ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы с вами не в равном положении, сэр, – заметила она не вполне правдиво. – Вы нас проверили и убедились, что имеете дело с респектабельной, авторитетной и платежеспособной фирмой, а вот нам о вас почти ничего не известно. Объясните, какие выгоды сулит нам сотрудничество с вами?

Это была вполне невинная ложь, даже скорее полуправда: на самом деле они собирали сведения о Хорасе Арчере в течение многих недель, но ей хотелось послушать, что он скажет о себе сам.

Американец бросил взгляд на Броуди, словно ожидая от него чего-то: то ли подтверждения, то ли разъяснения, а может быть, и одобрения слов его жены. Убедившись, что мистер Бальфур молчит, сохраняя полную невозмутимость, Арчер наконец справился с удивлением и вновь устремил все свое внимание на Анну.

– Ну что ж, это справедливое требование. Перевозками грузов того или иного рода я занимаюсь вот уже лет тридцать – с тех пор, как мне исполнилось семнадцать. Когда мне стукнуло двадцать, я выкупил баржу, на которой плавал, а к двадцати пяти у меня их было ухе четырнадцать. Нет, простите, вместе с той первой – пятнадцать.

С тех пор все мои интересы связаны с судоходством. У меня есть торговые корабли, которые возят из Вест-Индии черную патоку, рыбачьи шхуны, промышляющие у берегов Новой Шотландии, китобойные суда в Род-Айленде… Мои грузовые пароходы таскают пиленый лес, уголь и кирпичи по всему свету.

Арчер уперся локтями в свои массивные ляжки и наклонился через стол. Его простое грубоватое лицо порозовело от волнения.

– Единственное, чем я пока не занимаюсь, это пассажирские перевозки, и я твердо намерен восполнить этот пробел. Вместе с вами, миссис Бальфур, вместе с вашим мужем и с помощью судостроительных верфей вашего папаши. Я хочу создать самое большое пароходство на свете между двумя континентами. Мы живем в благодатное время. Ваша страна – богатейшая в мире, но как только наш Север одержит победу в войне, мы начнем наступать вам на пятки. В скором времени настанет эпоха, когда печи будут топить ассигнациями, и я не вижу причин, почему бы нам с вами не прибрать к рукам немного золотой золы.

Анна улыбнулась, наслаждаясь его грубоватой прямотой (его вульгарностью, сказала бы тетя Шарлотта).

– И каким вам видится это пароходство, мистер Арчер? Чем оно будет отличаться от существующих судоходных компаний? От мистера Коллинза или мистера Кьюнарда, например?

Арчер откинулся на спинку стула и улыбнулся ей, потом опять бросил взгляд на, Броуди, явно радуясь, что нашел таких отличных деловых партнеров.

– Я вам скажу, чем оно будет отличаться. Оно заткнет за пояс и Кьюнарда и Коллинза, вот чем! «Пароходство Арчера» будет первоклассным во всех…

– Простите, чье пароходство?

Американец разразился громовым хохотом и шлепнул себя по колену.

– Извините, сорвалось! – воскликнул он, задыхаясь от смеха. – Просто оговорился, больше ничего. Я все время только о нем и думаю и в мыслях называю его так вот и все. Можем назвать его «Пароходством Журдена», если хотите, но такое мудреное название никто не выговорит правильно.

Его виноватая ухмылка разоружила бы кого угодно.

– Ну хорошо, название не самое главное, – заметила Анна, не удержавшись от ответной улыбки. – Итак, вы говорили…

– Я говорил, что мы с вами отлично сработаемся. Вы потрясающая женщина, миссис Бальфур, в вас чувствуется настоящий шик. Высший сорт, экстра-класс, литер «А», лига чемпионов! И я знал это с первой минуты, как вас увидел.

Броуди и О’Данн переглянулись, посмеиваясь над смущением Анны, после чего Броуди заметил:

– А у вас глаз наметан, мистер Арчер, уж это точно.

