ЛитМир - Электронная Библиотека

– Церемония… – пробормотал я, лихорадочно размышляя над новыми фактами. – Значит, негельносы уже уверены в случившемся объединении и хотят воочию убедиться в этом.

– Именно. И я опасаюсь, как бы в городе не начались беспорядки. Ведь союз пока не заключен, тем более что мы никак не ожидали такого быстрого объявления нового Старейшины Оуроса. Вампиры могут посчитать, что попались на провокацию, а это… чревато.

Андрей в задумчивости пожевал губы.

– Но раз они хотят церемонии, то надо ее провести! – сделал я вывод.

– Ты хочешь встретиться с Фридрихом и заключить союз?

– А почему бы и нет. В конце концов, вы хотели так или иначе подмять оуросов под себя. Теперь задача намного упрощается, ведь у одного клана, каким, без сомнения, со временем станет союз, не может быть двух правителей. Я не готов и не хочу управлять армией вампиров и сложу полномочия, как только союз будет заключен. Это возможно, не так ли?

В глазах Андрея царило удивление наполовину с замешательством.

– Конечно, возможно. Фридрих не будет против, скорее наоборот. Но такие дела не решаются за пару дней.

– А мне хотелось бы закончить все поскорее, – принял я усталый вид. – Бомбы, разборки… Я хочу просто жить и наслаждаться жизнью, а не плести интриги и властвовать легионами. И, сам понимаешь, не горю желанием воочию видеть Фридриха.

Секунду Андрей молча смотрел на меня, а потом взорвался смехом.

– О, я тебя понимаю, дружище! Старейшины – те еще красавчики!

Я тоже нервно посмеялся, зараженный внезапным весельем негельноса. Дела складывались как нельзя отлично.

– Значит, завтра проведем церемонию, и дело с концом, – решил я.

– Окей, – поддержал Андрей, хлопнув меня по плечу. – Тогда я обговорю с Фридрихом детали, а завтра в полночь произойдет грандиозное, если честно, событие. Кто бы мог подумать, что задумка с бомбой обернется такой удачей для нашего клана! – Он встал. – Тебе бы прогуляться надо, проветрить голову. Все-таки много дел свалилось на тебя за последние дни.

Я согласно кивнул.

– Возьми приятелей, погуляйте по городу. У нас есть что посмотреть да куда сходить, чай тоже не пальцем деланы!

– А ты не боишься, что Шокер с Топором убегут?

– Куда им теперь бежать? – развел руки Андрей. – Да и зачем?

С кухни доносились громкие голоса. Должно быть, боевики спорили о чем-то. Не знать, что к нам зашли гости, они не могли.

– Когда ты понадобишься, я найду тебя, – сказал Андрей у двери.

ГЛАВА XV

…когда бриллиантовое небо

Разлетится на куски.

Дельфин.

Мы вышли из главных дверей гостиницы «Октябрьская» в вечерние сумерки зимнего Новосибирска. Повсюду лежал снег, облезшие деревья скривились от напора холодного ветра, завывавшего на углах зданий и в проводах. Несмотря на непогоду, было многолюдно, горожане прогуливались по улицам, закутавшись в теплые одежды, автомобили бесконечно урчали песню внутреннего сгорания, и свет их фар дополнят и без того яркую иллюминацию города.

– Ну и холодина! – ахнул Леха, едва мы покинули теплый холл гостиницы. – Как они здесь живут-то, пингвины долбаные!

– Сибиряки, им в привычку, – отозвался Стас, прячущий нос в воротник плаща. – По телику вообще сказали, что сегодня «тепло»: минус двадцать. Представляю, какая тут температура, когда становится «холодно».

Мы посовещались у проезжей части и решили, что не будем останавливать машину. Все-таки Новосибирск был для нас новым городом, и не пройтись по его улицам казалось неразумным, тем более что холод мы чувствовали постольку поскольку. В склепе Старейшины Максимилиана было гораздо прохладней.

