ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ох, Дьявол меня побери! – прошептал ужаснувшийся Топор. – Теперь, Гейзер, я тебя понимаю… Сукин сын этот Альпос!

– Разорву собственными руками! – вторил шепотом Леха, потрясенный не меньше друга.

Наташа была любимицей всех вампиров «Носферату». Не знаю, спала ли она с Лехой или Стасом, и предпочитаю не думать об этом, но девушку по-настоящему любили и считали если не любовницей, то по крайней мере младшей сестренкой, красивой и ветреной, нуждающейся в постоянной опеке и защите.

Света побледнела, разглядывая раны на лице Наташи. Я, чтобы прекратить это молчаливое созерцание чужого горя, обнял Наташу и прижал к груди.

Мы несколько минут просто обменивались взглядами, пока Топор не выдавил сквозь зубы:

– За что?

– Видимо, Альпос таким образом отомстил Сергею за собственное уродство, – предположила Светлана.

– Но я его пальцем не трогал! – возопил я.

– Так ли это? – прищурилась охотница. – У меня есть информация, что, прежде чем ретироваться из отделения, ты его укусил.

Я вспомнил, что действительно такой факт имеет место быть.

– Но я же его не уродовал! К тому же, раз я заразил его вампиризмом, почему он не погиб вместе с остальными оуросами?

– Я говорила тебе, что процесс мутации занимает определенное время. Ты внес в его кровь и его душу инфекцию, но полноценным вампиром он стать не успел. Взрыв, должно быть, вызвал что-то похожее на лучевую болезнь, обезобразив тем самым Альпоса до неузнаваемости. А он, зная твой новый адрес, решил наведаться в гости и отомстить, тем более что почувствовал в себе невероятную силу.

Я какое-то время переваривал слова девушки, но потом спросил:

– Откуда же у него сила?

– Не знаю, – смутилась она. – Но кто-то превратил его в альпа – практически неуязвимого вампира.

– Замечательно! – выразил общее мнение Топор. – Я-то думал, что он всего лишь человек или обычный вампир, а он, оказывается, чертов альп!

Я рассказал Свете о том, что кроме Альпоса у нас есть и другие враги, и в частности – Сэктон и Герадо.

– Да, это серьезные противники, – согласилась охотница. – Герадо повелевает всеми оборотнями, как Познавший Кровь – вампирами. Он демон древний и сильный. А Сэктон – маг-некромансер, тоже демон, и тоже практически неуязвимый.

– Но ведь это чертовски прекрасно! – бился Топор в поддельном веселье. Глаза его были комично округлены. – Трое «практически неуязвимых» парня против вполне смертных вампиров.

– Я сказала «практически неуязвимых» специально для того, чтобы намекнуть: существуют теоретические способы уничтожить их всех.

Мы с любопытством стали слушать то, что решила рассказать охотница. Определенно, ее знания в области сил Тьмы могли помочь нам противостоять демонам.

– Герадо очень сильный демон, его дом – Преисподняя. Но, оказываясь в Срединном мире, он в силу особенностей своей энергетики становится завязан на физическом теле. Чтобы повелевать оборотнями, надо самому быть оборотнем, и Герадо вынужден носить физическую оболочку. Но притом его нельзя убить ни серебром, ни топором, никаким оружием вообще. Основная сила Герадо заключена в его способности контролировать разум оборотней, воздействовать на них дистанционно, ментально. Он может дать любую команду любому оборотню в любой точке мира, когда поднимается в Срединный мир.

– В чем же тогда заключается его уязвимость? – нахмурился Леха.

– Он оборотень и повелевает другими оборотнями, но смертен. Смерть ему может принести обычный вервольф, вступивший с ним в схватку, – пояснила девушка. – В такой схватке Герадо не сильнее среднестатистического перевертыша.

Топор поморщился и нахмурил брови еще сильнее. После недолгих раздумий он выдал:

– Герадо способен контролировать всех вервольфов, так? Тогда где нам достать оборотня, не поддающегося его воздействию? Отчего-то мне кажется, что такого оборотня не может быть в принципе, и чертов Герадо неплохо застрахован от несчастного случая!

Светлана не стала отвечать на этот, прямо скажу, важный вопрос.

