11409","o":1}