ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это не отрава, можете мне поверить! Всего лишь изысканное вино с небольшим добавлением крови. Попробуйте!

Я пригубил напиток и понял, что он действительно вкусный. Я не смог различить, что ощущалось больше: вино или кровь, но сей коктейль моментально разнесся по жилам теплой волной и снял часть сковавшего меня напряжения.

– Вкусно, – признался Макс, на секунду опередив меня.

– Ну еще бы! – улыбался Игорь. – Коктейлю по меньшей мере три тысячи лет, могу вас уверить!

Мы с другом в полном недоумении уставились на нового знакомого. Тот, рассмеявшись еще пуще, объяснил:

– Я хотел сказать, что рецепту этого коктейля три тысячи лет. На самом деле вы пьете французское вино восьмилетней выдержки с добавлением свежевыжатой, так сказать, крови.

Когда мы допили напиток, я почувствовал легкое приятное головокружение. Уж не знаю, что было причиной тому: алкоголь в вине или свежая кровь. Официантка быстро обслужила нас, вновь наполнив бокалы.

– Скажи, Игорь, а почему твоя подружка, э-э-э… – Я поводил у лица большими пальцами рук, условно обозначая клыки.

– Тебя интересует, почему Наташа не вампир? О, посмотри вокруг! Разве все присутствующие здесь – вампиры?

Игорь подозвал официантку, обслужившую наш столик, и попросил:

– Лидочка, солнышко, улыбнись нашим гостям!

Официантка подарила нам ослепительную улыбку, лишенную каких бы то ни было признаков вурдалака.

– Вампиры – слишком древняя и, будем говорить начистоту, самолюбивая раса. Мы не без основания считаем себя выше людей и не можем выполнять грязную работу вроде мытья посуды, охраны и тому подобного. Зачем, когда для этого можно привлечь людей! Лидочка, например, даже не подозревает, что работает на вампиров, как и прочий персонал клуба, за исключением, может быть, двух-трех особо приближенных лиц.

– Но как? – вырвалось у Макса.

– Всего лишь парочка наших фокусов, – отмахнулся Игорь. – Мы никогда не хотели отпугнуть от клуба простых людей. Очень удобно, знаете ли, сидеть в собственном доме и не делать ничего для завлечения жертвы – жертва сама приходит к тебе, да еще платит деньги за вход. Очень удобно!

Я вынужден был согласиться, что большая часть танцующей молодежи к вампирам отношения не имели. По крайней мере, я так чувствовал.

– И какую же работу выполняет Наташа? – спросил я собеседника.

– Тебе стоило догадаться, друг! Наташенька ищет для меня подходящих людей для… дальнейшей обработки. – Он засмеялся, обнажив длинные и сильные клыки. В отличие от меня у Игоря клыки были длинными и на нижней челюсти. – Моя милая девочка может зацепить и парня, и девушку. Но что особо мне нравится, так это ее страсть: перед тем как отдать человека мне, она заставляет его подняться на вершину сексуального возбуждения с последующей разрядкой! О, она настоящая профессионалка, когда дело доходит до постели!

Игорь привлек к себе лицо Наташи и страстно поцеловал ее в губы.

– Советую вам найти подобных спутниц. Впрочем, я сам для вас это сделаю.

Мы выпили. На столе появились блюда с едой – простые салатики, кусочки фруктов, хлеб. Игорь пообещал, что вскоре подадут шашлычок, и поспешил заверить, что мясо для шашлыка самое обычное – свинина.

– Вампиры не опускаются до людоедства! – заверил он нас.

Я еще какое-то время слушал рассказы упыря о жизни клуба «Носферату», попутно узнав, что само слово «носферату» означает «не-умерший». То есть вампир. Когда все же принесли дурманно пахнущий шашлык, я наклонился поближе к Игорю и сказал:

– У нас с Максом есть определенная проблема, от которой мы хотим избавиться.

Игорь на секунду стал совершенно серьезным, и эта перемена в его поведении меня немного напугала. Но спустя эту самую секунду он хлопнул меня по руке, подмигнув:

– Хвост?

Я кивнул.

– Орден Света, будь он четырежды проклят! Скольких молодых вампиров они погубили, жестокие убийцы! Но можете об этом не волноваться. Тот, кто приходит в наш клуб в поисках защиты, находит ее!

