ЛитМир - Электронная Библиотека

Странно все это, подумал я уныло той частичкой сознания, которая по-прежнему принадлежала мне.

Пройдя короткий темный коридор, я отворил еще одну дверь и очутился в небольшой комнатке, где на столах лежали непонятные, но смутно знакомые предметы.

А еще был запах. Запах, который и привел меня сюда. Запах, который разбудил меня. Запах, который я жаждал услышать, уловить, втянуть полной грудью.

Запах крови.

В помещении было абсолютно темно, но я все видел предельно ясно. Вот столы для разделки мяса, на них лежат неочищенные, немытые ножи, топоры, пилы, колья и прочие ужасности. Прямо мечта вивисектора, а не разделочная, промелькнула у меня мысль. Я чувствовал себя абсолютно другим человеком. Даже не человеком, а существом, стоящим над человеком. Я чувствовал упоительное веселье, был буквально пьян им. Хотелось петь матерные песни и ругать правительство. Хотелось станцевать на разделочном столе чечетку или канкан, а потом шутки ради нагадить на него. Хотелось поделиться своей радостью и демоническим весельем с толстым мясником, после чего оторвать ему башку, будь мясник на месте в такое позднее время.

Хотелось завыть, в конце концов, и вонзиться зубами в свежую, трепещущую, теплую плоть.

Потому что я чувствовал себя вампиром.

Я безошибочно отыскал большой таз, до краев наполненный густой, почти черной кровью. О, я дрожал от возбуждения, как в ту ночь, превратившую меня в вампира. Я нагнулся над тазом и в абсолютной темноте на гладкой поверхности кровавой лужи увидел свое отражение: пылающие красным глаза и идущий из них зеленоватый туман, оскалившиеся, неправдоподобно большие клыки, бледная кожа. Это был я, вампир Сергей, которому наплевать на все, потому что я – вампир. Не человек, а над-человек, не тварь дрожащая, но право имеющий, как у Достоевского.

Я опустил лицо в кровь и стал жадно поглощать ее. Я хлюпал и хрюкал, как настоящая свинья, и это лишь еще больше забавляло меня. Я ощущал невероятный прилив сил, и чтобы не лопнуть от натуги, открыл глаза. Открыл глаза, погруженные в густую кровь и увидел грязное дно посудины. Но мне было наплевать на грязь, ведь вампиры не болеют, разве что с похмелья.

Я мельком вспомнил о Светлане и тут же забыл ее. Я ничего не боялся и чувствовал себя королем этого поганого тленного мирка. Я был на пике наслаждения и мечтал навсегда остаться там.

Я бы, наверное, захлебнулся в этой крови, но внезапно открывшаяся дверь заставила меня прекратить трапезу.

– Эй, ты! – крикнул кто-то. – Ты что тут делаешь, сука? А ну пшел вон!

Я резко развернулся и увидел одного из охранников. В руке он держал резиновую дубинку.

Он, ясен перец, тоже заметил меня. Может быть, заметил не полностью, но пылающие огнем глаза – точно. Испугавшись, он икнул и попытался шагнуть назад, но я в мгновение ока встал за его спиной и с невероятной силой швырнул его вглубь комнаты.

Я хотел пойти и добить охранника. Именно добить – ногами или руками, – а не кусать, но едва сделал шаг, как за спиной раздались щелчки предохранителей.

– Стоять!

Голос был знакомым. Я развернулся и увидел Светлану, держащую в вытянутых руках свои страшные серебряные пистолеты. Она, в свою очередь, увидела мое лицо, залитое кровью, и неподвижное тело в углу и прищурилась. Я видел, как ее пальцы начинают нажимать на спуски, и внезапно сознание мое просветлело, ушел дурман и всякое чувство эйфории.

Я едва слышно прохрипел:

– Не кусал!

Сказал как можно короче, чтобы успеть до выстрелов.

И успел.

И упал на колени.

И организм стал выбрасывать наружу литры выпитой животной крови, пока я корчился в судорогах, а из глаз текли слезы.

Светлана, не сводя с меня прицелы пистолетов, дошла до лежащего ничком охранника. Я не видел, что она там делала, но вдруг почувствовал, как меня с силой подняли на ноги.

– Пошли, бедолага! Нам пора сваливать!

Она убрала оружие и, схватив меня за рукав плаща, потащила коридорами к черному ходу, а позади слышались возбужденные голоса работников супермаркета.

