ЛитМир - Электронная Библиотека

У лейтенанта даже челюсть отвисла. Он долгое время смотрел на меня своими толстыми глазами и не шевелился. Потом перевел взгляд на Медальон, на цилиндр, снова на меня.

– Ты че, в натуре? – выдал он наконец.

Я с покорностью кивнул.

– Какая ж это бомба-то? – На лбу милиционера выступил крупный пот. – Ядерная, что ли?

– Нет, она магическая, – открыл я тайну. – И это правда, можете мне поверить. Я сказал правду и про Ливанова, и про его бандитские штучки. И он является организатором похищения сотен людей. Но самое главное то, что клан Оурос – это клан вампиров. Ливанов тоже вампир и держит под контролем кровососов всего города, а сам подчиняется главе клана Максимилиану. Похищают они людей для того, чтобы, естественно, пить их кровь. Затем тела сжигают в крематории и тем самым заметают следы. Не так давно мне выпала участь самому превратиться в вампира, и я тоже убивал, пил кровь, похищал людей и так далее. К сожалению, нельзя без этого, сами понимаете.

Лейтенант склонил голову набок. Он явно мне не верил. Вернее, перестал верить, едва я заговорил о вампирах. Но не останавливал, потому что сгорал от любопытства, чем же все кончится.

А я, едва начав откровенничать, незаметно просунул руку под водолазку и нащупал маленький кулончик с неприметной кнопочкой. Андрей дал его мне с тем, чтобы вызвать его бойцов, когда задание по передаче бомбы Максимилиану будет выполнено. Теперь, когда я нажал кнопочку, оставалось только ждать. Я сам не знал, чего конкретно следует ждать, поэтому продолжал «приседать на уши». Хотя, естественно, я говорил правду.

– Так вот, некто Андрей, боевик клана Негельнос, контролирующего вампиров по ту сторону Урала, уговорил меня пронести магическую бомбу в резиденцию Старейшины Оуроса Максимилиана, чтобы уничтожить его. После этого все вампиры Западной России останутся без контроля, и их легко будет уничтожить. Я же, едва увидев своего непосредственного босса Ливанова, рассказал все как есть. Вместе с Максимилианом (старику, кстати, хрен знает сколько лет, он разлагается прямо на глазах!) и Игорем мы решили вернуть бомбу Андрею, добавив к ней усилитель. Таким образом, мы хотим преподать негельносам урок. И когда меня повязали ваши люди, я как раз направлялся к Андрею.

По-моему, я услышал какой-то шум снизу, но лейтенант и ухом не повел. Он с любопытством разглядывал меня, гадая, то ли я псих, то ли хороший фантазер и прикидываюсь психом.

– Если я не успею вовремя, то эта бомба взорвется. Правда, разрушений, как таковых, она принести не должна, ведь она магическая и настроена на уничтожение вампиров клана Оурос. Но этот черный стержень – усилитель взрыва – защищает оуросов от поражающего эффекта, так что если бомба и взорвется, никаких последствий кроме гибели Андрея и нескольких его прихвостней не будет. Во всяком случае, так думают Игорь и Максимилиан.

Шум внизу усилился. Я был даже удивлен, почему жирный лейтенант не обращает на него внимание.

– Ну ты и заливать, соловей! – выдохнул наконец лейтенант. Его сигарета, едва прикуренная, истлела до самого фильтра.

Я и не ждал, что он мне поверит. В правду ведь очень трудно верится, потому что она чаще всего кажется именно ложью. Тем более в такую правду. Три месяца назад я и сам бы не поверил.

– Я, кстати, говорю истинную правду! – сделал я последнюю попытку достучаться до сознания милиционера. – Но если вы не верите…

Я хищно оскалился, и лейтенант рывком подался назад.

– О, черт! Ну и гадость! Ты зачем их прилепил, придурок?

М-дя…

В этот же момент шум усилился настолько, что я перестал что-либо слышать, окромя его. Дверь в кабинет с треском распахнулась, и внутрь влетело два избитых до полусмерти милиционера. Следом шагнули скалящиеся Ганс и его приятель. Они, как я смог заметить, вампирами не были, потому что не имели характерных клыков. Но силой, не смотря на это, обладали сверхъестественной.

– Здорово, баклан! Собирай вещички, уходим!

