ЛитМир - Электронная Библиотека

– Разрешение мы не получали. Эта площадь на время окружена особой магией: люди видят нас, но сознание это не фиксирует. То есть мы практически невидимы для окружающих смертных. А что касается сбора… Понимаешь, дробление кланов – вещь привычная. Раз в сотню лет происходит раскол внутри определенных сообществ вампиров, и впоследствии меньшая часть уничтожается как неспособная к самостоятельному существованию. А вот объединение крупных кланов – это дело редкое. Всего пару раз вампиры объединялись, да и то причиной была необходимость борьбы со светлыми. Сейчас же причины вроде бы и нет, к тому же ты, как самый молодой в истории Старейшина (тебе это слово не идет, дружище!), вызываешь чисто спортивный интерес. Будь моя воля, я не позволил бы всем им приезжать в Новосибирск, но… Теперь быстренько проведем церемонию, успокоим этих вурдалаков, да по домам. У нас есть еще дела, которые мы с тобой должны провернуть, покуда энергия качается во Фридриха.

– И долго она будет переходить к нему?

– Дня два-три. Но ты не беспокойся, чувствовать ничего не будешь.

Я разыскал в толпе Макса. По обе стороны от него стояли боевики Оуроса. Все трое были напряжены не меньше моего. Макс, заметив, что я смотрю в их сторону, поднял руку и помахал.

Толпа кровососов не колыхалась и молчала. По спине пробежали мурашки, когда я подумал, как похожа эта толпа на армию мертвецов или зомби.

На постамент медленно взошла черная фигура в длинном и просторном балахоне. Капюшон балахона был так низко натянут на голову, что лица я заметить не мог. Однако догадался: передо мной появился Старейшина Негельноса Фридрих Как-его-там-не-помню. Я ожидал какой-то реакции толпы, но она продолжала мертвенно молчать, сверля глазами две наших персоны.

Андрей стоял с каменным лицом и молчал. Чтобы хоть что-то сделать, я почтительно поклонился перед Старейшиной.

– Приветствую тебя, Старейшина Оуроса Андрей, – прошелестел похожий на скрип кладбищенских ворот голос. Он был тих, но толпа наверняка услышала слова. – Я рад, что ты показал истинную мудрость и прозорливость, достойную уважения всего братства вампиров. Ты предложил отдать свою великую силу мне во имя всеобщего благополучия и объединения могущественных кланов Оурос и Негельнос в единое ядро будущего Царства.

Бла-бла-бла, думал я про себя. Говори, говори, пугало, наговорись перед смертью. Ишь ты, «показал истинную мудрость и прозорливость». Да ты, гнилой выродок могильной земли, наверняка сам пустил слухи по городу. Ты боишься меня, такого молодого и сильного, и хочешь поскорее прибрать к рукам кстати подвернувшуюся энергию. Чудесным образом, надо сказать, подвернувшуюся.

Фридрих говорил еще несколько минут, а я изредка кивал головой, якобы полностью согласный с его выкладками. Хотя на самом деле мне было глубоко наплевать, что плетет Старейшина, и как бы невзначай я опустил правую руку в карман плаща, где лежал заветный усилитель. прохладный стержень согрел мою душу и дал храбрости перед выполнением задуманного мною теракта. Как удачно все-таки скопились эти кровососы. Стоят с важным видом, смотрят на нас горящим взглядом. Конечно, есть среди них те, кого я не хотел бы убивать, но, как говорится, назвавшись груздем, полезай в кузов. Отступать сейчас поздно как никогда, тем более я нежданно-негаданно стал предводителем боевого клана. И останусь им, хоть Фридрих думает по другому.

Между нами вдруг появился странный кинжал, который держал Андрей.

– Скрепим вечный союз кровью, бегущей по нашим жилам, – трещал Фридрих. Откуда-то из складок балахона вынырнула его костлявая рука без единого намека на жилы. Но Андрей ловко распорол Старейшине кожу и выцедил несколько капель черной как смола крови в специальный сосуд.

Настала моя очередь, о чем я догадался по пронзительному взгляду носатого. Нарочито вытянув левую руку, я кивнул Андрею. Из разошедшейся раны брызнула алая кровь, и Андрей быстро наполнил ею сосуд.

– Стань первым, вкусившим из сосуда, – уступил Фридрих. Черт, я даже глаз его не видел под капюшоном, а хотелось бы. Особенно хотелось увидеть его лицо, когда прогремит взрыв.