– Спасибо, – скромно ответил Арчер и опять повернулся к Анне: – По моему убеждению, наши пароходы должны представлять собой гигантские плавучие отели класса суперлюкс, миссис Бальфур. У нас будет паровое отопление в каждой каюте, водопровод с пресной водой, ковры, зеркала, витражные стекла повсюду. Я хочу устроить парикмахерские с подъемными креслами, и чтобы у нас были бронзовые плевательницы в форме морских раковин. Огромные хрустальные люстры в обеденных залах и меню лучше, чем у Дельмонико <Сеть роскошных отелей и ресторанов в США>. У нас будет громадный ледник, и в каждый рейс мы будем загружать по сорок тонн льда, чтобы фрукты никогда не портились. И пусть в каютах каждый день ставят свежие цветы. Эстрадные и симфонические оркестры будут сменять друг друга каждый вечер. У нас будет бальный зал величиной с площадь. Множество прислуги и…

– Мы уже представили себе всю картину, – внезапно вмешался Стивен.

Неприкрытая враждебность, прозвучавшая в его голосе, сразу обратила на себя всеобщее внимание. Стивен невидящим взглядом смотрел в окно, но вздувшаяся и пульсирующая голубая вена у него на лбу яснее всяких слов говорила о том, что он вне себя.

– Почему бы вам не перейти к сути дела?

– К сути? – ничуть не смутившись, переспросил Арчер. – Я думал, только американцам вечно не терпится перейти прямо к сути. – Он опять повернулся к Анне: – У американцев есть еще одна особенность мэм: мы помешаны на скорости. Вся Америка чуть с ума не посходила два года назад, когда «Персия» впервые отчалила из Нью-Йорка и пристала в Ливерпуле через девять дней. Она шла со средней скоростью двенадцать с половиной узлов. Пароходство «Арчер-Журден» может превзойти этот рекорд, потому что компания Журдена уже сейчас способна спустить на воду один из моих плавучих отелей, который разовьет среднюю скорость в четырнадцать узлов. Через два года…

Холодный издевательский смешок Стивена не дал ему договорить.

– О, это превосходно! Нам есть за что бороться: пассажирам придется проторчать всего восемь дней вместо девяти в одном из ваших вульгарных плавучих борделей!

– Стивен! – одернула его Анна.

– Ничего страшного, – успокоил ее Арчер, откинувшись на спинку стула и сложив руки на могучей бочкообразной груди. – Я хочу послушать, что скажет мистер Мередит.

– То, что я хочу сказать, много времени не займет. Хочу лишь напомнить вам, что четыре года назад пароходство Коллинза обанкротилось, и сейчас два из его «роскошных лайнеров» используются как армейские транспортные суда в Гражданской войне, а остальные распроданы с молотка практически за бесценок. Вот к чему привела ваша американская тяга к скорости и роскоши!

Арчер ответил не сразу, поэтому заговорила Анна:

– Мне придется кое в чем согласиться с моим кузеном, – примирительно заметила она. – Эта одержимость скоростью сжигает чересчур много угля, портит двигатели и сильно изнашивает деревянную обшивку.

Между рейсами приходится производить поспешный ремонт, часто слишком поверхностный и недостаточный. На «Арктике» погибло сто тридцать человек, на «Пасифике» – сто восемьдесят…

– И в одном из этих крушений Коллинз потерял свою жену и двух дочерей, – с горечью закончил за нее Арчер. – Да, я знаю. Мне известно, что за последние два десятка лет затонули тринадцать трансатлантических кораблей и две тысячи человек погибли. В моей стране пассажирам советуют перед отплытием непременно привести в порядок все свои дела и составить завещание. Но именно поэтому я и обратился к вам.

Тут Арчер со всего размаху обрушил мясистый кулак себе на колено.

– Пароходы нашей линии – «Арчер-Журден» или «Журден-Арчер», называйте, как хотите, мне все равно – будут построены таким образом, чтобы отвечать всем вашим требованиям, но также и моим. Другими словами, они будут сочетать в себе надежность и экономичность (это то, чего вы хотите) со скоростными качествами и роскошью (это то, чего добиваюсь я). Но всякий раз, когда придется выбирать между скоростью и безопасностью, я готов оставить решающее слово за вами. Если хотите, я подпишу обязательство на этот счет. На самом деле все очень просто: мы с вами хотим добиться одной и той же цели. У вас есть технические возможности, чтобы ее осуществить, а у меня – деньги, чтобы за нее заплатить. – Он развел руками. – Говорю вам, миссис Бальфур, мы с вами отличная парочка!

61
{"b":"11409","o":1}