ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, я так не думаю, – вежливо ответил он и, заметив скрытую тревогу в глазах Анны, протянул листок ей, а потом сел в кресло за своим письменным столом.

– В чем дело? – спросил О’Данн. Стивен пустился в объяснения.

– Это копия письма, написанного Ником Хорасу Арчеру.

– Кому?

– Одному американскому дельцу. Пока вас не было, Арчер написал нам с просьбой о встрече. Разумеется, я не ответил.

– «Разумеется»?

– Он пишет, что хочет образовать партнерство с компанией Журдена для создания серии роскошных пассажирских лайнеров.

Стивен повернулся к Броуди:

– Я положил его письмо в папку с вашей почтой просто для сведения. Вы же не собираетесь действительно встречаться с ним?

Броуди удивленно поднял брови:

– Почему бы и нет?

– Потому, – назидательно ответил Стивен, – что мы не занимаемся строительством пассажирских судов. Сколько бы Анна ни мечтала об обратном, – добавил он с язвительным смешком.

Броуди откинулся на спинку кресла и скрестил руки на животе, потом вспомнил наставления Анны, вскочил и начал расхаживать взад-вперед от стола к окну и обратно, бренча мелочью в карманах.

– Еще несколько лет назад мы не строили судов с паровыми двигателями, – деловито заметил он. – Надеюсь, это не означает, что мы должны навеки похоронить саму мысль о пассажирских судах лишь по той причине, что она нова.

– Но какой смысл встречаться с этим американцем? Мы же не собираемся вступать с ним в партнерство! – не уступал Стивен. – Это пустая трата времени.

– Вы так думаете? Хорошо, в таком случае я сам его приму, и вам не придется терять время.

– Но зачем? – в полном замешательстве воскликнул Стивен.

И вдруг он бросил испепеляющий взгляд на Анну, а потом сделал еще одну отчаянную попытку обратить все в шутку.

– Это нелепость. Последние полгода мы вели переговоры с королевским флотом и как раз сейчас наконец подготовились к подписанию грандиозного контракта на строительство военных кораблей. Нам совершенно нечего делать…

– Значит, сейчас самое время пересмотреть наши задачи на будущее, не так ли? Пока еще не поздно.

Стивен как будто окаменел, только жила, вздувшаяся у него на лбу, начала пульсировать.

– Пересмотреть? Я не верю, что вы говорите серьезно. Пассажирские суда? – Он едва не выплюнул ненавистное слово. – Это неверное направление для нас, о чем вам отлично известно. Дядя Томас согласен со мной. Вы тоже прежде так считали, Ник. Это все Анна со своими…

– Согласие отца Анны уже не так много значит, как когда-то.

Жила на лбу у Стивена забилась еще чаще.

– Что это должно означать?

– Только то, что он слаб здоровьем. По правде говоря, я был потрясен, когда увидел его по возвращении. Вы видите его каждый день и не замечаете, как сильно он сдал.

– Он по-прежнему владелец компании.

– Безусловно. Никто с этим не спорит. – Броуди знал, что Анна смотрит на него, пытаясь скрыть свое изумление. Он перестал расхаживать взад-вперед и присел на край стола, потом спохватился и начал болтать ногой в воздухе.

– Все, что я пытаюсь сказать, сводится к одному: никакого вреда не будет, если мы выслушаем предложение этого американца. В конце концов, задача нашей компании состоит в том, чтобы приносить прибыль. И если мы можем заработать ту же сумму, вступив в партнерство с частным лицом, это гораздо предпочтительнее, чем иметь дело с правительством, будь оно неладно.

«Ник наверняка выразился бы как-то иначе», – подумал Броуди, но без подготовки ничего лучшего придумать не сумел.

– Хорас Арчер пишет, что ему хотелось бы встретиться с нами через пару недель, когда он прибудет в Англию, и я ответил ему, что мы согласны на встречу. Мне жаль, если вас это огорчает, Стивен, но я принял решение и на попятный не пойду. Надеюсь, вы будете вместе с нами, когда мы – Анна и я – будем знакомиться с этим человеком.

Руки Стивена невольно сжались в кулаки. С полминуты он простоял, оцепенев от возмущения, потом решительным шагом направился к двери. Уже взявшись за ручку, он обернулся.

