ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако, судьба сама подкинула мне очень удачный случай. Понадеявшись на лучшее, я изобрел нехитрый план уничтожения не только вампиров моего города, но, если повезет, и несколько сотен негельносов.

– У меня тоже были друзья в «Носферату», – сказал я тихо, едва Стас заткнулся.

– Ну надо же, какая печаль! – не оправдал моих надежд Топор, опять взвившись как летучая мышь.

– И я выполнил задание Ордена, – добавил я так же спокойно. – Но, как видите, не останавливаюсь, не бегу получать приз, потому что игра только начинается.

– Потому что ты маньяк! – поправил Стас. – Истинный шизик, не знающий, что творит.

Не обратив внимания на оскорбление, я продолжил:

– Мне понятны ваши чувства, и я знаю, что вам не понять меня. Судя по словам, вы вряд ли станете помогать мне, но тогда хотя бы не мешайте! Дайте мне шанс взорвать усилитель, и тогда мы вернемся домой, попробуем зажить по-другому, может даже…

– Вот уж хрен тебе! – рявкнул Топор. – Я ни действием, ни бездействием не буду тебе помогать. Это ж где видано – переть против Дьявола! Ты вообще в курсе, что мы, вампиры, жалкие черви перед настоящими жителями Яугона? Любой демон, поднявшийся в Срединный мир, оторвет нам головы одним махом, мы даже пискнуть не успеем! Ты не генерал в этой войне, она не твоя. Ты всего лишь пешка в руках Бога и Дьявола, но возомнил себя Мессией. Да и о каком возвращении стоит говорить? Если демоны прознают про все дела и про того, кто их устроил, то захотят наказать виновника. А заодно и всех, кто будет рядом.

– Если демоны прознают, я попрошу защиты Актарсиса.

– Защиты астеров! Нет, парни, я вам точно говорю, этот вампир не в себе. Ему нужна срочная медицинская помощь, – посмеялся надо мной Стас. – Он совершенно…

– Но ведь есть и другая сторона медали! – не стал я дослушивать слова боевика. – Во-первых, вы теперь свободны, ведь Игорь, инициировавший всех нас, мертв. Следовательно, никто из вампиров не смеет претендовать на нас, как на своих… слуг! Во-вторых, Оурос лишился Старейшины, а все мы из этого клана. Если удачно все продумать, то власть над кланом можно сосредоточить в своих руках. Я догадываюсь, нового Старейшину, скорее всего, выберут из числа самых древних ныне живущих оуросов, и мы можем воспрепятствовать этому. Уничтожим несколько древних, посеем страх перед остальными, и клан – боевой клан Оурос – наш!

Интуитивно догадываясь, что хотя бы эти слова должны произвести положительный эффект на Стаса и Леху, я обрадовался, убеждаясь в этом. Лицо Стаса приобрело задумчивое выражение, а в глазах Шокера полыхнул огонек желания… власти. Да, они остались вампирами с присущими им слабостями.

Шокер сказал:

– А ведь и в самом деле наш клан сейчас обезглавлен. Если постараться, то управление можно взять на себя.

– «На себя» – это дело, – согласился Стас. – Но маньякам руль давать не стоит.

Я выдержал его взгляд, а потом решил вновь попытать счастья:

– Мы уничтожим всех влиятельных вампиров клана и перестроим его на новый лад. Сейчас Оурос – боевой клан, но он станет еще сильнее, когда мы поднимемся на войну против Тьмы. Только представьте: один из легионов перегруппировывается и направляет мечи в обратную сторону! Мы вампиры нам не видать Актарсиса, но вместе с тем мы – бывшие люди. И есть шанс стать настоящими людьми, по несчастью вынужденных жить в шкурах вампиров. Если мы переместимся на сторону Света, то чаша весов в конце концов склонится в нашу пользу! Эта бесконечная и никому не нужная война закончится раз и навсегда! Разве не этого вы хотите в душе?

– Опять начал, – презрительно фыркнул Топор. – Будто астеры станут помогать низшим демонам.

– Они будут помогать, – сквозь зубы ответил я. – Но ежели ты окажешься прав, и предлагаемый мною путь окажется тупиком, мы продолжим дело Тьмы.

– Уж больно легко ты меняешь ориентацию, – заметил боевик.

Я отвел глаза в сторону и громко выдул из себя воздух, надув щеки.

Шокер, все еще думающий над чем-то, поднялся вместе с бутылкой мартини.

