ЛитМир - Электронная Библиотека

Я выковырял из раны на руке отколовшийся зуб, принадлежавший когда-то одному из мертвецом. Тело покалывало и «вело», что означало процесс регенерации тканей, так называемое восстановление. Странно, но мертвецы смогли серьезно искусать меня не смотря на защиту Медальона Бескровия. Пули не вредили, но поднятые демоном мертвецы…

– Теперь демоны не успокоятся, пока не уничтожат всех нас, – заключил Топор. – Доигрались в войну, мля!

Я кисло поморщился:

– Не стоит сходить с ума раньше времени.

– А что, у нас есть козырные карты в рукаве?

– Может, и есть, – уклончиво ответил я, не представляя, однако, какими козырями может располагать наш маленький отряд.

– Если бы уцелели вампиры, – укоризненно произнес Стас, и упрек в его голосе предназначался мне.

– Сколько сейчас времени?

Стас шумно развернулся и в полном недоумении уставился на меня. Даже Шокер против обыкновения не стал смотреть в зеркало заднего вида и тоже повернулся, бросив управлять мчащимся с большой скоростью джипом.

– Ты что, собрался идти на кладбище?!

– Сколько времени? – настойчиво повторил я вопрос.

Леха вернулся к управлению, мелком глянув на наручные часы.

– Без четверти десять.

– Значит, еще есть два часа, – зачем-то уточнил я. – Надо подготовиться…

– О Дьявол! Ты на самом деле псих, Гейзер! – застонал Топор, закрыв лицо руками. – Ты же не представляешь, что там будет, на кладбище! Просто пойди дедуктивным путем и догадайся, зачем Сэктон назначил встречу именно на главном городском захоронении.

Я уже давно сделал соответствующие выводы, но Топор, видимо, и в самом деле считал меня безумцем.

– Там тысячи, десятки тысяч могил! Десятки тысяч воинов, которых может поднять демон! При этом нежить нельзя уничтожить серебром или святой водой, им не страшны глубокие раны – сам видел! Полсотни оборотней – чепуха, но рать с городского кладбища – это страшная сила!

Я отвернулся к окну и минуту смотрел на пролетающие здания, особо не вглядываясь. Затем обратился к боевикам:

– Если Сэктон оживит столько трупов, то Актарсис обязан будет вмешаться. Разве не это втолковывалось мне всеми кому не лень на протяжении нескольких месяцев? Действие одной стороны обязательно вызывает противодействие другой.

– Актарсис не станет вмешиваться, и знаешь, почему? Потому что разборки идут внутри самой Тьмы! Астеры будут спокойно наблюдать, как всех нас посадят на кол и обезглавят, особенно после того, как мы расстреляли два с лишним десятка ментов. Живых ментов, между прочим! Живых людей! Зачем тратить силы на уничтожение отродий зла, когда они сами с успехом справятся с этой задачей.

– Но оживление целого кладбища – это не игрушки! – попытался я возразить, уже зная, что спор проигран. – Что если мертвецы пойдут в город? Астеры обязаны помешать этому!

– После того, как нас убьют, мертвецы преспокойно залезут в свои могилки и опять подохнут. Никто из смертных даже не догадается, что ночью мертвяки всем скопом разгуливали под луной. Сэктон не самоубийца и, выполнив поставленную перед ним задачу, не станет идти дальше. А задача у него, сам знаешь, какая.

Шокер уже подруливал к моему дому. Когда машина замерла перед крыльцом, он заглушил мотор и сказал:

– В любом случае нам надо что-то делать. Самое лучшее – свалить из страны куда подальше. В Африку, в Сахару!

Я вылез в вечернюю прохладу. Зима едва ли чувствовалась, не то что в Сибири.

– Сергей, ты слышал? – крикнул Топор. – Нам надо что-то делать!

– Можете бегать хоть вечность, – пожал я плечами. – А я через два часа буду на кладбище.

Топор завыл от бессилия, бормоча:

– Первый раз вижу вампира-самоубийцу…

Я ожидал, что позади заворчит мотор джипа, и оуросы уедут. Но услышал, как хлопнули двери, и вампиры последовали за мной.

ГЛАВА XVIII

И когда вода отступит назад,

Берег выйдет и откроет героя…

В. Бутусов.

