ЛитМир - Электронная Библиотека

Андрей сощурился и приблизил свой нос ко мне так близко, что почти касался моего лица.

– Одно время мы хотели затеять отделение Сибири и Дальнего Востока от Российской Федерации, – сообщил он мне тоном заговорщика. – Хотели создать суверенное государство Сибирь. Или Сибирия (с названием так и не договорились). Посмотрел бы я тогда на великую и могучую Россию! Ха! Да от России осталось бы всего ничего, зато нас, живущих на востоке от Урала, перестали бы доить как коров каких-то! Эта сволота, представляешь, Серега, эта сволота даже не в курсе, что есть еще так называемые провинции, и что там тоже живут люди, а не только медведи да лоси какие-нибудь! Прямо как американцы, ей-богу, если можно так выразиться; те придурки тоже не в курсе, что кроме Штатов есть и другие земли обетованные.

Лоб Андрея покрыла испарина. Я не мог понять, почему он так завелся и зачем делится со мною своими убеждениями. То ли он был психом, то ли и в самом деле болел душою о сибиряках – как людях, так и не-людях. Выудив из кармана изящную фляжку, Андрей открутил крышечку и отхлебнул.

– Будешь?

Я хотел отказаться, но понял, что давно хочу пить. Просто пить, а не пить. Сделав глоток, я почувствовал смесь алкоголя с кровью. Черт, это было не так приятно, как «кровавая мери» Игоря, но действовало расслабляющее. Жажда мгновенно прошла.

А носатый вампир тем временем продолжил вещать:

– Они даже за людей нас не считают, уроды!

Я на этот раз не сдержался и тихо хмыкнул. И в самом деле, почему это вампиров за людей-то уже не считают?

– Все финансовые потоки идут в столицу. Все! И оуросы, чтоб им пусто было, пытаются прилепиться своими загребущим лапами к этим деньгам. Нашим деньгам, между прочим! О. надеюсь, когда-нибудь моя заветная мечта осуществится, и Сибирь станет суверенной. Ха, вот я посмеюсь! Мы все посмеемся от души, брат, когда проклятые упыри из Оуроса наконец поймут, что доигрались. Да они перед нами на колени упадут и будут молить о пощаде!

Мне, честно говоря, надоели пламенные речи носатого вампира, и я решил его перебить:

– Почему же вы не начнете войну? Ведь, кажется мне, никто не позволит Сибири просто так отделиться от России. Уговорили бы военных, настроили людей – и вперед.

– Все не так легко, Серега, – устало вздохнул Андрей. – Мы, вампиры, не можем взять да развязать войну. Знаешь, какая заваруха начнется? Ой-ей! Мы, конечно, могли бы собрать войско и в открытую напасть на Оурос, но тогда на их защиту из Яугона поднимутся демоны, сильные демоны. А едва объявятся демоны, как прибудут и сильные астеры – ангелы, архангелы и иже с ними. Резня поднимется лет на пять-десять, и в конечном итоге все останется как прежде. Зачем же тратить время и силы на бесполезные войны? Поэтому мы решили напасть тайно.

– Но разве после уничтожения вампиров в городе демоны не догадаются, кто в этом повинен?

– Догадаются! Но мы отсидимся какое-то время на своей территории, под защитой своих демонов, своих бойцов. Когда пыль уляжется, мы займем город, тихо перебьем успевших прибыть вампиров Оуроса (что там перебивать-то – два-три десятка!), а затем повторим акцию и с прочими городами. Это долго, но куда нам спешить? Мы ж, как никак, долгожители, если можно так выразиться.

Он с задором хлопнул меня по плечу и улыбнулся:

– Думаю, ты все же перемкнешь в наши ряды, брат! Вампиры – существа достаточно эгоистичные, себялюбивые, и всегда стараются занять сторону победителя.

– Вы пока не победители, – заметил я между делом.

– Но с твоей помощью станем таковыми!

Андрей поднялся со стула, махнул телохранителям и зашагал в сторону двери. Я понял, что разговор на этот раз и в самом деле закончился. Спросил:

– Я могу повидать Макса? – Носатый повернулся ко мне со вскинутой бровью. Я поспешил добавить: – Лишь убедиться, что с ним все в порядке!

– Конечно, мой юный друг, конечно! – закивал негельнос. – Перед отъездом ты обязательно его увидишь.