– Такие дела не решаются за пару часов, – сказал он. – Что-то есть в твоих словах, но этого недостаточно. Пока я не вижу серьезных оснований рисковать головой и становиться врагом Дьявола, поэтому говорю: до поры я нейтрален. Если я приду к выводу, что ты прав и надо вести борьбу на стороне Света, я с тобой. А пока… Стас, пойдем на кухню, попробуем надраться этой дрянью.

Топор сверкнул глазами и ушел вслед за приятелем. Я посмотрел на Макса, который за весь разговор не сказал ни слова.

– А что думаешь ты? – спросил я друга.

– Я думаю, что ты прав, – просто ответил он. – Я всегда был на твоей стороне, и надеюсь, что так будет впредь.

Я поблагодарил его за доверие и поддержку и едва успел попрятать в карманы Медальон и усилитель, как вошел Андрей. Вид у него был чрезвычайно озабоченный. Рассеянно поздоровавшись с нами, он увел меня в сторону и тихо, прильнув к самому уху, сказал:

– Я тут поговорил со знающими людьми. Короче, фигня какая-то получается, дружище.

– В смысле?

– В смысле, твоя проделка на Ленинском проспекте. Тебе, кстати, местные уже дали кличку Гейзер, но это к делу не относится.

– Слушай, о чем ты хочешь сказать? – не понял я, удивленный странным смущением негельноса.

– Понимаешь, какое дело… Ганс в своем роде оказался прав, когда сказал, что ты высвободил всю выпитую мертвыми оуросами кровь. Но там было не десять тонн, как он предположил, а по меньшей мере две сотни.

– Что? Двести тонн? Да там весь проспект по второй этаж затопило бы!

– Большая часть крови ушла через сточные отверстия в канализацию, – объяснил Андрей. – Конечно, верится с трудом, но это почти что факт. Но главное не количество крови, а то, что она собой представляла.

– И что же она представляла?

Андрей замешкался, будто решал, стоит ли мне говорить то, что вертелось у него на языке. Наконец, он принял решение:

– Энергия уничтоженных вампиров каким-то образом замкнулась на тебе. Никто не знает, как такое могло случиться, ведь ты был лишь исполнителем. Вся сила погибших должна была передаться Старейшине Фридриху или, на худой конец, развеяться в пространстве. Но отчего-то ты притянул ее к себе и впитал, как губка воду.

Я почувствовал слабость в ногах, потому что понял слова вампира правильно.

– Я что, стал сильнее на две сотни оуросов?

– Не на две. Гораздо больше. Представь, сколько жизней – людских, вампирских, вервольфских – унес Игорь. А сколько убил Максимилиан!

Я охнул и осел на краешек дивана.

– Как минимум тысяча душ – таков энергетический подарок! – шепнул Андрей. – И, кроме того, теперь ты, получается, еще и Старейшина Оуроса!

– Как так? – испугался я.

– Но тебе же передалась его сила. Контроль над кланом, возможность перемещения в Портал, секреты некромантии – все принадлежит тебе!

Моя голова пошла кругом. Вот чего я никак не ожидал, так это в самом деле становиться во главе какого бы то ни было клана. Не теряя надежды, я спросил:

– Может быть такое, что вы что-то не так поняли?

– Вряд ли, – отмахнулся Андрей. – Твоя аура изменилась и красноречиво говорит о большом энергетическом потенциале. Среди вампиров такой аурой могут похвастаться только Старейшины.

Он сел рядом, критически оглядел несколько пустых бутылок из-под мартини, валяющихся на полу, поднял одну и задумчиво повертел на ладони.

– Кто-то пустил слух обо всем этом. Новосибирск бурлит сплетнями, с округи съезжаются вампиры Негельноса.

– Зачем?

– Чтобы посмотреть на самого молодого Старейшину в истории, конечно! Более того, они считают, что союз между Оуросом и Негельносом уже заключен, но неофициально. Официальная же часть назначена на самое ближайшее время.

– Что?! Но с чего они взяли?

– Я ж говорю, слух кто-то пустил, – угрюмо проворчал Андрей. – Честное слово, творится какая-то чепуха! Судя по тем же самым слухам, официальная церемония заключения вечного союза между кланами и их фактического объединения должна пройти завтра в полночь на площади Революции перед зданиями администрации области. Я вот подумал, не сам ли Фридрих пустил эти сплетни…

49
{"b":"1141","o":1}