ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Материнская любовь
Хранители волшебства
Осень Европы
Будни анестезиолога
Платформа. Практическое применение революционной бизнес-модели
Инструкции по внутреннему освобождению: легкость жизни без болезней и проблем
Парень из прерий
Все идеи Роберта Кийосаки в одной книге
Книга радости. Как быть счастливым в меняющемся мире

– Его здесь нет, – ответил ей полисмен, когда она потребовала свидания с мужем.

Анна не помнила, что она ему сказала после этого. Ей пришлось ждать, пока другой человек, теперь уже в штатском, не пришел, чтобы с ней поговорить.

– Мистер Бальфур был отпущен под ответственность мистера Дитца, мэм.

Он стал что-то бормотать про министерство, про другую юрисдикцию, но Анна перестала слушать. Где же он?

– Должно быть, сейчас мистер Бальфур уже в доках, мэм; он собирался пойти туда утром. Он сам нас предупредил. На случай, если он нам понадобится.

В доках! Анна наняла проезжавший кабриолет и велела кучеру ехать на судоверфь.

Она сидела, оцепенев от горя, скользя невидящим взглядом по плывущим навстречу экипажу улицам, комкая юбку на коленях. Почему Джон не вернулся домой? Она ничего не понимала. Потребность его увидеть снедала ее, становясь прямо-таки болезненной.

Когда кабриолет въехал на северный двор, Анна спрыгнула на землю и бегом бросилась к кирпичному зданию в центре, не замечая рабочих, которые провожали ее удивленными взглядами и почтительно снимали шапки.

Точно так же она бежала вчера, мелькнула и пропала мысль. Но она пришла слишком поздно – Мартин Доуэрти был убит. На этот раз она не должна опоздать. Пока Анна взбегала по лестнице, ее глаза каким-то непостижимым образом подмечали всякий вздор: пыль, скопившуюся по углам, разводы древесных волокон на ступенях. Рука у нее тряслась, когда она повернула ручку двери кабинета Броуди и распахнула ее настежь.

Глава 29

– Катись отсюда ко всем чертям! Живо!

Анна замерла на месте, не сводя глаз с двух мужчин, занявших оборонительные позиции по обе стороны от письменного стола Броуди. Одним из них был сам Броуди, другим – Эйдин О’Данн. Их разделял не только письменный стол, но и враждебность, казавшаяся почти осязаемой. На секунду у нее даже возникла мысль подчиниться грубому окрику Джона, но Анна тут же отвергла ее. Она закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, переводя встревоженный взгляд с одного на другого.

– Нет, я не уйду, пока не поговорю с тобой. – Анна вздрогнула от неожиданности, когда Броуди с грохотом стукнул кулаком по столу и испустил гнусное ругательство, но не покинула свой пост. Никогда раньше ей не приходилось видеть его таким разгневанным.

– Нет, Джон, я не уйду. В чем дело? Что случилось?

Броуди бросил на нее испепеляющий взгляд. Ей показалось, что она различает в его глазах еще что-то, кроме вражды: страх.

– Эйдин? Может быть, вы мне объясните, что происходит? Я не уйду, пока не узнаю, в чем дело.

Разгадать что-либо по лицу адвоката было еще труднее. В нем тоже угадывался страх, но гораздо яснее проступали возмущение и оскорбленная гордость. Его волосы, обычно аккуратно причесанные, были всклокочены, кожа на щеках, покрытых суточной щетиной, посерела, как оконная замазка.

– Джон выдвигает довольно любопытные обвинения, моя дорогая.

О’Данн старался, чтобы его слова звучали пренебрежительно, но попытка явно не удалась.

– Убирайся вон! – прорычал Броуди.

– Какие обвинения?

Эйдин рассмеялся деланным смешком:

– Джон вбил себе в голову, что это я убил несчастного Мартина, и предложил мне явиться с повинной. Очевидно, я должен быть по гроб жизни ему обязан за столь неслыханное великодушие, но я почему-то не чувствую благодарности. Весьма нелюбезно с моей стороны, я понимаю, но…

– Убирайся к чертовой матери! – угрожающе повторил Броуди, обходя стол и двигаясь по направлению к ней.

– Может быть, ты прекратишь твердить одно и то же? Я никуда не уйду!

Анна встала, пошире расставив ноги, и воинственно скрестила руки на груди. Броуди остановился на полпути, бросив на нее взгляд, который обратил бы в бегство менее решительного противника.

– Но вы еще не слышали самого главного, – продолжал Эйдин, не дав ему раскрыть рот. – Джон также считает, что это я убил Николаса.

Он опять рассмеялся фальшивым смехом и покачал головой, глядя на Анну, которая сделалась бледной, как полотно.

