ЛитМир - Электронная Библиотека

Я посмотрел на Светлану. Она смотрела на меня. Я не собирался ей говорить о своих планах, касающихся той трижды проклятой девки, которая меня укусила и превратила в вампира.

– Ты ответишь или нет?

Я поднес трубку к уху.

– Да.

– Сергей, твою мать! Что приключилось на этот раз?

– Неудачно сходил за покупками, – пошутил я.

– Слушай, времени половина четвертого. Тебе не кажется, что ты немного запаздываешь?

Я не спускал глаз с охотницы и гадал, способна ли она слышать голос моего друга. Черт их знает, этих адептов Ордена Света.

– Макс, я сейчас не могу говорить. Давай завтра встретимся.

– Чего? Сергей, ты…

– Поезжай домой и спи спокойно. Завтра поговорим.

– Но…

Я не стал более искушать судьбу и положил трубку. Если Светлана могла слышать наш разговор, ей незачем знать о клубе «Носферату».

Хотя, конечно же, рано или поздно она узнает.

– Еще пельмешек? – с улыбкой спросил я.

ГЛАВА V

Если вы захотите расслабиться —

Заходите к нам, вам понравится!

«Руки Вверх».

Весь следующий день я проспал, не в силах заставить себя что-либо делать. Шторы надежно отгораживали мою комнату от неприятного солнца, которое с каждым новым днем доставляло мне все больше неприятных ощущений, окажись я на его лучах. Дискомфорт, связанный с процессом мутации, почти прошел, что, с одной стороны, не могло не радовать, но с другой – я начинал чувствовать в себе вампира. Именно чувствовать, и никак иначе. Проснувшись, я первым делом обдумал недавнее происшествие в супермаркете: если жажда крови настолько сильна уже через несколько дней после инициации, то вряд ли мне суждено протянуть те обещанные полгода, о которых говорила Света.

Кстати, я проанализировал этот вопрос. Возникли новые вопросы. Например, почему это я должен бояться охотницы? Конечно, серебряные пули почти наверняка смертельны для меня, но все-таки какого черта мне раболепствовать перед этой девчонкой? Этой ночью мы мирно сидели на кухне за поздним ужином (или ранним завтраком – кому как нравится) как совершенно нормальные люди. Почему-то мне казалось, что, будь на то моя воля, я мог бы с легкостью расправиться со Светланой, убить ее одним движением. Можно даже попытаться ее…

Но об этом думать пока рано, остановил я себя.

В конце концов, Света искренне желает мне добра. Она сразу сказала, что вправе покончить со мной, но не сделала этого даже тогда, в разделочной. Хотя, если посмотреть на это с другой стороны, то зачем ей эта суета? Зачем она пристально следит за мной, ждет неверного шага? Зачем, наконец, подвергает опасности жизни людей?

Сколько я ни думал, не смог найти ответов. Жизнь моя внезапно стала настолько непредсказуемой, бурной, как штормовое море, что даже мысли не могли подчиняться сознанию и бежали в том направлении, в котором заблагорассудится.

Испив чаю, я связался с Максом. Пришлось долго извиняться перед ним за вчерашнюю неявку и придумывать причины сего. Я ничего не сказал о Светлане и об Ордене Света, растящем убийц вампиров, потому что помнил слова охотницы: чем меньше Макс будет знать о потустороннем, тем ему же будет лучше. Я не мог не согласиться с этим.

Мы договорились встретиться у клуба «Носферату» ровно в полночь, и на этот раз мне пришлось торжественно поклясться, что обязательно явлюсь на встречу.

Готовясь к походу, я обдумал варианты того, где может быть Светлана. Она не может неусыпно следить за мной и обязательно должна спать, отвлекаться ради еды и прочих человеческих нужд. Учитывая специфику ночного образа жизни вампиров, можно сделать предположение, что охотники на кровососов, скорее всего, ведут точно такую же жизнь. За исключением сосания крови из бедных людей.

Охотники должны постоянно контролировать вампира, но сам вампир, как и человек, нуждается в отдыхе, в простой пище, в укрытии от солнечных лучей и ненужных взглядов. Естественно, вампир предпочтет ночное бодрствование и дневной сон. Утро для него будет служить тем же, чем вечер служит для человека, и наоборот. Охотник выберет аналогичное расписание: днем отдыхает, вечером приступает к выполнению обязанностей. Видно, что проще всего уйти из-под наблюдения именно в дневное время, когда охотник менее бдителен.