Наши ожидания относительно города полностью рухнули, едва мы завернули за угол и оказались на проспекте Мира – бесконечно длинной и ровной магистрали в восемь автомобильных рядов, разукрашенной фонарями как новогодняя елка. Кстати, приближение Нового Года чувствовалось во всем: витрины магазинов утопали в гирляндах и серебристом дожде, на деревьях переливались цветами россыпи маленьких лампочек, даже обычные фонарные столбы были украшены веточками елей и праздничными украшениями. На лицах людей царило то предвкушение, ожидание праздника, какое бывает только раз в году, в конце декабря. Холодный ветер был бессилен против праздничных настроений и почти не ощущался здесь, на сверкающем иллюминацией, ледяными фигурами и громадными вывесками проспекте Мира.

– Неплохо, – заметил Макс, разглядывая подвешенные к столбам светящиеся елочки. Почти на каждом столбе висела такая вот мигающая иллюминационная елочка, их совокупность настроили таким образом, что казалось, будто по проспекту идут волны света, бегут навстречу движущимся автомобилям правой полосы и обгоняют транспорт на левой.

Невдалеке вынырнул из кирпичных массивов громадный киноплекс – кинотеатр с большим количеством залов. Напротив я заметил трехэтажную коробку гипермаркета с забитой под завязку автостоянкой. Всюду было красиво и хорошо, провинциальность не ощущалась совсем.

И нигде не было медведей, которых так боятся не то что иностранцы, но и столичные жители.

Леха чуть не сломал шею, осматривая футуристические формы киноплекса. Присвистнув, он спросил:

– Может, зайдем?

– Что, кино захотелось посмотреть? – хмыкнул Топор.

– Почему сразу кино. Там наверняка и бары есть, и рестораны, и ночной клуб. Оторвемся хоть!

– Да ну, – отмахнулся Стас, и мы его поддержали. В киноплексе было слишком шумно и многолюдно, а мы нам хотелось более спокойной и располагающей к пассивному отдыху обстановки.

Мы прошли футуристическое здание мимо, потоптали брусчатку тротуара еще квартала два и обнаружили неприметную вывеску бара «Для вас». Заурядное название, если не сказать больше, но все-таки мы решили зайти и посмотреть, что к чему. Внутри нас ждали чуть ли не больничные цвета и такой же запах. За грязной стойкой размалеванная дешевой косметикой девушка протирала пивные кружки и курила. Из восьми круглых пластиковых столиков был занят только один, да и то, скорее всего, сидели за ним хозяева или их знакомые – четверо хмурых бритоголовых бойца в кожаных куртках. Двое из них явно «лица неместной национальности».

– Ну и гадюшник, – брезгливо заметил Стас, отодвигая стул. – Может, поищем что-нибудь другое, а?

– У меня уже ноги сводит от холода, – пожаловался Леха. – Сейчас отогреемся, потом пойдем и поищем что-нибудь другое.

Мы расселись за столиком и дружно подышали на ладони. Из музыкального центра на стойке бара орали противные блатные песни.

– Нас вообще собираются обслуживать, или нет? – проревел Топор в сторону официантки-бармена. Четверка бритоголовых зло зыркнула в нашу сторону глазами.

– Подойди и сделай заказ, – фыркнула девушка. – Я не обязана тебе прислуживать.

– Чего? – не понял Стас, привыкший к материализовывающимся по первому желанию официанткам «Носферату».

Я попросил его сбавить обороты, встал и подошел к стойке. Девушка удостоила меня презрительного взгляда и продолжила вытирание посуды.

– Заказ-то можно сделать? – спросил я чуть резче, чем хотелось.

Девушка на меня больше не смотрела. Отложив свое занятие, она спряталась за стойкой и чем-то загремела. Послышался ее голос, явно обращенный не мне:

– Гоша, так что там Танька-то говорила? Она вообще собирается, или нет?

Один из бритоголовых с тяжелым акцентом прокаркал непонятный мне ответ. Девушка рассмеялась, вновь появилась в поле зрения и перегнулась через стойку, улыбаясь Гоше.

– Нет, я бы никогда так не поступила! – заверила она. – Вот дура-то!

Я, отчего-то ощущающий себя «кинутым», аккуратно постучал ладонью по стойке. Нехотя и надменно барменша перевела на меня взор чернобровых очей.

– Можно четыре сока? – попросил я, стараясь скрыть в голосе презрение.

– Нет, нельзя, – цокнула языком девушка и покачала головой. – Сначала говорить научитесь.

50
{"b":"1141","o":1}