ЛитМир - Электронная Библиотека

– Оборотни уже близко, – прошептала Светлана.

Кладбище располагалось на склонах нескольких холмов, и главная аллея вела нас как раз в ложбинку между двумя из них. Чем ниже мы спускались, тем больше хотелось бросить все и вернуться. Я мог видеть напряжение на лицах напарников и знал, что такое же напряжение царит на моем собственном лице. Не было ничего удивительного, когда внезапно поднялся туман. Он призрачными струями появлялся из могил, тысячами змей извивался меж крестов и памятников. Туман принес с собой еще большее чувство тревоги, запах сырой земли и влагу.

– Не нравится мне все это, – тихо сказал Шокер, вглядываясь в белую пелену.

Внезапно что-то прыгнуло на капот джипа и тут же исчезло в тумане.

– Черт, что это было? – заорал Топор, выхватывая пистолет-пулемет.

– Похоже, собака, – отдувался Шокер.

– Ага, здоровенная псина с горящими глазами, – согласилась Светлана. – Оборотни!

Едва она прокричала последнее слово, как из темноты на машину накинулись многочисленные тени. Поднялся ужасный скрежет и вой, грубый и ничуть не похожий на собачий лай окружил джип. Десятки ударов посыпались на корпус автомобиля со всех сторон, нас закачало как жалкое суденышко во время шторма. Не прошло и двух секунд, и все стекла оказались выбиты. В образовавшиеся дыры просунулись чудовищные морды полуволков-полу-хрен-знает-чего с огромными зубами и горящими адским пламенем глазами. Прямо перед моим носом клацнула воняющая разложением пасть оборотня, но я уже успел достать свой полуавтоматический пистолет пятидесятого калибра. Ствол оружия вошел глубоко в глотку, и раздался выстрел. На меня брызнуло горячей кровью, а лопнувшая голова оборотня исчезла за дверью.

И тут же заголосили «Вихри» вампиров. Под нескончаемые атаки здоровенных – размером с телят – чудовищ мы покинули салон автомобиля. Я поначалу отстреливался из пистолета, но когда патроны в обойме закончились, я, не успевая поменять ее, открыл огонь из «Клинов». Туман рвало в клочья яркими и длинными языками пламени, изрыгаемыми нашим оружием; пространство заполнилось диким ревом оборотней, каждый из которых был похож на греческого Цербера – огромного трехглавого пса, охраняющего ворота в Царство мертвых. Тот факт, что у нападающих на нас вервольфов было по одной голове, едва ли успокаивал.

Патроны в магазинах пулеметов закончились. Скорее почувствовав, чем услышав сухие щелчки, я присел на одно колено и попытался перезарядить оружие. Тут же откуда-то со стороны на меня прыгнул массивный волк, зубы два раза клацнули слева и справа от моей головы, и я спасся лишь благодаря реакции.

– Пшел вон! – зарычал я в тон оборотню. Сильным ударом обеих рук я подбросил его высоко в воздух, и перед тем как он коснулся земли, я успел разрядить в него всю обойму вновь перезаряженного пулемета.

Слева от меня Топор яростно поливал пространство огнем. Я краем глаза видел, что ему удается сдерживать приток монстров, и когда Топор вдруг исчез из поля зрения, я забеспокоился. Увернувшись от прыжка очередного волка, я повернулся и закричал:

– Топор!

В отдалении от машины послышались звуки возни и характерные для вампира ругательства. Сшибая на ходу наскакивающих оборотней, я побежал в сторону шума и споткнулся о валяющегося среди могил вампира. В руках он сжимал толстую шею волка, не давая тому прокусить собственное горло. Я выставил сразу два «Клина» и двойным выстрелом убил оборотня.

– Черт, заело ствол! – объяснил Топор. – Эти суки сразу потащили!

