ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пассажир
Литерные дела Лубянки
Обязанности владельца компании
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Обычная необычная история
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Элиты Эдема
Не прощаюсь
С того света

Демон жутко улыбнулся, и из-за кучи останков армии мертвых вышел пепельно-серый волк, огромный, как бык. Не могу не сказать, что человек-оборотень, трансформируясь, становится похож на волка или собаку лишь постольку поскольку. Сходство просматривается отдаленное и вблизи и вовсе теряется. Оборотень, во-первых, намного крупнее обычного волка или собаки – даже сенбернара, кавказца. Во-вторых, короткий хвост, длинная сбившаяся шерсть и омерзительная до ужаса морда и вовсе лишают его сходства с благородными животными.

– Герадо! – прошептала Светлана.

Пепельный оборотень кошачьей походкой направился в нашу сторону. Глаза его сверкали пламенем, из полуоткрытой пасти свешивалась тягучая слюна. Монстр тихо рычал, оскалив острые клыки с палец длиной.

Из-за кучи показался еще один персонаж этой ночной схватки. Толстый, взлохмаченный и до неузнаваемости изуродованный человек порывисто прошелся за спиной Сэктона, поднял с земли отрубленную руку какого-то мертвеца и с остервенением откусил большой шмат гнилого мяса.

– Альпос! – ощерился я.

Милицейская форма на вампире давно пришла в негодность и выглядела на тысячу лет.

– Привет, неудачники! – выкрикнул Альпос – А тебе особенный привет, придурок!

Последние слова, как я понял, были предназначены мне. Я выпрямился в полный рост, крепче сжал рукоятки мечей и сделал шаг навстречу.

– Зря я не поверил, когда ты говорил мне о вампирах, – каркающим голосом кричал Альпос, брызгая черной кровью мертвеца. – Это же надо, а? Вампиры, демоны, оборотни, всякая прочая хрень… Но знать об этом еще куда не шло. Однако ты, чертов засранец, превратил меня в это говно! – Он сделал что-то похожее на реверанс. – Ты, сука, вцепился своими зубищами в мою шею и превратил в вампира, мать твою! Ты забрал у меня мою жизнь, сделал демоном, разрушил все мои планы! Но тебе показалось мало, и ты, ублюдок, взорвал какую-то бомбу… Теперь я не только вампир, но самый уродливый вампир в мире!

Альпос, тыча пальцами в свое лицо, яростно скалил зубы. Я обнаружил, что у него, в отличие от всех виденных мною вампиров, все зубы походи на клыки: заостренные, клинообразные.

– Ты и при жизни был дерьмом! – крикнул я в ответ.

Вампир посерел.

– Возможно, был не самым лучшим человеком, но то, что ты со мной сделал, я явно не заслуживал.

– Откуда тебе знать, мразь! – заревел я звериным голосом. – Сейчас ты ответишь за причиненные моей девушке страдания!

– О, а я уже и забыл о той красотке, – с поддельной печалью всплеснул руками Альпос. – Да, хороша была куколка, ничего не скажу. Но сейчас-то она еще лучше, не правда ли, упырь? Да такую девочку я и сам не против потыкать, но, понимая твои претензии на нее, благодушно уступаю!

Пока он говорил все это, я пригнулся почти к самой земле и рванул в его сторону. Последние десяток метров я преодолел в прыжке, широко разведя руки с мечами. Захватив ногами шею вампира, я заставил его повалиться наземь, а потом выгнулся «мостиком», вонзая острия катан в толстый живот. Против ожидания, Альпос даже не пискнул от боли, а я получил ощутимый тычок в спину и отлетел в кучу останков.

– Мышка научилась летать! – верещал демон, зачем-то отряхивая грязный пиджак, один погон которого бесследно исчез.

Я мигом поднялся на ноги и разбежался для нового удара. Дайто-катаны совершили молниеносный и сложный полет, выделывая фигуру, заученною мной в бою с мертвецами. Голова и руки Альпоса должны были отделиться от туловища и упасть к моим ногам, но на вампире не было даже царапины.

– Упс! – надменно улыбнулся он. – Не идет!

Он схватил меня за ворот плаща и швырнул в сторону напарников. Топор быстро помог мне подняться и зашипел:

– Сейчас я с ним разберусь!

– Подожди! – остановил я его. – Простым оружием Альпоса не одолеть!

Между тем, Герадо подкрался к нам на расстояние прыжка. Тихо и стремительно он выстрелил свое тело вперед и повалил Макса, но вампир, спасая собственное горло, успел выставить меч. Схватив пастью вместо плоти окровавленную сталь, Герадо с визгом отскочил в сторону, свирепо сверкнул глазами и изготовился для очередного нападения.