Я подумал с сожалением, что слишком поздно сделал такие очевидные выводы. Действительно, если мне не хочется вводить Светлану в курс своих дел и планов, то мне стоило уйти днем. Сейчас на дворе уже начинало смеркаться.

Я осторожно осмотрел двор из окна кухни, потом сделал то же самое из гостиной. Ничего подозрительного вроде припаркованных незнакомых фургонов, темных фигур в плащах или наблюдательных пунктов на крыше я не увидел. Пройдя в спальню, которая, к удаче, располагалась по другую сторону дома, я осмотрел и соседний двор, но вновь ничего не обнаружил. Я понятия не имел, как и откуда Света могла наблюдать за моими перемещениями, но отчего-то твердо знал, что, выйди я из подъезда, она тут же будет это знать.

А мне было необходимо покинуть квартиру незамеченным. Но как?

Ответ пришел сам собой: лучший вариант избежать слежки – воспользоваться крышей. Крышей дома, если быть более точным.

Я одел не особо тщательно поглаженные джинсы, водолазку и плащ. Одежда уже успела высохнуть после стирки, и кровавых следов на ней не осталось. Вот что значит хороший стиральный порошок вкупе с машиной-автоматом! Приникнув ухом к входной двери, я долго слушал. Ничего кроме бытовых звуков не различалось. К слову, я обнаружил, что мои чувства весьма обострились, именно поэтому я в первый свой выход на улицу так болезненно перенес шумы подъезда, но теперь научился более или менее контролировать себя. Обоняние, зрение, слух, осязание – все эти чувства поднялись на новую ступень развития, заставляя меня испытывать чувство захлебывающегося восторга. Не каждый день обнаруживаешь у себя способность слушать сквозь железобетонные стены, видеть в темноте, чувствовать запах человека на расстоянии в несколько сотен шагов…

Удостоверившись, что в подъезде никого нет, я осторожно вышел наружу. Дверь в квартиру закрывать на ключ не стал – просто прикрыл. Конечно, на двери не написано, что эта квартира служит склепом для новообращенного вампира, но отчего-то верилось, что незваных и нежелательных гостей в мое отсутствие не предвидится. От яркой лампочки на лестничной клетке я сощурился и тут же извлек из кармана солнцезащитные очки. Надо будет не забыть вывернуть все лампочки к ядреной фене.

Легкой и бесшумной поступью я направился вверх по лестнице, пока не достиг последнего этажа. Взявшись за железные перекладины, я пополз к люку, ведущему на крышу, но открыть его не сумел: на петлях висел замок, который я, естественно, не заметил.

А еще вообразил себя крутым вампиром, в легкую уходящим от преследования…

Впрочем, времени расстраиваться у меня не было. Припомнив недавний эксперимент с выдергой, я поудобнее схватился за замок и что есть сил дернул его вниз. Вначале ничего не произошло, и тогда я повторил попытку. С легким звоном ушко замка треснуло, и его часть упала на пол. По подъезду пролетело эхо. Я замер, превратившись в слух, но больше ничего не слышал. Поднял люк и выскочил на чердак, а оттуда – на крышу.

Вокруг, насколько хватало глаз, простирались точно такие же крыши, на какой стоял я, обильно засеянные антеннами и грибами вентиляций. На западе затухала заря, на востоке поднималась луна, вошедшая в последнюю четверть. Небо было безоблачным, а воздух свеж, насколько он может быть свежим в огромном мегаполисе.

Я, пригибаясь, тенью пробежался вдоль по крыше, пока не оказался в другой части дома. Отсюда до моего подъезда было не меньше сотни метров, и если удастся открыть очередной люк, то вполне реально уйти незамеченным. Пронеслась мысль, а не попытаться ли перепрыгнуть на крышу соседнего дома, ведь это даст еще большую гарантию? Пронеслась и утонула в небытии, потому что я трезво глядел на жизнь и свои способности: я не кинематографический Блэйд и уж тем более не Бэтмен, я не могу позволить себе роскошь многометровых прыжков по десятиэтажным зданиям. Меня останавливал не столько страх – вампиры должны быть бессмертными, и падение с большой высоты не должно их убивать, – сколько нежелание нелепо выглядеть в момент жесткого приземления и сразу после него. Как бы там ни было, а во дворах еще полно народу, и картина рухнувшего непонятно откуда человека в плаще может вызвать нежелательные пересуды, тем более если этот человек преспокойно поднимется и зашагает по своим делам.

13
{"b":"1141","o":1}