Я посмотрел через плечо на оуросов. Мне показалось, что на их лицах выступили капли пота, несмотря на поднявшийся ледяной ветер. Макс не дышал и превратился в статую, Леха задумчиво жевал губы, а Стас… Стас озорно подмигнул мне!

– Ваше здоровье! – крякнул я и поднял сосуд в тосте, одновременно переламывая цилиндрик усилителя. Я думал, что сломать его будет не так просто, ведь внешне он был похож на металлический, чем на, скажем, угольный. Но когда пришло время, усилитель легко переломился в моих пальцах.

Вначале ничего не произошло. Совершенно ничего. Я испугался, подумав, что что-то пошло не так, но в следующее мгновение площадь озарил ярчайший свет. Я зажмурился, но даже сквозь опущенные веки видел, как толпа собравшихся вампиров стремительно тает, превращается в прах, а прах уносится в неведомые дали мощными лучами света. Растворился стоящий рядом Андрей, растворились несколько упырей за его спиной. Я ужаснулся, когда балахон Старейшины вспыхнул багровым пламенем, и демонические глаза вампира пронзили меня насквозь. Кажется, он что-то крикнул, но я не смог разобрать – слишком сильный рев стоял в моих ушах и откуда рев мог взяться? Неужто свет делает столько шума, или гибнущие вампиры беснуются в агонии?

Я ступил на шаг назад, прикрывая лицо обеими руками. Фридрих разгорелся как костер, в который подлили изрядную порцию бензина. Пламя взвилось так высоко, что стало больше памятника вождю. Но тут произошел взрыв…

Я отлетел на несколько десятков метров, пролетел площадь наискось и врезался в припаркованный автомобиль, безнадежно помяв его. Что-то просвистело над моей головой, шрапнель осколков памятника брызнула в лицо, высекая глубокие борозды. Я невольно вскрикнул и перепрыгнул автомобиль, дабы спастись от метеоритного дождя гранитных глыб.

Все произошло очень быстро, и когда с неба перестали падать камни, я некоторое время пытался понять, что произошло. Осторожно выглянув из-за укрытия, я увидел заваленную мусором и остатками вождя площадь, большую воронку на месте стоявшего Фридриха и лежащих ничком оуросов. Взрыв пощадил их, как и говорил Игорь. Молодчина, не обманул…

Кроме моих приятелей на площади остались и другие участники торжественной церемонии, ошеломленные и не понимающие, что произошло. Я сказал бы, что площадь по-прежнему оставалась многолюдной, хотя большая часть вампиров развеялась. Конечно, выжившие были членами других кланов – так называемые наблюдатели. Они стряхивали с себя гранитную пыль, ворочали головами и бормотали проклятия. Среди уцелевших были и люди: Ганс с двумя телохранителями Андрея, неизвестные мне типы…

– Что, черт возьми, произошло? – взревел кто-то из вампиров. – Где Старейшина Фридрих? Где Старейшина Андрей?

– Тут я, че орешь, – подал я голос, обходя покореженный автомобиль. – А где Фридрих, ума не приложу.

Вампир посерел лицом, заметив, что я выгребаю из кармана остатки цилиндра.

– Ты! Ты убил Старейшину! – заревел он голосом раненого слона.

– Вы бы валили отсюда, почтенные, пока сами дышите, – посоветовал Шокер, хищно скаля зубы. – Бегите к боссам, расскажите о том, что видели, и получите урок!

– Какой еще урок? – не понял другой наблюдатель.

– Что рано или поздно придет и ваше время, – подключился Топор.

– Вы поплатитесь за это! – трубил первый наблюдатель. – Вы решили идти против братства вампиров, вы, ничтожные создания!…

Стас молниеносно подскочил к вампиру и врезал тому в ухо. Вампир комично раскинул руки и пролетел солидное расстояние, прежде чем затормозил о не кстати растущее дерево. Другим объяснять не пришлось, и они, противно шипя, предпочли ретироваться самостоятельно.

Шокер подошел к держащемуся за голову Гансу. Между пальцев того сочилась кровь, должно быть, осколок попал в голову и причинил серьезную рану.

– Говори, где лежит оружие, которое вы забрали у нас! – потребовал Леха, встряхнув человека.

52
{"b":"1141","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Милые обманщицы. Соучастницы
Путь к характеру
Жена по почтовому каталогу
Его кровавый проект
Закон торговца
Убыр: Дилогия
Ирландское сердце
Шаман. Похищенные
Гортензия