– Ну-ка, отойдите в сторону, – посоветовал Шокер, извлекая свою металлическую дубинку. Щелчок, и дубинка раздвинулась, превращаясь в опасное оружие. – Пойди сюда, зверюга! Я тебя выдрессирую, ручным станешь!

Герадо перевел пылающий взгляд на Леху, клацнул пастью и прыгнул. Вампир отскочил, а оборотень напоролся на конец боевого шеста. Раздался щелчок, яркая электрическая искра на мгновение ослепила меня, а потом в воздухе запахло паленой шерстью.

– Нравится? – ревел Шокер. – Давай еще раз попробуем!

Он стал обходить оборотня слева, а Макс, держа наготове меч – справа.

Мы с Топором обратили все внимание на Альпоса, жирного вампира, когда-то бывшего жирным ментом. Я, не выпуская катан, бросился вперед, обгоняя томагавк, который Топор метнул в лоб альпа. Вонзив мечи, я с силой провернул их внутри вампира и пригнулся. Тут же томагавк с характерным треском глубоко вошел в голову альпа. Однако, демон не ослаб ни на йоту и отбросил меня чудовищным пинком. Выдернув томагавк изо лба, он хищно улыбнулся.

– Это ваше, молодой человек?

Я не успел заметить, как Альпос замахнулся. С невероятной скоростью томагавк преодолел расстояние до Стаса и рубанул по руке, все еще сжимающей другое оружие. Топор заорал и упал на колени, а из почти отрубленной руки фонтаном брызнула алая кровь.

Герадо, переводя взгляд то на Макса, то на Шокера, медленно пятился и рычал. Когда вампиры уже решили, что сумели испугать демона, он бросился на Макса, не смотря на выставленный меч. Оружие пронзило оборотня насквозь, но прежде чем свалиться на землю, он захлопнул пасть на лице моего друга. Электрошок откинул Герадо прочь, однако Макс был серьезно ранен: левая половина его лица практически перестала существовать, обрывки щеки свисали вниз и обнажали челюсть и конвульсивно дергающийся язык.

Шокер раскрутил шест и грозно пошел на оборотня, но тот умудрился избежать встречи с электродами, бросился вампиру под ноги и свалил в стекшую с кучи мертвечины черную жижу. Пока Шокер пытался встать, Герадо вгрызся в его спину, разрывая плоть и пытаясь достать печень.

– Эй, сука! – прорычала Светлана. – Иди ко мне, грязная скотина!

Надо же, а я и не знал, что светлым разрешено сквернословить. Уклоняясь от многочисленных ударов Альпоса, я краем глаза видел, как с девушкой происходит что-то невероятное…

Светлана упала на колени и выгнулась, как кошка. Из ее горла исторгся демонический крик, похожий на громкий рык Герадо, смешанный с непонятным визгом. Девушка впилась пальцами в землю, распрямила спину, и я увидел, как ее обнаженные белые и ровные зубы стали превращаться в звериные клыки. Пальцы на руках резко превратились в когтистые лапы, черные штаны затрещали по швам, и плащ, и без того давно уже ставший непригодным, наконец разорвался надвое и спал с плеч Светланы.

Оборотень!

Топор забыл о своей ране и с отвисшей челюстью смотрел, как охотница на вампиров быстро трансформировалась в большого черного волка. Макс, умудрившийся перевернуться на спину, стонал и скрипел зубами от боли, но тоже наблюдал за метаморфозами. Лишь Шокер не подавал признаков жизни и лежал ничком, а Герадо медленно сполз с него, вперившись огненными глазами в нового противника.

– Нихера себе, засада! – усмехнулся Альпос. Я успел увернуться от летящего в меня кулака, но тут же получил кленом в пах и осел.

А Светлана, уже потерявшая сходство с человеком, в последнем спазме окончательно превратилась в антрацитового волка. Ее глаза пылали жаром Преисподней, и пасть со снежно белыми зубами широко открылась, исторгая смешанный с рыком вой. Герадо стал заходить для атаки, но Светлана опередила его и набросилась первой. Завязалась страшная драка двух оборотней, клочья шерсти полетели в стороны, смесь звериных звуков смешалась с клацаньями зубов и мокрыми хлюпаньями прокусываемой плоти. Я успел заметить, что на землю упала первая капля крови Герадо, до этого момента остававшегося неуязвимым для нашего оружия.

63
{"b":"1141","o":1}