– Теперь Альпос. Он обладает колоссальным запасом живучести, скорость регенерации его тканей почти мгновенна. Скажем, вы отрубаете ему голову, но прежде чем вам меч или топор выйдут из шеи, рана затянется. И тем не менее смертен. Крестьяне северной Германии в средние века нашли способ борьбы с альпами. Для того, чтобы убить вампира, они обрызгивали его святой водой. Вода отнимает способность быстрого заживления ран, и, пользуясь этим, крестьяне втыкали в сердце альпа деревянный, чаще осиновый кол, предварительно смоченный кровью священнослужителя.

– Ну дела! – подивился Стас. – Оказывается, эти альпы полные уроды! Мы-то можем хоть душ из святой воды принимать, и ничего, а они слабеют!

– Альпы сильнее простых вампиров и больше завязаны на темной энергии. Освященная вода несет в себе энергию Света, которая, в свою очередь, оказывает гораздо большее влияние на вампира-альпа, чем на обычного вампира.

– Это понятно, – махнул рукой Леха. – Остается загвоздка с кровью священника. Я почему-то склонен полагать, что крестьяне, борясь с альпом, решали сразу две задачи: во-первых, конечно же, уничтожали вампира, а во-вторых, проверяли, истинный ли служитель Господа в их местной церкви.

– Так оно и было на самом деле, – согласилась Светлана. – Если кол, смоченный кровью священника, альпа не убивал, то убивали самого священника, справедливо считая его нечестивым служителем Бога, не верующим в своего Отца, живущим не по канонам Церкви.

– Хе, но если уже тогда были такие прелюбодеи, то что говорить о современном мире? – поперхнулся Топор. – Даже Папа Римский ныне больше верит в жизнь на Марсе, чем в Господа Бога!

– Ты несправедлив, – упрекнула его Светлана. – Папа не может не верить в Бога, иначе не стал бы Папой.

Топор покачал головой, как бы говоря: «Как же, как же!…».

– Но не полетим же мы в Ватикан за его кровью! – хлопнул в ладоши Шокер.

– Конечно, не полетим. Да и незачем. У меня есть знакомый священник, в чистоте и святости которого я полностью уверена, – заверила охотница.

– Ах, ну да, – дал себе по лбу Леха. – Ты же светлая, я все забываю об этом.

Светлана улыбнулась и сделала что-то вроде мини-реверанса, насколько это возможно в сидящем положении. Продолжила:

– Остается Сэктон, демон-некромансер. С ним гораздо сложнее, потому что демона такого уровня способен убить лишь лиандр – меч ангела. Проблема, правда, в том, что лиандр может держать в руках лишь ангел.

Макс, опять предпочитая держаться в стороне обсуждения, воскликнул:

– Так позовем на подмогу пару ангелов! С их помощью мы справимся с демонами в два счета!

– Не получится, – печально ответила Светлана. – Астеры не станут помогать силам Тьмы, даже если эти силы идут против своих. Моральные принципы астеров не позволяют такого.

– Ни хрена себе расклад! – заорал Топор. Я все больше убеждался, что он был самым психически неустойчивым из нас. – Это что же получается, мы готовим операцию по уничтожению сильных демонов Яугона, мы начинаем серьезную войну против сил Тьмы, дабы в конечном счете победил Свет, мы рискуем собственными задницами рады склонения чаши весов в пользу Актарсиса, и при все при этом астеры не собираются помочь нам?

Понурив взгляд, Светлана отрицательно покачала головой.

– Да какие они тогда светлые-то! – ревел Стас. – Такие же сволочи, как и… все остальные! А еще хотят победы, моралисты х…евы!

– Стас, остынь! – посоветовал Леха. – Не будут помогать – хрен с ними. В конце концов, у нас есть охотница из светлых, что тоже неплохо. Кстати, а что Орден? Может, стоит позвать их на помощь?

– Охотники тоже не станут вмешиваться, – возразила Светлана. – Орден Света призван выполнять строго определенные задачи: следить за популяцией вампиров, за их проделками и – иногда – уничтожать. В драки с участием демонов Яугона охотники не полезут хотя бы потому, что толку от них мало – всего лишь люди, смертные и уязвимые.

58
{"b":"1141","o":1}