ЛитМир - Электронная Библиотека

…еще и еще…

Летят, летят по небу

Косматые кометы,

Кометые косматы,

Цветные города…

Меня рвало кровавыми потоками, но я никак не мог остановиться. Промелькнула и исчезла мысль, что и за всю жизнь я не смог бы выпить столько крови, такое ее количество просто не могло поместиться внутри меня, будь я даже совершенно полый внутри, будь я сплошной желудок с глоткой наверху. Я стоял на коленях посреди настоящей кровавой реки, устье которой находилось где-то внутри меня. И лицо, и руки, и одежда – я целиком и полностью окрасился в кровавый цвет, но не мог остановиться, а лишь наблюдал, как снег и лед плавятся от теплой жидкости…

Исследователь жизни

Плевать хотел на это,

Закинулся бумагой —

И сам себе звезда…

– О, Дьявол! Серега, что с тобой!

Не отбрасывая тень,

Мы по сумеркам плывем.

Не отбрасывая тень,

Мы на облаке живем…

Рядом бегал не находивший себе места Андрей. Сквозь шум в ушах и рев музыки я слышал его причитания, но он кричал будто через каменную стену. Я и рад был ответить что-нибудь, но не мог даже простонать, потому что кровь лилась и лилась из моего рта, а два фонтана били из ноздрей.

Издалека донеслись какие-то возгласы. Это люди, уже проснувшиеся после холодной декабрьской ночи и торопящиеся по своим делам, в ужасе разбегались от непонятного и потому страшного зрелища живого кровавого фонтана.

И кивают, и кивают,

Не отбрасывая тень,

Очень важно головами

Наши тоненькие шеи…

Рядом остановились еще два черных автомобиля. Подбежал Макс, поскользнулся в потоке и упал рядом со мной:

– Ты чего, Серега!

Стекло одного автомобиля опустилось, и две пары глаз, принадлежащих Топору и Шокеру, в полном недоумении, смешанном с отвращением и ужасом, наблюдали за происходящим.

А я не мог остановиться и все изрыгал и изрыгал очередные литры крови. Мое горло полыхало от боли, в ушах царила такая какофония, что они могли в любую минуту лопнуть. В алых потоках я видел свое отражение, как когда-то увидел его в свиной крови. Я заметил, что даже из глаз и ушей моих сочатся тоненькие струйки крови и по обрызганному лицо впадают в общий бурлящий поток.

Но вдруг мое отражение резко переменилось, и теперь на меня смотрел от самый пылающий взгляд Познавшего. Он скалился в яростной ухмылке и говорил:

– Мы еще встретимся с тобой, вампир! Мы еще встретимся!

Пляшет небо под ногами,

Пахнет небо сапогами.

Мы идем, летим, плывем,

Наше имя – Легион!…

Когда я уже был готов потерять сознание, спазмы прекратились. Я бессильно упал в красную лужу и издал протяжный, полный нескончаемых мук стон.

– Быстрее, тащите его в машину! – командовал Андрей. – Х…лей встали, живо!!

Кто-то поднял меня и перекинул через плечо. Я попытался понять, кто это был, но смог лишь немного приподнять голову и увидеть, как из-за поворота с мигалками на большой скорости вылетела машина «скорой помощи», а за ней спешили несколько милицейских автомобилей.

А еще я увидел невероятно большую, как искусственное озеро, алую лужу человеческой крови, по которой как по простой дождевой воде, приближались машины с проблесковыми маячками. От поверхности лужи шел пар, и его было так много, что на улице образовался легкий туман…

Черным BMW негельносов пришлось уходить от погони, что было непросто, учитывая введенный милицией план «Перехват». Помогло отсутствие пробок на дорогах и мастерство водителей. И вот, с визгом залетев на подземную стоянку, немецкие автомобили быстро пересекли две сотни метров парковки и исчезли за стальными воротами частных владений.

– Ты как, в норме? – участливо спросил Андрей, едва мы остановились.

