ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо Познавшего Кровь нависло надо мной и постепенно обретало лик истинного зверя. Но потом началось нечто странное… Лицо Вампира менялось, превращаясь то в лицо дряхлого старика, то в лицо юной девушки. Оно плавно, но притом почти мгновенно перетекало из одного образа в другой. Молодой парень, пожилая женщина, темнокожая девушка… Лица европейские и азиатские, африканские и латиноамериканские. Они были незнакомыми, но среди них проскакивали смутно вспоминающиеся лица виденных когда-то людей. Скорость перетекания одного образа в другой постоянно нарастала, уже невозможно было различить и выделить какое-то одно лицо. Я словно загипнотизированный смотрел на этот странный калейдоскоп, пока не понял, что вглядывается в собственные глаза на собственном лице, и в ужасе застонал, силясь закрыть единственный глаз руками.

ГЛАВА X

Это просто рубеж,

Я к нему готов.

Я отрекаюсь от своих

Прошлых снов.

«Ночные Снайперы».

Я очнулся, издав долгий и хриплый стон. Видение Портала, в котором я только что был, исчезло, и вместо чудовищной морды Познавшего Кровь надо мной склонилось вполне человеческое лицо мужчины лет тридцати пяти с собранными в косичку длинными черными волосами. Мужчина наморщил большой горбатый нос, что получилось у него довольно-таки забавно, и произнес:

– Очнулся, упырь? Наконец-то! А я-то думал, что мы тебя потеряли.

Он рассмеялся, и я услышал, что рядом есть кто-то еще – его смех вторил смеху носатого. Кроме того, я увидел, что незнакомый мужчина вампир – два верхних клыка на миг приоткрылись мне, хоть он старался этого избегать.

– И все-таки, Ганс, зачем вы его так покалечили? – Носатый перестал смеяться так же внезапно, как и начал.

– Но мы его не калечили, босс! – ответил второй человек, которого я видеть не мог. – Я же говорил, что он начал превращаться в коробку с битым стеклом еще по дороге сюда.

– Как же, как же, – скривился носатый. – Вам бы только полупить кого-нибудь, садисты хреновы.

– Босс, я всего лишь пару раз приложился прикладом, чтобы вырубить его! – взмолился невидимый собеседник. – Даю голову на отсечение, что никто его больше и пальцем не трогал!

Носатый опять скривился, в поле моего зрения появился большой шприц с длиннющей иглой. Носатый по-звериному оскалился:

– Ладно, Ганс, хрен с тобой! Сейчас я впрысну этому милому мальчику кое-что особенное.

Кончик иглы изверг тонкую струйку прозрачной жидкости. Я невольно сглотнул, и это все что я мог сделать: не знаю, как Познавшему Кровь удалось так сильно покалечить меня во сне, что я даже в реальности превратился в… коробку с битым стеклом.

– Что это за хреновина, босс?

– Это сыворотка регенерации, – с готовностью ответил носатый, точно ждал вопроса. Затем величественно добавил: – Мое собственное изобретение.

Игла вошла куда-то в грудь. Я ощутил резкую боль в районе сердца и опять застонал.

– Не знаю, что его так сильно покалечило, но без сыворотки он будет восстанавливаться неделю, – произнес носатый, когда я едва плавал на поверхности сознания от скрутивших меня судорог и болей. – А так он придет в себя уже завтра.

Либо в комнате погас свет, либо я закрыл свой единственный глаз. Впрочем, у меня не было возможности поразмышлять над этим, потому что я опять потерял сознание.

– Тебе не удастся уйти от меня! – рычала Светлана.

– Еще как удастся! – зашипел я в ответ.

Мы лежали на полу посреди комнаты в моей квартире. Причем я лежал сверху на девушке, придавив своими руками ее кисти, сжимающие серебристые пистолеты. Она и в самом деле пальнула по мне! Если б не чудесная реакция вампира, я, наверное, уже попрощался бы с белым светом.

– Мне больше нечего терять, так пусть лучше стану тем, кем суждено стать, – продолжал я тихо шипеть.

– Ты совершаешь ошибку! – яростно ответила Светлана. – Опомнись!

Я не ответил, зато оскалился так, что девушке стало страшно. Медленно приближая свой рот к ее шейке, я облизнулся. Внезапно взрыв боли в паху заставил меня завопить нечеловеческим голосом. Я ослабил контроль над противницей и тут же полетел через всю комнату прямо на журнальный столик. Едва я грохнулся на него, как рядом срикошетили три серебряные пули.