Он уже вышел за дверь, но внезапно вспомнил что-то и, заглянув в комнату, бодро подмигнул:

– Кстати, у нас тоже есть хорошие хаты, отличные тачки и классные девчонки! И девчонки несравненно лучше, чем где-либо!

Я вздохнул так тяжко, как только мог, едва дверь закрылась.

ГЛАВА XI

Ты боишься меня,

Ведь мои поцелуи

Как нож тебя режут.

«Маша и медведи».

Два часа спустя я встретился с Максом и быстро объяснил ему, что к чему. Конечно, он испугался за меня, но я поспешил успокоить друга и пообещал, что все будет нормально. Затем Андрей дал мне последние указания, снабдил кое-какой информацией советами, после чего отправил восвояси, не забыв на прощание погрозить пальцем.

Я вышел из здания, в котором нас держали. Зданием оказался ничем не примечательный дачный особняк где-то в районе Соснового бора. Быстро отыскав автобусную остановку, я под прикрытием жестяной крыши – все-таки день был в самом разгаре и с неба светило чертово солнце – полчаса прождал автобуса. Миновав шесть остановок, я сошел на Шинном заводе и поспешил ко входу в метрополитен, рассудив, что под землей я буду в большей безопасности от дневного светила. Возможно, среди вампиров и есть поэты, но вряд ли среди этих поэтов был или есть хоть один, воспевший солнце. Отпевший – пожалуйста, но не воспевший.

Я сел на поезд, идущий до ближайшей от моего нового дома остановки. К удивлению, в метро этим днем было не так уж и много народа, даже свободные места имелись, но я предпочел ехать стоя, держась за поручень. За окном мелькали станции и огни в туннелях, а я размышлял над ситуацией, в которой оказался.

Естественно, умирать мне не хотелось, а в том, что Медальон Бескровия в моем кармане – это именно бомба, я был уверен на двести процентов. Иначе и быть не могло, достаточно вспомнить фанатичный взгляд и пламенные речи Андрея. Вероятно, революции начинались не людьми, а такими как он вампирами, обезумевшими от жажды власти и денег. Что говорить, в нас, упырях да вурдалаках, остается слишком много человеческого. Более того, мы, в отличие от высших демонов и астеров, вынуждены жить среди людей, и, хотим того или нет, подчиняемся общечеловеческим правилам, принципам и слабостям. На слабости мы даже, кажется, больше падки.

И этот проклятый Медальон… Что, если Андрей солгал мне и взорвет бомбу, едва я достигну центра города? Хотя он так клялся, что обязательно дождется меня… Даже не знаю, что думать на сей счет. Впрочем, думать не следует. Следует надеяться. Надежда – хорошая штука. Тем более что Макс остался у Андрея, а негельнос не станет тянуть с расправой над моим другом, если дела пойдут наперекосяк. Он и в самом деле может воткнуть в него кол, расчленить, а после утопить в котле с расплавленным свинцом. Не станется за таким человеком, который всерьез планировал отделение Сибири и Дальнего Востока… Блин, вот же революционер попался мне, а!

Стоит положиться на случай и не беспокоиться, что Игорь или кто-то иной смогут разглядеть ловушку…

Я внутренне улыбнулся как мог шире. Да-да, именно ловушку, но не ту, которую заготовил Андрей! Я сделаю кое-что покруче. Думаю, негельнос останется доволен…

Пока я отрешенно колыхался в такт поезду и смотрел в темное окно вагона, я не заметил, что рядом со мной встал толстый мужичок небольшого роста в больших очках с такими линзами, что позавидовал бы даже Хаббл. Не уверен, на какой остановке он зашел, но ехал мужичок со мною уже долго. Меня почему-то привлекло его отражение в стекле, и я целую минуту рассматривал его, пока наконец не догадался, в чем дело.

Мужик-то пялился в стекло широко распахнутыми глазами, часто моргал и тряс головой, но никак не мог увидеть моего отражения! А ведь оно, как ни крути, должно стоять плечо к плечу с его собственным!

Я повернул голову и посмотрел на попутчика. Он, в свою очередь, медленно повернулся и взглянул на меня. Я снял солнцезащитные очки, провел рукой по волосам и подмигнул мужичку. Подмигнув, я улыбнулся своей самой обаятельной улыбкой, обнажив, естественно, белые и блинные клыки.

33
{"b":"1141","o":1}