Я, не обращая никакого внимания на побелевшего от страха лейтенанта, поспешно запрятал в карман Медальон Бескровия и туда же отправил усилитель. Цепочку и ключи я положил в другой карман плаща.

– Ты долго еще? – рявкнул Ганс. Он и его приятель были заняты избиением сержантов, недавно избивавших меня.

Я попросил их на время перестать экзекуция, нагнулся и обшарил карманы милиционеров. Как я и думал, деньги были у них. Повернувшись к двери, я уже шагнул вперед, но сзади раздался вопль лейтенанта:

– Стоять, суки! Руки за голову! К стене!

Я посмотрел в его сторону и увидел, что он держит пистолет.

– Да брось ты этот цирк! – посоветовал я. – Смирись, что проиграл!

Вместо ответа лейтенант выстрелил мне в грудь. Я не ожидал этого, и едва не салился на пол от удара пули. Пришлось выставить ногу назад, чтобы не оказаться среди теряющих сознание и кровь сержантов.

– Ты очумел, мужик? – воскликнул я.

Лейтенант выстрелил еще четыре раза, но пули не причинили мне никакого вреда. Они просто отскакивали от тела, сплюснутые, и падали на пол. Как будто я был сделан из титана. Сей факт приободрил меня, и в молниеносном рывке я оказался у стрелявшего. Так же молниеносно я припал к его засаленной, грязной шее и прокусил ее.

– Эй, брателла, пошли уже! Сейчас подкрепление приедет, хрен прорвемся! – Это кричал Ганс. Он лишь нахмурился, когда увидел, что я пью кровь лейтенанта.

А я, сделав несколько глотков, оттолкнул поникшего милиционера и сплюнул на пол кровавым сгустком.

– Ну и кровь у тебя, жирдяй! – пнул я его в живот. – Как дерьмо, блин!

Наша тройка сбежала вниз по лестнице, на которой валялись распростертые тела служителей закона. Все они были или без сознания, или жалобно стонали, не в силах пошевелиться. У входа тоже лежали тела, через которые мы перепрыгнули и выбежали в прохладу зимней ночи. По-прежнему шел снег, но времени любоваться им не оставалось: по спящим кварталам разносились тревожные звуки милицейских сирен. Наверное, это то самое подкрепление.

Мы нырнули в черный фургон (что-то последнее время этот тип автотранспорта стал для меня привычным) и быстро скрылись, петляя через дворы и темные переулки.

ГЛАВА XIII

…посмотри, что мы наделали.

Линда.

Мы сразу же поехали в аэропорт «Емельяново». Перед транспортным въездом фургон остановила служба безопасности, но водитель – детина не мельче Ганса – предъявил какой-то пропуск, и ворота перед автомобилем открылись. Мы помчались по рулежным дорожкам, огибая здоровенные туши воздушных лайнеров. Я в первый раз в жизни увидел легендарный самолет-гигант «Боинг-747», и задался вопросом, как такая махина может летать. Не знал бы я о существовании авиаполетов, ни за что не поверил в способность семьсот сорок седьмого оторваться от земли.

Фургон прикатил к небольшому частному самолету. Игорь был прав, когда предполагал наличие у Андрея такого самолета.

Спустившись по миниатюрному трапу, нас встречал сам Андрей. Он радостно улыбался и тер руки, когда заметил мое присутствие.

– О, мой юный друг! Как я рад, что ты все-таки решил присоединиться к нам!

– Не погибать же мне с остальными, – проворчал я, но, тем не менее, заставил себя улыбнуться.

– Верно! – согласился Андрей. – Можно, конечно, сказать, что у тебя не было другого выбора, но по твоей улыбке я вижу, что ты рад улететь с нами в прекрасную Сибирь!

Я отстранился от его дружеских толчков и хлопков.

– Первым делом, что с Максом и другими?

– О, это твой друг? Как и договаривались, они в безопасности! То есть на борту моего самолета. Можешь лично проверить!

Я поднялся на борт, в уютный, пахнущий кожей и чем-то еще салон самолета. В хвостовой части я заметил Макса, Топора и Шокера. С виду они были в полном порядке и при моем появлении живо помахали. Я махнул в ответ и вновь обратился к Андрею:

42
{"b":"1141","o":1}