– Сука! – прокричал я, моментально вскакивая на ноги. – Ты свое еще получишь!

Я не стал ждать, пока Светлана изрешетит меня. И не стал более делать неудачных попыток ее укусить. Вместо этого я прикрыл лицо и выпрыгнул на улицу через окно, разбив его в щепки, как когда-то скрылся от меня Игорь. Наверное, вампирам часто приходится покидать помещения таким необычным образом.

– Я тебя еще достану, Сергей! – донесся до меня голос охотницы, когда я рухнул на асфальт со своего шестого этажа. – Я найду тебя, где бы ты ни был и что бы с тобой не случилось!

– Надеюсь, – шепнул я, когда, вскочив, умчался за угол дома.

Я сидел на самом обычном стуле в слабо освещенной комнате. Кроме стула больше не было никакой мебели, и даже окон не было, и я справедливо решил, что нахожусь в заточении. массивная железная дверь – единственный выход из моей тюрьмы – не открывалась ни разу за все то время, которое прошло после моего пробуждения. А прошло уже часов шесть…

Не уверен, что приключилось со мною после нашего неудачного налета на налетчиков. В том, что налет прошел неудачно, я не сомневался, а вот в том, был ли я и в самом деле в некоем Портале, пусть даже во сне, уверен не был. Познавший Кровь меня сильно избил. Избил так, что даже в самом что ни есть реальном мире я выглядел… как там сказал Ганс?

И, кстати, что это за люди: Ганс, носатый? Наверное, это те самые негельносы, против которых мы затеяли кампанию. Вполне вероятно, что так оно и есть.

Я пытался составить хоть сколько-нибудь точную версию развития событий, но это не получалось из-за нехватки информации. Я не знал, где нахожусь и кто меня заточил в комнате с единственным стулом, я не знал, что стало с моими напарниками и в особенности – с Максом. Чтобы не сходить с ума от неведения, я стал вспоминать последнюю встречу с охотницей Светой. Ох, ну и представление мы устроили с этой симпатяшкой!…

Я даже улыбнулся.

– Рад меня видеть? – послышался голос.

Я чуть не упал со стула, ведь даже не заметил, как дверь открылась, и в нее вошел тот самый носатый «босс» и пара его прихвостней. Улыбка пропала с моего лица.

– Привет, что ли? – кивнул носатый, жестом велев закрыть дверь. – Меня зовут Андрей.

Я молчал.

– Наверное, тебе интересно знать, где ты находишься? – спросил Андрей.

Я продолжал принципиально молчать, думая, как бы мне выбраться из комнаты. Андрей этот, как я помнил, был вампиром. Его подопечные наверняка тоже вампиры. Один против трех – нереально.

– Тебе интересно, или нет? – нахмурился Андрей. – Я ведь могу и попозже зайти, когда ты будешь больше настроен для беседы!

Обиделся он, что ли, моему молчанию?

– Босс, может его… того? – Я узнал голос Ганса. Ганс оказался широкоплечим здоровяком и потрясал автоматом.

– Да хватит его уже лупить! – закатил глаза Андрей. – В конце концов, он нам не для этого, да, дружище?

Я продолжал молчать. Хотелось для полноты картины еще и зевнуть, но сдержался.

– Слушай, вампир, ты говорить хоть умеешь? – Андрей, как мне показалось, всерьез задумался над этим вопросом.

– Где я? – сухо спросил я, только бы не видеть задумчивости на носу – именно носу – Андрея.

– О! – тот хлопнул в ладоши и искренне мне улыбнулся. – Ты там, куда и хотел попасть!

– Не похоже это место на райские кущи, – демонстративно обвел я взглядом комнату.

– Шутник! – не обиделся Андрей. – Но я рад, что ты наконец-то соизволил снизойти до беседы со мной. Итак. – Он опять хлопнул в ладоши, после чего потер их одна об другую. – Мне прекрасно известно, кто ты и зачем напал на моих ребят. Оуросы, видя, что мы стали, мягко говоря, мутить им воду в городе, решили выкурить нас, но Старейшина Максимилиан не смог отыскать место нашей дислокации. Понятное дело, что и вычислить наше перемещение по городу он тоже не смог, из чего был сделан вывод: мы закрылись полем и действуем руками смертных. Как же на нас выйти? Да инициировать кого-то из наших людей и проследить, куда он побежит жаловаться! Все просто до смеха.

30
{"b":"1141","o":1}