ЛитМир - Электронная Библиотека

Что-то в ее голосе заставило меня смягчиться. Я больше не хотел причинить ей морального вреда и убрал наглое выражение со своего лица. Я вновь сел на диван.

– Мы хотим уничтожить вампиров с одной единственной целью – чтобы не страдали невинные люди, как ты, – продолжила девушка. – Борьба против них ведется по всему миру, ведь вампиризм – болезнь, вирус, проклятье, и наша задача заключается в выведении этой заразы. Больно видеть, как простой человек, не провинившийся ни перед Богом, ни перед самим собой, ни перед кем-то еще падет жертвой вампира. Если бы он погибал после укуса… Но он превращается в упыря, в существо, принадлежащее Сатане, и вынужден жить навязанной ему жизнью. На мой взгляд, самое страшное преступление – это лишение выбора. Каждый должен иметь право выбрать между одним и другим, между злом и добром. Вампиры не дают своим жертвам такого права. И поэтому должны быть истреблены как можно скорее.

Рано или поздно инквизиция доберется и до тебя. Поверь, мое сердце обливается кровью от сознания того, что мы вынуждены находиться в противоборствующих армиях. Но этот мир жесток, и жестоким его сделало зло, порожденное Сатаной. Если в тебе осталась та частичка, которая есть в каждом человеке – частичка Господа, – то ты согласишься помочь нам. Как бы трудно тебе это не было. Каждому воздастся за его деяния, и – я уверена – своим благородным поступком ты искупишь грех, навязанный Тьмой, небеса не отвернутся от тебя, и по праву займешь ты свое место в Актарсисе. Заблудшая душа рано или поздно выйдет к свету, ведь Бог создал мир из света, а не из тьмы.

Я сидел и слушал девушку, плотно сцепив руки в замок. Потом сходил на кухню и вернулся с бутылкой холодной донорской крови. Мои губы были орошены ею, а в глазах горел огонек блаженства. Я выпил все содержимое бутылки, вытерся рукавом.

– Извини, Света, – сказал я холодным голосом. – Теперь жизнь мне дает Тьма. Она стала для меня светом, и она же стала для меня судьей. Я хотел бы помочь тебе, но не могу и не имею права идти против самого себя. Я вампир и, как бы не хотелось этого признавать, – боюсь. Боюсь провиниться перед Сатаной, потому что он стал моим единственным защитником. Какая разница, на чьей ты стороне, главное – оставаться самим собой.

– Но ведь ты не такой! – она вскочила на ноги, щеки ее запылали румянцем, а глаза заблестели. – В тебе говорит тьма, а не настоящий Сергей Суховеев! Все вокруг создано Богом! Все! Сатана хочет лишь уничтожить это!

– Извини, – повторил я. – Я не стану вам помогать.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: СВОЙ СРЕДИ СВОИХ

ГЛАВА VII

Допей до дна —

Теперь уже можно…

«Тотал».

Прошло уже три месяца с тех пор, как я превратился в вампира. И два месяца я был официально зачислен в их братство Оурос – клан, держащий под контролем вампиров европейской части России. За это время я узнал о вампирах больше чем за всю предыдущую жизнь, и это неудивительно, ведь я сам был вампиром и жил в их окружении. Оказывается, кровожадные упыри оказались совсем не такими кровожадными, они вообще не были сволочами в моем понимании.

Все вампиры без исключения предпочитали одеваться просто, но со вкусом. Естественно, из всех предоставленных нам природой цветов они более всего тяготели к черному, багровому и красному (но не яркому) и старались составлять свой гардероб из одежды вышеперечисленных цветов. Пестрые текстуры, грубые поверхности, кричащие оттенки – все это отбрасывалось вампирами как ненужный мусор. Зато шелк они любили так же, как и кровь. Я убедился, что вампиры не стараются максимально скрыть свое тело от посторонних взглядов и солнечных лучей. Второе объясняется просто: они существа ночи и днем не разгуливают по улицам. Зато причина первого более деликатна.