Когда мы поднялись в квартиру, то я обнаружил стоящих у дверей автоматчиков. Черт, они выполнили поручение! На мой вопрос, что они делают снаружи, последовал ответ:

– Турин выгнал нас за дверь. Сказал, что мешаем.

Я кивнул, отпер замок и зашел внутрь. На диване лицом к спинке лежала Наташа, укрытая почти с головой мягким пледом. Похоже, она спала. Рядом с ней в кресле сидел Макс с пультом в руках, а перед ним стояла плазменная панель телевизора. Я узнал в ней собственность друга и понял, что тот догадался принести кинотеатр из своей квартиры. Увидев нас, Макс поднялся навстречу, положив пульт на остатки журнального столика.

На мой молчаливый вопрос он ответил:

– Наташа только что уснула. Дьявол, ну и звери поработали над ее лицом!

Я тихо, чтобы не нарушать сон любимой, прошептал:

– Пойдем к тебе. Надо кое-что обсудить.

Мы покинули одну квартиру и гуськом перебрались в другую, велев охране не терять бдительность и зорко следить за спокойствием девушки. Едва дверь за нами закрылась, Макс всплеснул руками и воскликнул:

– Перед самым вашим приходом был экстренный выпуск новостей. Говорили, что некто устроил кровавое побоище в отделении милиции, разрубив всех, кто там был! Я полагаю, это ваших рук дело.

– Наших, – буркнул Топор, падая на диван.

Пока я хозяйничал на кухне и приготавливал кофе, Максу пересказали историю нашего проникновения в отделение милиции на Волгоградском проспекте. Он был в шоке от истории, но тем не менее выразил недовольство тем, что его оставили в стороне. Когда я объяснил, что в стороне его никто не оставлял, но он выполнял важную задачу по обеспечению безопасности Наташи, друг успокоился.

Теперь нам предстояло обговорить то, каким образом противостоять демонам в грядущей битве.

– Черт, если бы не Сэктон! – причитал Стас. – Против него мы совершенно бессильны!

– И непонятно, кто такой этот Альпос, – добавил Леха. – Если он тот самый лейтенант, то с чего ради нам его бояться? Ведь он же человек…

– Странное имя у него – Альпос. Может быть, это кличка? – Макс вопросительно посмотрел на нас. – Я к тому, что, к примеру, Леху зовут Шокером, потому что он в драках пользуется шестом с электрошоками, а Топор – своими томагавками. И тебе, Серега, кличку Гейзер не просто так дали… Может, этот Альпос когда-то в Альпах был?

– И что с того? – хихикнул Стас. – Нам это ничем не поможет.

За нашими спинами раздался голос:

– Его имя произошло от слова «альп».

Мы дружно повернули головы и недоуменно уставились на Светлану, охотницу Ордена Света, стоящую в дверном проеме с большой спортивной сумкой в руке. Как она открыла дверь, я мог только догадываться. У светлых, вероятно, есть свои способы проникновения в запертые жилища.

А Света, не обращая внимание на недоумение на наших лицах, прошла вглубь комнаты, поставила сумку на пол и села на подлокотник кресла рядом с Топором. Последний невольно попытался отстраниться от охотницы подальше.

– Альпами в средние века звались вампиры, обитавшие в северных областях нынешней Германии, – невозмутимо продолжила девушка. – В настоящее время это слово имеет более узкое значение и обозначает особый вид вампиров, практически неуязвимых для оружия.

– Откуда ты взялась? – осведомился Шокер. – И, собственно, зачем ты здесь?

– Затем, чтобы помочь вам.

– Помочь?! – воскликнул Топор. – Вот это да! Еще один псих в нашей банде! Да где это видано, чтобы светлые помогали темным?

– Вы ведь планируете операцию против сил Тьмы, не так ли? – подмигнула Светлана. – Поэтому я вправе считать, что поступаю правильно.

В дверь, которую охотница закрыла за собой, тихо постучали. Еще один волонтер явился, что ли, подумал я отвлеченно. Макс поспешил в прихожую и открыл дверь. После неясного шороха и шепота он окликнул меня:

– Серега!

Я повернул голову и увидел Наташу. Она стояла, понурив голову, но сквозь прикрывшие лицо волосы можно было видеть ужасные раны. Девушка робко прошла и села рядом со мной, никуда особенно не смотря.

57
{"b":"1141","o":1}