Я рыкнул что-то неразборчивое, вывалился из машины и кое-как уселся на холодный бетон. Тут же подбежал Макс, Ганс, приковыляли закованные в кандалы боевики-оуросы, еще кто-то. Вокруг меня столпилось прилично народу, что даже стало как-то неудобно: я сижу на земле, весь грязный и насквозь пропитанный кровью…

– Это… дайте… воды, – хрипло попросил я.

Ганс откуда-то вытащил бутылку минералки и влил ее в меня до последней капли. Спросил, хочу ли я еще пить, но я отказался.

– Слушай, ты в самом деле в порядке, а? – переспросил Андрей. – Больно неважно ты выглядишь.

– Еще… бы, – попытался я улыбнуться, но онемевшие губы не слушались. – Столько крови… выблевал.

– Что верно, то верно, – согласился Андрей. – Ты как будто исторг всю кровь, выпитую уничтоженными оуросами!

Мне эта фраза показалась не лишенной смысла, тем более что в памяти всплыли сказанные Наташей слова: «Дабы развиваться, вам надо убивать: людей, оборотней, других вампиров… Убивать. Принадлежащая жертвам энергия передастся вам, повышая ваш собственный потенциал». Может быть, темная сила вампиров, взорванных не без моего участия, перешла именно ко мне? Но если она все-таки перешла, то почему же ко мне, а не к Андрею или, скажем, Старейшине Негельноса?

– Там было несколько тонн, босс! – добавил Ганс. – Думаю, не меньше десятка! Прямо кит какой-то.

– А вы видали лица прохожих? – подключился напарник Ганса. – По-моему, они все обосрались от страха!

– Заткнитесь оба! – беззлобно шикнул Андрей. – Лучше тащите Сергея внутрь.

Меня подняли под руки и поволокли в сторону лифтовых дверей. Лифт оказался грузовым, но переделанным в пассажирский: с мягким ковровым полом, приятным светом и зеркальной стеной, в которой отразились только Ганс и его напарник. Подъем занял совсем немного времени, и через короткий коридор наша процессия ввалилась в неярко освещенную комнату.

– Пока останетесь здесь, – сказал Андрей. – Я встречусь с некоторыми людьми и обсужу кое-какие дела, а потом мы решим, чем вы будете заниматься.

Пока негельнос не ушел, я поднял руку и позвал:

– Андрей! Ты это… развяжи пацанов. – Глазами я указал на топчущихся неподалеку оуросов.

Вампир секунду раздумывал, а потом кивнул:

– Окей, я сниму оковы. Может быть вы, ребята, этот день хотите провести вместе? Напарники все-таки.

– Было бы неплохо, – ответил за всех Макс.

– Заодно присмотрите за этими двумя, – добавил Андрей, расстегивая замок на руках Шокера. Когда путы освободили боевиков, Андрей спросил: – Надеюсь, моя помощь не нужна, Серега? Макс, вы бы помыли его да уложили в постель, а я распоряжусь, чтобы в номер прислали все необходимое.

Мой друг пообещал позаботиться обо мне надлежащим образом.

– Если что-нибудь понадобится, свяжитесь с охраной. Или позвоните мне на мобильный, вот номер. – Негельнос нацарапал на салфетке ряд цифр и передал Максу, а потом вышел, закрыв за собой дверь.

Меня потащили в ванную комнату, раздели и отмыли от кровавых разводов. Горячая вода подействовала на меня укрепляюще, и обратно я уже мог идти сам. Макс через внутренний телефон связался с охраной и сдал мой изгаженный гардероб в химчистку, заодно попросив принести что-нибудь «пожрать», «выпить» и «съесть». При этом перед словом «съесть» он поставил глагол «привести».

Я занял место на диване и прикрылся легким покрывалом. Шокер, скинув плащ, развалился на софе, Макс сидел в кресле. Ждали, пока Топор освободит душ. Вскоре нам доставили ужин, несколько бутылок какого-то напитка и… трех девушек. Девушки были без сознания, и охранники пронесли их на кухню, где аккуратно сложили на пол.

46
{"b":"1141","o":1}