– Разумеется, он не может мне толком объяснить, зачем мне понадобилось убивать одного из моих лучших друзей, человека, которого я знал с тех пор…

Броуди стремительно повернулся к нему:

– Возможно, по той же причине, по которой вы убили Доуэрти: он слишком много знал о вас.

Полностью сбитая с толку, Анна наконец сумела преодолеть первоначальный шок.

– Пожалуйста, объясни мне, что все это значит, Джон, – попросила она слабым голосом. – О чем ты говоришь?

– С какой стати? Ты же все равно не поверишь ни единому моему слову! Лучшее, что вы можете сделать, миссис Бальфур, это убраться отсюда к чертям собачьим! Иди домой!

Она старалась сохранить хладнокровие, но его гнев был слишком силен. Судорожно сглотнув, усилием воли сдерживая дрожь в голосе, Анна повторила:

– Пожалуйста, объясни мне. Я никуда не уйду.

На протяжении бесконечно долгой и напряженной минуты Броуди смотрел на нее, стараясь вложить всю свою ненависть и ожесточение в один долгий взгляд, но успеха не добился: она не желала уходить. Ему пришлось бы выставить ее силой, буквально выкинуть за дверь. Чертовски соблазнительная мысль, но… пожалуй, сейчас ей действительно лучше послушать, что он скажет. В конце концов, это касалось ее не в меньшей степени, чем его самого.

– Ну хорошо, – коротко буркнул Броуди. Он вернулся к столу и присел на край: из такого положения можно было следить за ними обоими.

– Вчера у меня состоялся разговор с Доуэрти. Примерно за час до его смерти. Он пришел ко мне, чтобы узнать, куда девалась его доля денег. «Каких денег?» – спросил я. Это его разозлило. «Бьюсь об заклад, О’Данн уже давным-давно получил, что ему причиталось! – сказал он. – Где мои деньги? Вы говорили, через месяц после Неаполя». Как вы думаете, Эйдин, что он имел в виду?

О’Данн презрительно пожал плечами, но Анна заметила выступивший у него на лбу пот.

– После этого разговора Доуэрти, наверное, отправился прямо к вам, – продолжал Броуди, не дожидаясь ответа на свой вопрос. – Вы, небось, до той самой минуты не подозревали, что он был замешан в деле вместе с Ником, верно? Должно быть, вас здорово тряхнуло. Ник, ясное дело, старался держать своих сообщников в неведении, чтобы они ничего не знали друг о друге. Понятия не имею, откуда Доуэрти узнал про вас, но сейчас интересно другое: как вам удалось заманить его в мой кабинет, пока меня там не было? Это был удачный ход. Все поверили, будто это я его убил. Верно, Энни?

– Нет, никогда… – прошептала Анна, качая головой и не сводя с него пристального взгляда. – Я никогда в это не верила.

Она еще больше побледнела, увидев, как презрительно и злобно скривились его губы.

– Это чистейший вздор, – отмахнулся О’Данн.

– Вот чего я никак не могу понять, так это зачем вы убили моего брата, – вновь заговорил Броуди несколько секунд спустя.

– О, ради бога…

– Он был вам нужен. Вы оба нуждались друг в друге.

– Я его не убивал!

– Неужели вам просто захотелось прикарманить все деньги? А может, вы решили заткнуть ему рот, чтобы он не смог вас выдать? Ведь именно поэтому вы убили Доуэрти. Только было уже слишком поздно. Вы опоздали ровно на час.

Теперь уже пот катился градом со лба Эйдина. Он промокнул лицо, потом спрятал платок обратно в карман.

– Вы глубоко заблуждаетесь. – Он оглянулся на Анну. – Вы же не верите во всю эту чушь?

Она промолчала.

– Это вы наняли двух головорезов в неапольском порту, разве не так? – безжалостно гнул свое Броуди. – И что они должны были сделать? Не дать мне попасть на «Утреннюю звезду»? Это дело они провалили. Вы наняли пару недоумков, друг мой. Они убили Билли вместо меня и чуть было не прикончили вас самого.

– Это ложь, я никого не нанимал! Анна…

– А что покажут записи мистера Доуэрти, Эйдин? – внезапно спросила она с опаской. – Как насчет той голландской компании, которая якобы купила «Утреннюю звезду»? Мартин ездил туда в апреле. Он действительно туда ездил, или компания существовала только на бумаге?

84
{"b":"11409","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Марсианские хроники. Полное издание
Бумажные призраки
Мастер и Маргарита
Шестое чувство. Незаменимое руководство по навыкам общения
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Тихий уголок
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть вторая
Сбывшееся желание