Больше мы не касались этой темы. Я уплетал шашлык, обильно посыпанный кольцами лука. Ни лук, ни чеснок, ни распятие в морду не приносят вреда вампирам. Глупец тот, кто верит в защитные способности этих вещей! Хотя относительно серебра – другое дело. Серебро может погубить вампира, если проникнет в его организм. Даже серебряная цепочка, которая носится на шее, для вампира опасна. Я вспомнил, что раньше носил именно серебряную цепочку с крестиком, но снял ее в первый же день своей мутации, когда залез в ванну с холодной водой. Теперь на моей шее висела цепочка из золота. Когда я покупал ее, то хотел в комплекте приобрести и крестик, но что-то заставило меня остановиться. Я считал, что для вампира будет слишком наглым и дерзким поступком носить на себе священный символ.

Мы долго сидели и разговаривали, а в перерывах между разговорами пили чудное вино и ели самые разнообразные, но весьма простые блюда. Игорь даже предложил нам покурить кальян, и мы с удовольствием согласились. Как оказалось, курение кальяна было приятным делом, в отличие от курения сигарет. Когда я хотел поинтересоваться, отчего же так, Игорь торжественно объявил:

– А сейчас, друзья мои, настало время апогея нашей ночи! Когда я предложил вам вино, то сказал, что это будет лишь разминкой, и я не врал. Приступите же к истинно своей трапезе, дети ночи!

Мы курили в специальной комнате с большим количеством невероятно мягких шелковых подушек красного цвета. И стены, и потолок этой комнаты были обиты шелком. Едва Игорь замолчал, как в комнату вошли две молоденькие девушки. Двигались они странно, словно были одурманены наркотиком.

– Утолите вашу жажду, братья! Скрепите узы, связывающие всех нас! Покажите свое превосходство над людьми и не посрамите меня перед моими друзьями, ведь именно я выбирал вам этих чудесных красавиц!

Мы с Максом оторопело переводили взгляд с Игоря на девушек и обратно. Прошло несколько минут, прежде чем события получили развитие. Игорь, немного нахмурившись, подошел к сонным девушкам и неуловимым движением разрезал им вены на руках. Затем сказал с улыбкой:

– Иногда вампир не может перешагнуть через невидимый порог, отделяющий его от предыдущей жизни. Он мучается, но мучения его достойны разве что глупца. Никто не в силах противостоять древнему инстинкту зверя.

Сказав это, упырь покинул комнату. Мы остались вчетвером: две слабеющие на глазах девчонки лет шестнадцати, тяжело дышащий Макс и я. Игорь разрезал им вены специально – теперь я знал это! Он хотел, чтобы вид и запах крови поставили точку в наших сомнениях. Чтобы мы, наконец, перешагнули порог и сделали то, что подобные нам делали веками.

– Они умирают, – прохрипел Макс, поднимаясь на ноги. – Серега, они все равно умрут!

Я прекрасно понимал, что значит его «все равно». Друг изо всех сил боролся с подступившей к горлу жаждой, противился желанию утолить ее. Я понимал это, потому что сам едва ли отдавал себе отчет в происходящем: в глазах пылали алые пятна, в ушах разразилась канонада выстрелов. Тело мое обрело собственный разум и поднялось вслед за Максом.

– Видит Бог, я не хочу этого! – прошептал я так тихо, что никто кроме меня не смог бы услышать слов, даже Бог.

Девчонки тем временем от потери крови упали на колени, но продолжали молчать. Не знаю, что за наркотик дали им, но он сковал лишь тела. Я решил так, потому что мог видеть ужас, проникший в их сердца. Глаза юных созданий смотрели на нас широко и роняли крупные слезы.

Они понимали, что умрут!

Боже…

Я был не в силах более смотреть на страдания девушек и не в силах противиться голоду. Не знаю, что послужило доминирующим фактором, но я в конце концов с рыком бросился вперед, проклиная себя. Я сбил ближайшую девушку и повалил на пол. Еще до того, как ее спина коснулась красного шелка подушек, я впился в шею, проткнул клыками нежную сладкую кожу и яремную вену. Я сосал кровь с остервенением, как оголодавшая собака глодает найденную кость. Я сосал изо всех сил и делал большие глотки. Я чувствовал аромат духов этого создания, обреченного на ужасную смерть, и еще больше возбуждался. О да, я возбуждался от близости наших тел, от того едва заметного трепета, которое охватило девушку. Я обнял ее руками, как если бы она была моей возлюбленной, и еще глубже вгрызся в плоть. Я гладил ее мягкие волосы, ее трепещущую грудь, ее лицо и продолжал пить, не в силах оставить даже каплю. Я почти любил девушку и уж точно желал ее, но не мог оторваться от пиршества…

23
{"b":"1141","o":1}