ЛитМир - Электронная Библиотека

Я велел ему закрыть дверь, а сам ветром пронесся по квартире, пока в зашторенной комнате не увидел ее.

– Надо же, какая неожиданная встреча! – надменно сказала девушка. Она сидела в кресле напротив меня, голая, положив ногу на ногу. Улыбка на ее лице казалась кровожадной. Впрочем, других улыбок вампиры делать не умеют. – Хотя я предполагала, что ты рано или поздно замаячишь на горизонте вновь.

Я не знал, как поступить дальше, потому что хоть и готовил себя к этой встрече, но, как оказалось, был совершенно не готов. Не найдя ничего более подходящего ситуации, я театрально изрек:

– Готовься к смерти!

Ответом мне послужил откровенно издевательский смех.

– Ой, боюсь-боюсь, Бэтмен!

Она хохотала с таким воодушевлением, что я еще больше растерялся. Попробовав сделать шаг, я остановился, услышав ее слова:

– А зачем, собственно, ты пришел сюда? Разве тебя не устраивает твоя новая жизнь?

– Ты осмелилась назвать это жизнью?

– Позволь, но разве ты мертв? Ты дышишь, ешь, спишь, думаешь, желаешь, двигаешься. Ты вполне живой, здоровый и симпатичный молодой человек!

– Меня сделали вампиром против моей воли!

– Обычно так и происходит, – махнула она тонкой ручкой. – Зато теперь ты почти бессмертен, силен и можешь делать все что хочешь.

Мои колебания все возрастали. Я упустил шанс быстро расправиться с бестией, и теперь мялся на входе в комнату, вглядываясь в мрак.

– Я не хочу быть вампиром! Я хочу снова стать обычным! – Я повысил голос и почти прокричал последние слова.

– Поверь мне, душка, быть вампиром – не самая плохая участь. Но если ты боишься, то всегда можешь воткнуть себе в сердце осиновый кол. – Она снова нагло рассмеялась.

– Чего же мне бояться? Охотников?

– О! Ты уже в курсе? Ну хотя бы охотников. Такие сопляки как ты поддаются ласковым уговорам светлых орденоносцев, их советам вроде «Не убий», «Не укради чужую кровь» и так далее – ты меня понимаешь. Если ты перестанешь быть сопляком и по-настоящему прочувствуешь всю древнюю силу, данную тебе почти безвозмездно, то убедишься: вампиры – это высшая каста. Жалкие людишки не смогут сравниться с ними! К слову, с чего это ты решил меня убить? Разве тебе не понравилась та ночь?

– Я не желаю быть вампиром и убью тебя!

Господи, ее смех начинал действовать мне на нервы с такой силой, что я, кажется, снова прокусил себе губу.

– Глупенький, ты решил, что моя смерть изменит тебя? Поверь, это не так.

– Я не собираюсь верить той, которая забрала все что у меня было!

– Да я забрала-то почти ничего! Подумаешь, пара грамм семенной жидкости…

– Что? – В виски мои ударила кровь. Я на мгновение потерял контроль над собой, но быстро спохватился, хотя ощущал сильный, почти непреодолимый гнев. Я шагнул к ухмыляющейся девице, приготовился рывком прыгнуть на нее, и тут заметил перед собой… Макса!

Сначала я не понял, как он мог оказаться позади девушки, тем более что комната не казалась настолько великой. Но потом до меня дошло… Я резко рванул в сторону, сграбастал девицу в свои руки и поднял над полом. Ее отражение в зеркале нелепо болталось в воздухе, ни на что не опираясь.

– Что это значит? – почти дьявольски прорычал я.

Девушка не выглядела испуганной и продолжала улыбаться, но я отбросил ее в угол, как только услышал голос позади себя:

– Это значит, дорогой мой коллега, что она не вампир. – В проеме стоял тот самый парень, которого я отправил в полет через коридор. Он стоял позади Макса и крепко держал его за плечи. – Я думал, тебе понравится твоя новая сущность, но ты оказался тряпкой.

Вампир горько сплюнул, покрепче ухватил моего друга и показал свои клыки – белые, длинные, как у акулы. Я испугался за жизнь Макса и хотел освободить его, но вампир покачал головой:

– Не рыпайся, дружок. Тебе ведь не хочется, чтобы этот человек пострадал?

– Тронь его, и ты труп! – прошипел я, сам пугаясь собственному гневу.

