ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ма-ма, – в диком ужасе промямлил толстый мужичок. Целую секунду его психика терпела взгляд на моих клыках, а потом он не выдержал и, бросив дешевый портфель, ринулся через вагон в тамбур, а оттуда – в соседний вагон. Наверное, он добежал до последнего вагона и, вполне вероятно, выпрыгнул в тоннель, свалился на рельсы, сломал себе обе ноги и шею, а потом дело довершило электричество. А может, он забился в последнем вагоне в самое дальнее кресло и, тихо поскуливая, долго приходил в себя.

Кто знает…

Мне почему-то стало немного жаль мужичка. Все-таки, я не хотел его пугать, ведь он вряд ли заслужил перелома ног и шеи, разряда электротоком или простого сумасшествия. Вполне обычный мужичок в потрепанном пиджаке, смешных очках, с дрянным портфелем.

Я опустил взгляд на его портфель, который бедняга уронил, ретировавшись. Портфель от падения, очевидно, раскрылся, и из него вывалились какие-то бумажки, шариковая ручка, два карандаша, футляр для очков. Сидящий неподалеку панк тоже видел бесхозный портфель и решил стать его новым хозяином. Панк встал, незаметно, как ему казалось, прокрался к портфелю и уже нагнулся, чтобы поднять его, но я рыкнул:

– Пшел вон!

Сначала панк ничего не понял. Но стоило мне приподнять уголок губы и показать ему один клык, как он тотчас вернулся на свое место и стал с неиссякаемым любопытством рассматривать пролетающие мимо фонари.

Каюсь, прогнал я этого панка не потому, что хотел, как честный гражданин, сдать утерянный портфель в милицию или в бюро находок. Мое внимание привлекла стопка простецких визиток, вывалившихся из недр портфеля вместе с прочими вещами. Даже на нагибаясь, я мог прочитать: «Панфилов Михаил Игнатьевич. Ювелирных дел мастер. Студия „Карат“. Далее шел адрес и телефон.

Ну разве не стоит после этого благодарить Его Величество Случай? Ведь судьба мне подкинула именно то, что требовалось для осуществления моего плана!

Я поднял портфель и собрал все вывалившиеся из него вещи. Как раз поезд подошел к станции, на которой я собирался выходить, и, как ни в чем не бывало, я шагнул в толпу, держа в руке совершено чужой портфель.

Не буду я сдавать его ни в милицию, ни в бюро находок. Я лично отдам его Михаилу Игнатьевичу, если тот, конечно, не сошел с ума при виде упыря…

Первым делом я заскочил домой и выгреб из сейфа всю наличность, какая там лежала. А там лежало много: что-то около десяти тысяч евро. Кто-то может спросить, откуда у простого, ничем не примечательного вампира столько денег, хотя ответ очень прост: я ведь уже выполнял для Игоря различные поручения вроде сопровождения наркотиков, инкассации или ловли людей для кровавых оргий «Носферату». Игорь, естественно, платил мне за это хорошие деньги, а так как я ни в чем практически не нуждался, то и не тратил их особо, лишь откладывал в сейф до лучших времен.

Теперь наступили времена, когда мне могут понадобиться все имеющиеся у меня деньги. возможно, что времена даже лучшие…

Охранники здания ничего не сказали и даже глазом не повели, когда я входил. То же самое было и при моем уходе. Значит, они не в курсе, что я участвовал в задании по поимке прихвостней Негельноса, да и откуда им знать, ведь охранники – обычные люди.

На улице я поймал машину и попросил отвезти меня по адресу, указанному в визитке. расплатился за услуги извозчика банкнотой евро номиналом в десять единиц, чему шофер был несказанно рад.

Я приехал в старый район города, который едва ли застали перемены двадцатого века. Повсюду стояли древние хибары, целиком сбитые из дерева. Грязные окна смотрели на грязные улицы с безнадежно разбитым асфальтом, всюду рыскали городские шакалы – бездомные собаки. Меня, правда, собаки обходили стороной, лишь сверкали в мою сторону глазами и тихо рычали.

Я нашел указанный в визитке дом достаточно быстро. Он стоял как раз напротив единственного в этом районе шикарного строения и ничем не выделялся среди своих древних собратьев. Разве что вывеска на нем была, выцветшая от времени. Облупленная краска почти стерлась, но все равно можно было прочесть: «Студия „Карат“. Ювелирные услуги».

