ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Текст
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Неоконченная хроника перемещений одежды
Девичник на Борнео
Расколотые сны
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Найди точку опоры, переверни свой мир
Метро 2035: Ящик Пандоры

Я махнул рукой:

– Ладно, оставим пока эту тему. Теперь меня интересует вопрос питания.

Девушка ответила сразу. Значит, ответ был давно приготовлен, и, вероятно, кем-то другим:

– Пока ты будешь жить рядом с вампирами, тебе разрешат… использовать людей. В разумных пределах, конечно же!

– А после? После завершения операции?

– Этот вопрос мы решим позже.

Я нащупал дверную ручку и отпер дверь. Выходя, через плечо сказал:

– Какое вы, к дьяволу, несете добро, если кидаете простых людей на растерзание зверью.

Перед тем, как захлопнулась дверь, я мог слышать ответ Светланы:

– На войне приходится чем-то жертвовать! Ради большой победы…

Я сплюнул на асфальт – слюна все еще окрашивалась в розовый. Начался мелкий дождик, противный осенний дождик, который никогда не проходит сразу, а затягивается на несколько дней. Подставив каплям лицо, я несколько минут недвижимо простоял так, а потом исчез в полумраке подъезда.

Лампочки я вывернул несколькими днями ранее…

«И выходили они днем из домов своих с кольями и крестами и хотели поймать они Познавшего Кровь. И блуждали они в неведении, ибо не знали, что среди них есть те, кто служит Познавшему и рабы Познавшего прятались среди суетных обывателей и сбивали их с толку и неправильно указывали дорогу, и когда наступала ночь, не успевали они спрятаться под крыши домов своих и слышали посреди леса смех Познавшего Кровь, и приходил Он, и рабы его поклонялись ему. И смеялся он, и сходили с ума люди, а последнему, сохранившему разум, велел Познавший привести самую красивую девушку деревни, ибо велика была их вина перед Познавшим, так как хотели они найти его дневное убежище, иначе, пригрозил Познавший, он придет ночью в деревню и шаги его будут шагами самого Ужаса, касания его будут касаниями Вечности, а глаза его будут глазами Древних, кто спит там, где им раньше приносили жертвы.»[2]

«И выбрали они самую прекрасную девушку деревни и оставили ее там, где Он сказал, и когда ночь спустилась над миром и волки пели Песнь Охоты, пришел Познавший Кровь, и снял он с нее одежды и овладел ее девственным телом, и пил Он ее кровь, и рвал острыми как бритвы ногтями ее белоснежную кожу, острыми клыками жевал ее еще бьющееся сердце, и крики ее разносились над тем местом, где когда то поклонялись Древнему Ужасу.

Услышал спящий глубоко под землей Зверь крики и почувствовал просочившуюся сквозь землю кровь девушки, лишенной девственности страшным и древним обрядом, и проснулся Зверь и поднялся, вздыбив землю под свет Ночного Солнца. И оторвался Познавший Кровь от окровавленного куска мяса, бывшего когда то самой прекрасной девушкой этой местности, и пошел навстречу Древнему Зверю, и улыбался он, и от этой улыбки вяли листья и цветы, и неведомые бездны смотрели из его глаз.

И сразился он со Зверем. Разразилась в ту ночь страшная гроза, и поднялся ветер, перешедший потом в смерч, что выламывал деревья с корнем. И в центре этого вихря бился Познавший Кровь с Древним Зверем, и повалил он Зверя, и стал пить его кровь, насыщаясь неведомой мощью. Отгремела гроза, наступил день, и ушел Познавший Кровь, став еще могущественней, а истерзанный труп девушки получил новую жизнь, так как в нем было семя Познавшего Кровь, и превратилась она в кошмарную тварь, что еще долго пила кровь окрестных людей.»[3]

«И однажды обратил свой взор Познавший Кровь на людей, что воевали. И пришел он в одну из армий, что терпела поражение, и прошел прямо в шатер военачальника, никто не посмел его остановить. Долго смотрел Познавший на обрюзгшее лицо того, кто когда-то правил миром, и думал, что особенного в этой голове, подчинившей себе столько голов. И к утру отвратил он свой взгляд от головы полководца, что лежала на столе, и вышел он к воинам со словами: „Я буду вашим правителем, я приведу вас к победе!“ И повел он свою малочисленную армию на несметное войско, и шел впереди Познавший Кровь, а демоны Бездны смеялись вместе с ним. И прошел он сквозь вражеское войско как нож сквозь масло, и разрывал он воинов голыми руками, и рвал их клыками и пил их кровь, что ручьями текла в этот день. И его воины воодушевившись, пошли за познавшим и рассеяли вражеское войско, и многие по его примеру пили кровь и ели сырое свежее человеческое мясо. С удивлением поняли они, что это придало им сил, и восславили они Познавшего, а он смеялся смехом безумца, который познал суть разума. И повел он их дальше, и брали они штурмом города, и реки крови текли по улицам, где воины Познавшего Кровь утоляли свой голод.