– Я знаю, что вы задумали, – проговорил Стивен побелевшими от гнева губами, – но у вас ничего не выйдет! Дядя Томас будет поставлен в известность, это я вам обещаю. Сегодня же.

Казалось, он хотел еще что-то добавить, но тут дверная ручка сама повернулась в его руке, дверь открылась, и в кабинет впорхнула его сестра.

– Бог ты мой! – со смехом прощебетала Дженни, едва успев отдышаться. – Что здесь происходит? Почему вы все такие мрачные?

Глава 18

– Стивен, – окликнул Броуди кузена Анны, пока дверь за ним не закрылась.

– Да?

– Кто собирается занять старый кабинет Шортера у меня за стеной?

– Макграт переезжает туда в конце недели.

– Пусть остается в своем прежнем кабинете, а этот займет Анна.

Стивен так и замер на месте.

– Что?

Все участники этой сцены так или иначе пытались скрыть свое удивление.

– Вас что-то затрудняет? – спокойно осведомился Броуди.

– В атмосфере сгустилась такая враждебность, что всем показалось, еще минута – и молния сверкнет, как из грозовой тучи, а следом раздастся удар грома. Лицо Стивена приобрело свекольный оттенок, плохо сочетавшийся с рыжим цветом его волос, вздувшаяся у него на лбу жила грозила вот-вот лопнуть.

– Нет, – проговорил он придушенным голосом, – никаких затруднений. Я все устрою.

– Благодарю вас.

Броуди кивнул, давая понять, что беседа окончена и все свободны. Он даже не подозревал, как этот бессознательно высокомерный жест делает его похожим на брата.

Анна стояла, стиснув руки и не сводя широко раскрытых глаз с лица Броуди. Она не знала, что сказать, но отчаянно желала остаться с ним наедине: ей хотелось поговорить. Взгляд его светлых глаз был прикован к ее лицу; весь мир сузился до размеров маленького островка, где они остались вдвоем. Эйдин извинился и вышел, но Анна этого даже не заметила. Наконец голос Дженни – пронзительный и настойчивый, прорезал напряженное молчание, и Анне пришлось вернуться к действительности.

– …вот я и говорю: почему бы вам с Николасом не присоединиться к нам с Нилом сегодня вечером, Анна? Наверняка у вас еще ничего не намечено. Нас пригласили к Свенсонам на карточный вечер, а потом будет петь эта ужасная певичка из Болтона. Помнишь ее, Ник, мы слышали ее прошлым летом в Клайд-Парке – такое жуткое сопрано? Боже, как мы тогда хохотали!

Дженни и сейчас засмеялась, вспоминая прошлогодние увеселения и кокетливо положив руку на рукав Броуди. Одетая по последнему слову моды, она являла собой воплощение изящества и шика – короткая черная накидка поверх прогулочного платья нефритово-зеленого шелка и черная бархатная шляпа с залихватским зеленым пером.

Все повторилось, как бывало всегда: рядом с ней Анна сразу же почувствовала себя старой, выцветшей, поблекшей и никому не интересной. В отличие от нее, кузина Дженни была неизменно оживленной, хорошенькой, неутомимо жизнерадостной и притом отчаянной кокеткой. Правда, в этот день ее веселье показалось Анне что-то уж подозрительно бурным, почти истеричным.

– Думаю, сегодня мы вряд ли сможем, Джен, – мягко возразила Анна. – У нас накопилось столько работы, к тому времени, как мы все закончим, будет уже…

– Какие пустяки! Вечер начнется не раньше десяти, вы запросто успеете, стоит только захотеть. Ну давай, Анна, там будут люди, которые два месяца тебя не видели! Ник, заставь ее сказать «да».

Джон не знал, что ему предпринять. Как поступил бы в этой ситуации Ник?

– Ну что ж, – начал он, стараясь выиграть время, – я полагаю, если вечер начинается не раньше десяти, мы могли бы…

– Я только что вспомнила, – прервала его Анна, – сегодня вечером в Крейтон-Холле назначена лекция, на которую мы хотели пойти. Об этом… м-м-м… говорилось в утренней газете. Было объявление.

– Да ну тебя, Анна, – в крайнем раздражении воскликнула Дженни и опять повернулась к Броуди: – Что за лекция? О чем?

53
{"b":"11409","o":1}