ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семена успеха. Как родителям вырастить преуспевающих детей
Новенький
Слишком красивая, слишком своя
Сглаз
Владыка Ледяного сада. В сердце тьмы
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Паиньки тоже бунтуют
Сантехник с пылу и с жаром

Я просверлил ее на этот раз откровенно презрительным взглядом и вернулся к своим.

– Не хотят нас обслуживать ни в какую, – вздохнул я. – Обидел ты ее, Стас.

Топор, посерев от злости, резко встал, легко поднял пластиковый стол и швырнул его в стену. Из его глотки вырвался вопль:

– Эй, шалава, ты ничего не путаешь?

То, что должно было произойти дальше, я знал очень хорошо. Четверка бритоголовых парней в куртках повскакивала и бросилась в нашу сторону, на ходу собирая руки в смертоносные кулаки. Кажется, они при этом что-то кричали, но я не слушал. Я смотрел, как Топор по очереди перекинул бойцов через себя, отвесив каждому хороший удар в лицо. Когда за спиной Стаса образовалась кучка матюгающихся человеческих тел, он сплюнул и сказал:

– Валим из этого говна. Я ж говорил, что надо поискать другое место!

Мы опять оказались на морозе. Поискав глазами указатели на места отдыха, мы вскоре нашли еще один бар, не в пример лучше и уютнее того, «больничного». И официанты оказались здесь учтивее, сразу поинтересовались, чего мы хотим, и быстро выполнили заказ. Теперь перед нами стояли пачки с томатным соком и простые пластиковые стаканчики. По-моему, мы удивили местную публику, что не заказали водки, а всего-навсего сок.

– Как же я ненавижу эту провинцию, – ворчал Топор. – Снаружи все как у нас, а заглянешь внутрь – тоска берет от совдеповщины.

Я пожал плечами.

– Значит, ты теперь стал самым главным оуросом? – спросил после паузы Леха. Я пересказал им слова Андрея еще до того, как зайти в первый бар, и приятели мои были, мягко говоря, ошарашены. – И мы должны тебе подчиняться, так?

– Брось, – скривился я. – Вы не должны подчиняться мне. Тем более, я не чувствую в себе никакого энергетического притока.

Топор наполнил свой стакан соком и тут же опустошил его. Совершенно не интересуясь темой нашего разговора, он мечтательно произнес:

– Эх, плохо, что нам, вампирам, нельзя по-настоящему нажраться. Иногда так хочется взять лир водки, запереться где-нибудь в темном месте и напиться в зюзю.

Мы дружно вздрогнули, потому что представили вкус национального русского напитка и того эффекта, который получает выпивший его вампир.

– Мартини пей с кровью. Или вино, – посоветовал Леха. – Выпей за раз несколько литров, может, напьешься.

– Да ну это пойло, – скуксился Стас. – Я вот вспоминаю, как раньше, пока не стал вампиром, было. Я тогда работал на заводе, как самый обычный работяга. Впрочем, я и был обычным работягой, и по выходным мы любили собираться в беседке во дворе. У нас такая беседка была, со всех сторон окруженная зарослями липы, так что ни из окон, ни с улицы не видать. Летом там особенно хорошо: тепло, полумрак, никто не мешает. Мы там пили самогон и спирт, и, пацаны, действительно отдыхали. Нажремся, потолкуем на разные темы, по-мужицки посплетничаем. Иногда драки были, конечно, но без последствий. – Топор вздохнул. – Сейчас в той беседке наркоманы собираются. Я один раз их шугнул, даже сущность свою открыл, но им плевать.

Я, стараясь понять, к чему пытается клонить Стас, не к месту сказал:

– Мы тоже на наркоманов чем-то похожи. Зависимостью, наверное.

– Ага, – согласился Топор, но я был уверен, что он не обратил на мои слова никакого внимания. – А так бы сейчас взял водки или спирта, выпил, проспался б в вытрезвителе. Чем не жизнь, а? Чем эта жизнь хуже нынешней? Мы ведь не короли, нам стесняться своих желаний нечего…

Леха, с которым я переглянулся, пожал плечами. Он тоже не имел понятия, отчего боевика захлестнули чувства.

– Прав ты, Серега, как ни крути, – вздохнул Топор. – У нас преступно забрали жизнь, взамен дав совсем другое, плохое, что ли. Это подло. Но в этом виноваты не те, кого ты хочешь убить, не рядовые вампиры. Чтобы искоренить кровавую братию, чтобы не дать заразе распространяться и далее, надо уничтожить главный источник зла.