И создал он Великую Империю, его армии покоряли чужие страны. И вот однажды пировал Познавший Кровь в своем тронном зале, когда к нему пришел какой-то старик. Седой старец с безумным взором долго смотрел, как Познавший перегрызает горло юной красавице, как жадно пьет кровь и как отбрасывает ее прочь, насытившись, своим рабам. «Почему твои слуги совокупляются с мертвой девушкой?» – спросил, содрогнувшись, старик. «Таким образом, – ответил Познавший, – они совокупляются с Вечностью». «Я видел много таких обрядов на улицах города, и этот не самый ужасный. Зачем ты сделал это, о, Проклятый? Зачем создал Империю Зла, где люди превратились в демонов. Я видел, как родители пьют кровь своих детей, как дети едят своих братьев и сестер. Неужели ты думаешь, что так они познают Кровь?» «Нет, – ответил Познавший, – я просто показал им, как можно жить другим способом. Ваш мир не менее жесток, но свою жестокость вы прячете внутри. У всех этих людей внутри Зверь, сейчас он просто вышел наружу. Кто ты, старик, что не боишься задавать мне такие вопросы?» «Я пророк, посланец Богов, что ужаснулись твоим деяниям». «Нет! – расхохотался Познавший Кровь, – ты не пророк, ты один из этих Богов, которому просто стало любопытно». И долго смотрел Познавший Кровь в глаза Древнего Бога, пока не рассмеялись они вместе, и от смеха этого содрогнулись небеса. И схватил Древний Бог, которому раньше поклонялись как покровителю добродетели, первую попавшуюся рабыню, и вырвал ее печень, и съел ее, и разломил ее череп и выпил ее мозг, не переставая смеяться, и овладел он затем ею всеми возможными способами. Проделал он такое с несколькими десятками рабынь, а Познавший Кровь сидел напротив и смеялся над своей самой удачной шуткой, над Древним Богом, попавшимся на тот же крючок, что и поклоняющиеся ему люди. И продолжая улыбаться, встал Познавший Кровь и вышел из тронного зала. Покинул Империю, чтобы никогда больше в нее не возвратиться, оставив безумного Бога в безумной земле, ибо не дано им было познать Кровь».[4]

«Однажды шел Познавший Кровь по древним забытым подземельям, куда не смела ступать нога человека, и услышал он стон где-то вдалеке, и еще проплутав немного под мрачными сводами тоннелей, вырытых не людьми, наткнулся он на человека, прикованного к горящей жаровне. Браслеты цепей внутренними шипами впивались ему в руки, тело представляло одну сплошную рану, было непонятно как он жил. „Кто ты?“ – спросил Познавший Кровь. „Я познаю боль, – прохрипел в ответ человек. – Уже тысячу лет корчусь я тут, а мои слуги изобретают, все более изощренные пытки, но самые кошмарные из них я переношу и так и не достигаю просветления. Я не могу пойти по пути познавшего, так как нет мучений, что пробудят Познание во мне“. „Так тебе нужна самая страшная мука, чтобы познать Путь? – усмехнулся Познавший Кровь. – Нет ничего легче! Вот что я тебе скажу: столетия пыток и мучений были напрасны, сейчас я убью тебя, и ты никогда не познаешь, то, что хотел познать“. „Нет!“ – закричал человек и каменное эхо еще долго гуляло под сводами пещеры, но Познавший Кровь приближался, чтобы убить его, и в этот короткий миг лишь на доли секунды, пока рука Познавшего Кровь не отрезала ему голову, человек наконец достиг того, к чему стремился сквозь годы мучений, он Познал Боль и умер с блаженной улыбкой на устах, а Познавший Кровь пошел своей дорогой».[5]

вернуться

2

Апокрифическое (не признанное Церковью) евангелие от Ламии, гл. 6, ст. 7:3.

вернуться

3

Евангелие от Ламии, гл. 6, ст. 7:4.

вернуться

4

Евангелие от Ламии, гл. 7, ст. 1:5.

вернуться

5

Евангелие от Ламии, гл. 3, ст. 3:9.

20
{"b":"1141","o":1}