Оказывается, вампир, решив произвести на свет себе подобного, должен выбирать жертву с особой тщательностью. Старики и дети отпадают, потому что слабы. Лица с неустойчивой психикой и физическими изъянами – тоже. Носить звание «крадущегося в ночи» могут лишь мужчины или женщины, чьи физические, психические и умственные данные максимально приближены к совершенству. Кстати, это обстоятельство позволило мне слегка возгордиться самим собой!

Практически все свое время я обитал в ночном клубе «Носферату». Здесь я общался, спал, ел и питался. Здесь я наблюдал за вампирами и старался вжиться в их мир. У меня появилась масса знакомых среди вурдалаков: веселые парни, сногсшибательные девушки, даже учтивые джентльмены. Я с удовольствием общался с ними, делился воспоминаниями о своей прошлой жизни, текущими переживаниями и планами на будущее. Планов, кончено, у меня пока не было, но я с охотой выдумывал их.

Помню, как я впервые пришел в клуб не в качестве охотника за укусившей меня особью, а как блудный сын, понявший, наконец, необходимость в домашнем очаге. Это произошло через неделю после моего разговора со Светланой, заключительного разговора.

Я вошел в клуб без всяких проблем. Рядом бодро шагал Макс. Рана на его шее, оставленная упырем, полностью затянулась, и врачи выписали его из больницы на несколько недель раньше ожидаемого срока. Друг мой был совершенно здоров, жизнерадостен и весел, в отличие от меня – хмурого субъекта с тяжелым взглядом. Но мы разнились лишь внешне, а на самом деле были очень похожи, ведь мы оба не отражались в зеркалах.

Макс, как и я, стал вампиром.

Под грохот музыки мы прошли в противоположный конец дискотеки, где на возвышении располагались столики и бар. Я направился именно в ту сторону не случайно, потому что хотел кое-кого встретить. Когда мы, наконец, пробрались сквозь эпилептическое море до места назначения, я увидел искомого человека.

Точнее, вампира.

Он тоже видел нас. Более того, я был уверен, что он ждал нас. Встав нам навстречу, он крепко пожал мою руку и пригласил сесть рядом.

– Я верил, что рано или поздно ты придешь к нам, Сергей! – с жаром похлопал он меня по плечу. – Уж извините меня за тот случай. Сами понимаете, когда кто-то приходит и говорит, что убьет тебя, начинаешь нервничать.

Передо мной сидел тот самый упырь, который превратил меня и Макса в себе подобных. Именно к нему в гости мы наведывались как-то с определенной целью, но упырь успел смыться. Кстати, за соседним столиком я увидел девушку, которую еще раньше считал виновницей всех моих бед. Упырь проследил за моим взглядом, хлопнул в ладоши и подозвал ее.

– Кстати, познакомьтесь. Это Наташа.

Я кивнул и сказал, не вставая:

– Прости, что в тот раз швырнул тебя.

Что говорить, я был сама учтивость!

– Ничего, я не обиделась. – Она улыбнулась мне, и я с удивлением обнаружил, что характерных для вампира клыков у девушки нет.

– Но я забыл вам представиться! – засмеялся упырь. – Ах, какой же я невоспитанный!

По-моему, его последнее восклицание в какой-то мере относилось и ко мне, но я предпочел проигнорировать.

– Итак, меня зовут Игорь. Ваши имена я уже знаю.

Пришлось еще раз обменяться рукопожатиями.

– Я рад, что вы не уподобились идиотам и решили все ж вступить в наше, прямо скажем, кровное братство. Ведь так? Отлично! Один в поле не воин, знаете ли, и нечего плыть против течения в реке из крови. Мы – вампиры – народ, на самом деле, не плохой. Конечно, мы связаны некоторыми обстоятельствами, отталкивающими простых смертных от нашего братства, но что поделать!

Как по волшебству на столе перед нами появились бокалы с чем-то красным. Я невольно насторожился.

– Я чувствую ваш голод, друзья, – сообщил Игорь. – Я с готовностью предложил бы вам собственную кровь, но, сами понимаете, она не доставит вам удовольствия. Поэтому в качестве разминки предлагаю испить этот великолепный напиток!

Мы с Максом подняли свои бокалы и синхронно принюхались. Пахло чем-то сладким, возможно, терпким.

22
{"b":"1141","o":1}