Мы поспешили к пятнам света от автомобильных фар, вокруг которых периодически вспыхивали желтые огни выстрелов. Повсюду уже лежали тела поверженных чудовищ… Оборотни отличаются тем, что после смерти в облике волка превращаются в людей. И сейчас, перепрыгивая через трупы, я с отвращением замечал простреленные головы и развороченные лица обычных людей. Возможно, я даже встречал кого-то из них раньше и не знал, что он оборотень…

Одновременно на нас с Топором кинулись два волка, на порядок крупнее предыдущих. Мы упали на дорогу и стали бороться с чудовищами, при этом сами рычали как настоящие оборотни. Стас, шипя, сумел сбросить оборотня с себя и теперь прижал его к асфальту. Его глаза полыхали, как и глаза нападающих, пламенем, а зубы, отчего-то показавшиеся мне невероятно длинными и острыми, оскалились в кровожадной усмешке. Вампир несколько раз приложился кулаком к косматой морде, а потом нырнул в его шкуру и впился клыками в разгоряченную, буквально взмыленную кожу, прокусывая ее до крупных сосудов. Все это я видел, пытаясь одолеть набросившееся на меня существо. Я перевернулся на бок, уклоняясь от зубов вервольфа, кулаком въехал ему по уху, а затем лбом – прямо в горячий нос. Оборотень взвыл и попытался отпрыгнуть в сторону, но я ловко схватил его за гриву, свернул шею и, подобно Топору, вгрызся глубоко в плоть чудовища. В рот сразу же хлынула вязкая, противно пахнущая кровь, от вкуса которой я едва не потерял сознание. Желудок попытался воспротивиться такой пище, и я едва смог сдержаться, но продолжал жадно всасывать жидкость и с каждым глотком ощущал прилив сил.

Топор рядом уже покончил со «своим» оборотнем, выпрямился в полный рост и завыл, обратив залитое кровью лицо и раскрытую пасть вверх. На него прыгнул из тумана новый противник, но вампир после недолгой борьбы впился и в него. Я же, почувствовав, что насытился, подобрал выроненное оружие, и по обнаженным и окровавленным человеческим телам пошел в сторону машины. Слишком поздно спохватился, что больше не слышно выстрелов, и одним прыжком оказался на крыше джипа. Но волнения были напрасными: Макс и Шокер, как и мы с Топором, нависли над трепещущими и поскуливающими волками, высасывая из них противную густую жидкость. Лишь Светлана не принимала участия в общей трапезе и, держась за бок, навалилась на открытую дверцу автомобиля.

– Как ты? – рыкнул я, все еще обуянный азартом схватки и кровавым опьянением.

– Нормально, – поморщилась девушка.

Вскоре из тумана выплыла испачканная физиономия Топора. В руке он тащил отрубленную волчью голову, которая с каждой секундой все больше принимала облик человеческой. Когда Топор наконец презрительно швырнул ее в туман, голова волка окончательно превратилась в голову человека. Грозно оглядев поле битвы, вампир зарычал:

– Тут больше чем полсотни перевертышей. Вся сотня будет.

Макс и Шокер оторвались от жертв и присоединились к нам, обтирая лица от крови. Вокруг повисла подозрительная тишь, даже туман перестал колыхаться и замер в ожидании.

– Ну, теперь мертвяки? – бросил Макс.

Точно ожидая его слова, из тумана послышались сотни шаркающих звуков. Сотни глоток одновременно зашипели в нашу сторону. Сотни быстро превратились в тысячи, тысячи – в десятки тысяч, десятки тысяч – в несколько сотен. Над кладбищем висело невероятно плотное и громкое звуковое облако мерзкого замогильного шипения, и я понял, что оборотни были лишь разминкой. Теперь предстояло перебить огромное количество нежити.

Шокер поспешно открыл помятую дверь багажного отсека и по одному вытащил четыре ручных противотанковых гранатомета. Мы смогли раздобыть это грозное оружие в одном из потайных арсеналов Игоря, там же набрали достаточное количество гранат и даже один миномет.

– Эх, сейчас бы стратегический бомбардировщик! – мечтательно произнес Леха, раздавая гранатометы. – Или танк, на худой конец.

– Что ж ты раньше-то не подумал! – упрекнул его Топор, и я не понял, шутит ли он.

Уложив гранатомет на плече поудобнее, я откинул прицельную планку.

– Подождите, пусть поближе подойдут, – посоветовал Шокер.

Мы напряженно всматривались в непроглядную пелену тумана, но долгое время не могли ничего разглядеть. Шипение многочисленных мертвецов кончилось, но явственно ощущалось их присутствие. Я буквально чувствовал кожей приближение нежити и мысленно пожелал нам всем удачи.

Первых мертвецов мы заметили благодаря яркому свету фар. Плотная толпа полусгнивших, сгнивших и совсем свежих человеческих тел быстрым шагом направлялась к нам. В провалах глазниц сверкали холодные искры угрозы.

61
{"b":"1141","o":1}