– В некотором смысле я и есть труп, – осклабился упырь. – Зато если ты осмелишься напасть на меня, то ждать тебе таких проблем, какие не сделают тебе даже охотники!

– Выйди на честный поединок, трус! – Я потряс кулаками. – Выйди и сразись как мужчина, не прячься за заложником!

– Трусов здесь двое: ты и твой приятель-человек. А драться с тобой мне западло.

– Отчего так?

– Что ты знаешь о поединках вампиров, салага? – вопросом на вопрос ответил мне упырь. – Ты всего лишь жалкий кусок дерьма, хотя я думал, что будешь достойным членом нашей братии. Ты червь и скоро сдохнешь от пули светлых! Я последний раз предлагаю тебе переосмыслить свое положение и присоединиться к нам! Поверь, вампиры – очень дружный и неплохой народ, если с ними не воевать.

– Не заговаривай мне зубы, упырь! – рычал я. – Отпусти его!

Лицо вампира сделалось печальным, и он покачал головой:

– Тогда я попытаюсь вразумить тебя другим путем.

Я сначала не понял, что происходит, но когда понял – было уже поздно. Вампир острыми как лезвия зубами впился в шею Макса, и челюсти его несколько раз быстро сжались. Я подскочил к другу вплотную и успел подхватить его на руки, прежде чем упырь вырвал из его шеи большой кусок плоти, взвыл точно матерый волк и выпрыгнул в окно, превращая стекло в мелкую гальку.

Я опустил тело друга на пол, попытался оказать первую помощь, но все мои старания ограничивались кряхтением и причитаниями. Я не знал, что делать. Я не знал, как остановить хлещущую кровь. Я терял друга на глазах. И стал искать телефон…

– Расскажите мне, как все было на самом деле.

Толстый лейтенант в грязной милицейской форме лениво просматривал протокол допроса. На потолке горела стоваттная лампочка в пыльном оранжевом абажуре, из открытой форточки доносилось стрекотание сверчков. Лейтенант сидел у огромного несгораемого шкафа, отгородившись от меня заваленным бумагами и разным мусором письменным столом.

– Я вам уже два раза рассказывал, как все было на самом деле. – Нервозность во мне совсем не сошла на нет, а наоборот вскипала еще больше от идиотского допроса, устроенного мне в отделении милиции.

Когда я в квартире проклятого упыря нашел телефон, то сразу же набрал номер «скорой». Пришлось говорить, что вызов очень экстренный, что человек с прокусанной шеей умрет в любую секунду. Бригада медиков подъехала быстро – больница располагалась, как выяснилось позже, в соседнем квартале. Естественно, медики побеспокоились вызвать и милицию, как обычно бывает в таких случаях. Макс в карете «скорой помощи» отправился в больницу, а я в сером «уазике» – в отделение.

– Так расскажите в третий раз, дорогой!

– Послушайте, у меня нет времени на ваши шутки! У меня есть неотложные дела!

– Дела! – издевательски повторил лейтенант. – Дела у него! А знаете ли вы, что вам грозит обвинение в незаконном проникновении в квартиру?

– Меня туда пригласили. – Я наспех придумал себе легенду и теперь твердо ей следовал. К счастью, девушка, которую я принял за вампира и которая на самом деле таковым не оказалась, исчезла вместе со своим дружком, и других свидетелей произошедшего у милиции не было.

– Девушка?

– Девушка.

– И куда же она подевалась, ваша девушка?

– Откуда мне знать? Когда собака накинулась на моего друга, мне было некогда следить за ее перемещениями.

Лейтенант пожевал губы, достал из лежащей перед ним пачки сигарету и вставил ее в рот.

– Я бы попросил вас не курить, – сказал я, но он проигнорировал мою просьбу и закурил. Едкий, удушливый дым тут же заполнил весь кабинет, и мне стало дурно.

– Странная все-таки история, – задумчиво протянул мент. – Вы пришли в гости к девушке, у которой была собака. Как только вы вошли, собака накинулась на вашего друга, после чего выпрыгнула в окно. А девушка таинственным образом исчезла.

Я молча смотрел перед собой, подавляя приступы тошноты от дыма. Мне, честно говоря, было все равно, что думает этот жирный лейтенант, и я собирался в самом скором времени уйти из отделения. Если потребуется, то уйти с боем.

17
{"b":"1141","o":1}