Я отыскал вход, который находился не под вывеской, а с торца здания; попробовал отыскать и кнопку дверного звонка, но безуспешно. Тогда я просто постучал в дверь. Прошло несколько минут в ожидании, и я справедливо подумал, что либо мой стук никто не услышал, либо никого нет дома.

Но после второй попытки достучаться мне открыли.

В дверях стояла пожилая женщина в черном сарафане и с полотенцем в руках. Седые волосы женщины были собраны сзади в старушечью прическу и переплетены черной лентой.

– Здрасьте! – попытался я улыбнуться так аккуратно, чтобы не показать клыков. – Студия «Карат», не так ли?

– Здравствуйте, молодой человек, – вежливо кивнула женщина, невольно отступил назад. – Да, это студия «Карат», а что вы хотели?

Я протянул руку, в которой держал портфель:

– Да вот, нашел в метро этот портфель. Прочитал на визитке адрес и решил привести.

Когда женщина перевела взгляд с меня на портфель, но сразу же стремительно побледнела, схватилась руками за голову и едва не упала. Я поспешил подержать старушку (что уж там – женщина! Она выглядела уже не женщиной, а именно старушкой!) и тем самым спас ее от падения.

– О Господи! О Господи! – запричитала она дрожащим голосом. – О Господи!

– Да вы не переживайте, ничего не случилось! – попытался я ее немного успокоить. Честно говоря, я ожидал примерно такой реакции от старой женщины, которой незнакомый человек в подозрительно черной одежде приносит портфель, принадлежащий, скорее всего, ее мужу. Перепугалась она за него, что тут странного…

– Это ведь… Это же моему мужу принадлежит!

– Я видел, как невысокий мужчина уронил портфель в вагоне метро, но поднять не успел, потому что толпа вытеснила его из вагона, и поэтому… – Я затараторил быстро, особо не напрягаясь в выборе слов. Видимо, мое вранье положительно подействовало на старушку, и она немного успокоилась.

– Ну, коли так, тогда – дай Бог!

Я передал ей «находку», смущенно крякнул для приличия и как бы невзначай спросил:

– А мужа вашего дома нет, случайно?

– Да вот нет его все! – тяжело вздохнула старушка. – Поехал по делам, и все нет. Но вам, молодой человек, большое спасибо, что вы принесли его вещи! Дай Бог вам здоровья, юноша!

– Да не за что, любой бы так поступил, – смутился я.

– Ну уж – любой! – отмахнулась старушка. – По-моему, один на тысячу так поступил бы.

Я в мыслях поправил ее, сказав, что не один на тысячу, а примерно один на три тысячи. Еще я отчего-то вспомнил панка…

– Я, собственно, раз уж ваш муж занимается ювелирными делами, хотел кое-что с ним обсудить, – как мог ласковей сказал я.

Старушка внезапно напряглась, на пару сантиметров прикрыла дверь. Взгляд ее сделался жестким.

– Мы не торгуем ценностями! И не покупаем тоже! У нас вообще нет ничего…

Я быстро снял очки (вот же болван, до сих пор в них стоял!) и попытался как можно правдоподобнее оправдаться:

– Да нет, вы не думайте! Я всего лишь хотел узнать, сможет ли ваш муж сделать мне копию… копию вот этого! – Я достал из кармана Медальон Бескровия и показал его старушке.

Она, как я видел, взяла себя в руки и внимательно посмотрела на артефакт.

– Какая красивая вещь! Дорогая, небось?

– Дорогая, – согласился я. – Поэтому хочу сделать себе копию на память, ведь эту вещь я вынужден вернуть.

– А вы ее не украли, молодой человек? – подозрительно спросила старушка

– Честное слово, нет! – выпалил я. – Я ее не украл, но выпросил у одного богатого коллекционера. Именно для того, чтобы сделать копию.

Старушка хмыкнула. Поверила она мне, или не поверила – одному Богу известно. Однако, поразмышляв с минуту, пригласила меня войти.

Когда я попал в дом, то первым делом в глаза бросилось убранство комнат. Здесь на стенах висели старые, но очень красивые ковры, большие механические часы с маятником, картины самой разной тематики. Я и не ожидал, что дом внутри окажется таким большим.

34
{"b":"1141","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тёмные не признаются в любви
Моя судьба в твоих руках
Зулейха открывает глаза
Превышение полномочий
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Warcross: Игрок. Охотник. Хакер. Пешка
Среди садов и тихих заводей