– Значит, ты изменил свое мнение? – осторожно спросил я.

– Возможно, – уклончиво ответил Топор. – Просто я понял, как мог жить, останься человеком. Я хотел бы жить именно так, а не иначе. Нельзя навязывать Свет или Тьму, нельзя насильно приводить людей ни к тому, ни к другому. Каждый должен иметь право на выбор. Я знаю, что завтра ты попытаешься уничтожить Старейшину Негельноса. Надеюсь, это получится, и тогда мы вернемся в Оурос, а там посмотрим…

Договорить он не успел, потому что в бар зашли два милиционера с автоматами на ремнях. Один из них, покоренастее, кивнул в нашу сторону и, перекрикивая музыку, рявкнул:

– Молодые люди, на выход!

– Ну вот, и тут менты! – ругнулся Леха. – Наверное, их вызвали из того бара.

Мы по очереди вышли на улицу и увидели «уазик» в милицейской окраске, рядом с которым стоял еще один автоматчик.

– А что случилось, начальник? – наивно спросил Леха.

– Драку затеяли, – спокойно ответил милиционер, – имущество чужое повредили.

– Ни хрена себе! – возопил Стас. – Нас как козлов позорных кидают, а мы должны спокойно на это смотреть?

– Ты рот закрой, мразь! – вякнул другой милиционер, ткнув Топора дулом автомата в живот. – Щас всех перестреляю к чертовой матери, доорешься!

Стас насупился, вновь привычно потянулся за томагавками, но, понятное дело, оружия не нашел. Андрей так и не вернул нам наш арсенал.

– Залазьте в карету, господа! – вежливо пригласил нас третий автоматчик. – Поедем на бал.

Пока мы соображали, что предпринять, рядом остановились два черных «мерса» с сильно тонированными стеклами. Опустилось боковое стекло, и показалась рожа Ганса, который небрежно бросил:

– Пацаны, поехали! Босс позвал.

– А вы откуда нарисовались? – удивился милиционер.

– Из пи…ды вылезли, – подавился Ганс смешком. – Проблемы, начальник?

Троица автоматчиков смутилась. Уж не знаю, за кого они приняли Ганса, но спорить с ним явно не собирались. Мы расселись по машинам.

– Что Андрею понадобилось? – спросил я первым делом, только залез в салон автомобиля.

– Говорит, церемония перенесена на сегодняшнюю ночь. – Ганс взглянул на хронометр. – Осталось два часа, надо подготовиться.

– Но ведь она должна состояться завра.

– А состоится сегодня. Тебе ли не все равно?

С такой аргументацией я был не в силах справиться. Напряженно разглядывая пролетающие мимо витрины, я стал ждать развязки.

Часы на высокой башне – сестре английского Биг-Бена – показывали без четверти полночь, когда дверь открылась, и напряженная физиономия Андрея скривилась в подобии усмешки.

– Пора, дружище.

Я в последний раз взглянул на подсвеченную башню, на огромный циферблат и вылез наружу. Начинался снегопад, и первые снежинки уже кружились в воздухе. Мрачные тучи подсвечивались полной, необыкновенно большой луной и нависли над городом гробовой крышкой.

Меня привезли на церемонию в шикарном «Мерседесе». Прямо на площадки Революции, перед высоченным монументом вождю пролетариата столпились вампиры. Их были тысячи, и все глазели на меня пылающими взглядами, выражающими настолько разные чувства и мысли, что я предпочел не думать о собравшейся толпе. Смущенный и растерянный, я, как маленький ребенок, не отходил от Андрея ни на шаг. Будь я немного раскованнее – взял бы его за рукав.

– Ну и скопище! – прошептал я негельносу. – Никогда б не подумал, что в Новосибирске столько вампиров.

– Да ты что! Здесь наших сотни две, не больше. Остальные понаехали со всей Сибири. Есть также наблюдатели других кланов. – Андрей указал рукой в сторону статных особ, сверкающих глазами из-под широкополых шляп.

– Но все-таки, сколько здесь народу?

– Тысячи полторы, я думаю, – прикинул Андрей. – Потому и проводим церемонию сегодня, а не завтра. Такое обилие вампиров в городе может привлечь ненужное внимание астеров, а мне бы очень не хотелось встречать их.

– Но почему они все собрались здесь? И как вам удалось получить разрешение на митинг среди ночи?

51
{"b":"1141","o":1}