Я покидал всю свою одежду в стиральную машину, по старой привычке глянул в зеркало и прошел в комнату.

– Не представляю, как теперь бриться буду. Отражения ведь нет!

– Тебе не надо бриться, стричь волосы или ногти. У вампиров все это не растет.

– Серьезно? А удобно! Кстати, как я выгляжу хоть?

– Нормально для среднестатистического вампира. Стрижка короткая, спортивная, физиономия выбрита, ногти подстрижены. Не зря ты следил за своей внешностью.

Я угостил Светлану пельменями, предложил минералки. Она больше не казалась такой чопорной и холодной, какой я ее увидел впервые. И не была грозной, готовой в любую минуту продырявить тебя пулями, вылитыми из чистого серебра. Хоть я видел ее всего лишь второй раз в жизни, но мне отчего-то казалось, что мы знакомы много лет.

– Спасибо, что не убила меня, – тихо сказал я.

– Пожалуйста. Но впредь будь осторожен.

– Жажда застигла меня врасплох. Я ничего не мог поделать.

– Такое бывает у молодых вампиров. Когда не умеешь контролировать инстинкты, то часто срываешься.

Я кивнул, соглашаясь. Не мог я без ужаса вспоминать то, что произошло в подсобных помещениях супермаркета. И как я теперь буду ходить туда за покупками?

– Ты и в самом деле не отступала от меня ни на шаг.

– Таков мой долг.

– Скажи, ведь ты можешь убить меня в любой момент – тебе это позволяют правила – и отправиться отдыхать. Почему ты не делаешь этого?

– Зачем убивать только ради убийства? Ты все еще имеешь шанс вновь стать человеком, и я не собираюсь забирать его у тебя. Ты стал жертвой другого вампира, который теперь обязательно должен ответить за свой поступок, и твоей вины в этом нет.

Я почувствовал новые приступы тошноты, и попытался заглушить их минералкой. Отчасти это получилось.

– Свиная кровь на девяносто шесть процентов сходна с человеческой, – сообщила Света. – Но ты пил старую, загустевшую кровь, которая вряд ли может утолить настоящий голод.

– Откуда ты знаешь, что то была кровь свиней?

– Я различаю кровь по запаху. Если бы тогда я почувствовала человеческую кровь, то непременно изрешетила бы тебя. И, кстати, я почувствовала ее, но очень слабо. Наверное, охранник расшиб голову о стену.

Меня опять затошнило, и чтобы не произошло конфуза, я ретировался в туалет. Через несколько минут я вернулся и спросил:

– Я нашел в интернете сведения, что вампиры делятся на кланы. Это правда?

– Да, кланы действительно существуют, но в основном в Европе и Соединенных Штатах. В России есть только два клана: Оурос и Негельнос. Оурос контролирует Центральную Россию и прочие территории к западу от Урала, а Негельнос – земли к востоку.

– И какой из них сильнее?

– Они примерно одинаковы по силе и составу.

– А почему же вампиры делятся на кланы?

– Главная причина – сохранение сферы влияния. Ни один клан не потерпит вторжения на свою территорию пришельца. Другая причина – расхождения в оценке действительности. Члены Оуроса более агрессивны и опасны, чем сибирские соседи, и не терпят никаких союзов, зато вторые прекрасно ладят с местными бандами оборотней.

Я поперхнулся непонятно чем.

– Оборотни тоже существуют?

– Ага.

– Так, может быть, и другие демоны существуют?

– И другие существуют. Есть демоны такого уровня, что тебе и не снилось. Вампиры по сравнению с ними – жалкие тараканы.

Мне на миг стало страшно от ее слов.

– Можешь рассказать поподробнее? – попросил я.

– Думаю, тебе это знать необязательно. Даже у вампиров психика подвержена деструкции.

Настаивать я не стал, а просто отхлебнул минеральной воды и прополоскал рот. На зубах по-прежнему оставался противный вкус рвотной массы.

Неожиданно затрезвонил мобильник, и я тут же вспомнил, чем сегодня собирался заняться. Как же я мог забыть! Ведь Макс полночи прождал меня у «Носферату»! Когда я извлек-таки мобильник из кармана старых трико, то увидел, что звонит именно Макс.

12
{"b":"1141","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Сломленные ангелы
Перстень Ивана Грозного
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Величие мастера
Рой
Невеста Черного Ворона
Запад в огне
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их