ЛитМир - Электронная Библиотека

Почему я не теряю сознание? Почему я еще не умер? Или, быть может, я все-таки умер, но пока не догадываюсь об этом?

Я осознал, что стою на четвереньках над бездыханным телом Познавшего. Зубы все еще держали шею Вампира, и мне понадобилось невероятное усилие, чтобы суметь разжать челюсти. Я устало сел рядом с трупом, боль внутри проходила. Выдернув катаны, я не обнаружил на них ни капли крови и, задрав водолазку, посмотрел на совершенно целый живот, слишком бледный, но тем не менее целый.

Холодные струи дождя смывали грязь с лица Познавшего, быстро образовались маленькие лужицы в его открытых, глубоко впалых глазах. На лице застыло непередаваемое выражение ярости и бессилия.

– Вот и все, демон, – выдохнул я. – Вот все и кончилось. Быстро, не правда ли?

Я по-дружески хлопнул Познавшего, и тут же он рассыпался в прах. Дождь смешал жалкий остаток могущественного некогда демона с грязью.

А мне показалось, что над острыми пиками мертвых скал забрезжил рассвет…

Я вывалился из беспамятства и опять оказался на ночном кладбище. Похоже, все оставалось как прежде: куча мертвечины, переставшей, однако, шевелиться и шипеть, раненные вампиры, Светлана… Охотница опять приняла облик девушки, и лежала навзничь на земле, обнаженная и исцарапанная.

Стас, кряхтя и отдуваясь, подполз к недвижному телу Шокера и после минутного осмотра сообщил:

– Черт, кажется, Леха… помер.

Я, превозмогая режущую боль во всем теле, подполз к ним, положил руку на спину вампира и проанализировал собственные ощущения.

– Нет, он все еще жив. Срочно нужна свежая кровь, иначе он погибнет.

Крови нам негде было достать, добраться до сторожей кладбища тоже не получится: джип похоронен под кучей мертвого мяса, а без него мы вряд ли доползем даже до середины холма.

Светлана поднялась и шатающейся походкой, совершенно не обращая внимание на свою наготу, подошла к нам. Подняв лежащий рядом меч Шокера, она сделала глубокий надрез на руке, и из раны тут же брызнула кровь.

– Ты что творишь? – ужаснулся Стас.

– Я ведь оборотень, – пожала девушка плечами. – Не амброзия, но на первое время сойдет.

Струйка алой жидкости оросила страшную рваную рану на спине Шокера, смочила каждый миллиметр разорванных тканей. Затем охотница попросила нас перевернуть вампира лицом вверх, и, прижав рану к его губам, влила порцию жизни в умирающего вампира. Через минуту веки Шокера затрепетали, зато Светлана от потери крови завалилась на бок. Поддержавший ее Стас буркнул:

– Достаточно!

Подошел Макс с оторванной щекой. Я представлял, какую боль вынужден был испытывать друг, но тот не жаловался и молча терпел.

– Вам всем нужна кровь. – Девушка попыталась освободиться от уцелевшей руки Стаса. – Регенерация ускорится, если вы выпьете свежую кровь.

Светлана протянула порезанную руку к лицу Топора, но он отвернулся.

– Хватит с тебя, – выразил я его мысль. – Сама еле жива.

Мы замолчали и еще долго сидели среди вывороченных могил, пока на востоке не показались первые признаки начинающегося дня.

ГЛАВА XXI

И движения руки

Хватит, чтобы нас спасти.

«Агата Кристи».

Должно быть, мы все погрузились в глубокий сон, потому что не заметили, как со стороны ворот к нам подъезжали три больших черных внедорожника марки «Шевроле». Машины остановились в нескольких метрах от громадной кучи изрубленных трупов, и наружу повыскакивали люди в зимнем камуфляже, масках и с автоматами наизготовку. Они быстро окружили нас кольцом, но только когда один из бойцов, очевидно, главный в группе, рявкнул: «Назовите себя», я наконец-то пришел в сознание.

Боец повторил требование, и Светлана, открывшая глаза одновременно со мной, выдавила:

– Светлана Добровольская, охотник второй категории.

Я понятия не имел, кто эти люди и что ответила им девушка.

– А эти? – дуло автомата совершило быстрое движение.

– Это… – Светлана запнулась, но после недолгой паузы выпалила: – Капитан, грузите всех в машины. Нужна срочная помощь.

Боец сначала опешил, но потом, козырнув, приказал своим людям выполнять. Я совершенно сбился с толку, пытаясь догадаться, что за спецназовцы окружили нас на кладбище. Кстати, никто из них не высказал и малейшего удивления по поводу царящего вокруг хаоса.

Когда нас всех затолкали в салоны внедорожников и вывезли за пределы городского места массовых захоронений, я позволил себе спросить у сурового парня, не снимавшего маску, который сидел на переднем сиденье рядом с водителем:

– Куда мы едем?

– Домой, голубчик, – басом ответствовал боец.

Мы въехали в черту города и по освещенным электрическими фонарями улицам быстро продвигались к центру. Когда машины, наконец, остановились, я увидел большое здание Технологического Университета. По двое бойцы потащили Шокера и обессилившую Свету к неприметной дверце с торца здания. Я, Макс и Топор предпочли идти на своих двоих. По белому коридору нас сопроводили до небольшой комнаты с койками, холодильником и телевизором. Я догадался, что мы попали в какую-то санчасть, вот только была ли у Университета санчасть?

– Ждите, сейчас вам окажут помощь, – приказал боец в маске и скрылся за дверью.

Мы молча пожали плечами, осмотрели комнату и, не найдя ничего интересного, улеглись на накрахмаленных простынях, тут же замарав их грязью.

Мечтательно смотря в потолок, Стас спросил:

– Надо понимать, ты сумел одолеть Познавшего Кровь?

– Сумел, – тихо ответил я. – Это оказалось не так уж и трудно.

Стас усмехнулся. На простыне под его раной уже образовалось большое кровавое пятно, и я мог лишь дивиться, почему вампир до сих пор не умер от потери крови.

– А эта охотница ничего, да? – робко поинтересовался он.

– Ничего, – легко согласился я. – Фигурка что надо.

– Да я не про фигуру, – фыркнул Стас. – Она очень смелая девчонка. И добрая.

Макс зашевелился и лег на бок, положив голову на уцелевшую щеку.

– Одного не пойму, как она, будучи оборотнем, работает на светлых, – произнес он.

– Мы тоже поработали на них этой ночью, – заметил Топор.

Я хотел сказать что-то умное, но как раз в этот момент в палату зашли три медсестры с подставками для капельниц.

– Ну-ка, мальчики, ложитесь на спины!

Мы приняли требуемое положение, и через минуту в наши вены заливалась донорская человеческая кровь. Интересно, знают эти милые дамочки, что перед ними развалились три вампира, или не знают?

Я почувствовал легкий шум в ушах, а потом вновь провалился в беспамятство…

– …Я не могу этого допустить!

– Вы в своем уме, Добровольская?

– Повторяю, я не могу этого допустить! Ради чего тогда затевалась эта операция?

– Ради того, чего мы и добились. А добились мы колоссальных результатов!

– Я вам не позволю сделать этого!

– Не позволите? Но вы хоть отдаете себе отчет в том, что говорите? Если не сделать этого, то все пойдет насмарку!

– Не пойдет. Я позабочусь об этом.

– Вы? Позаботитесь? Ради бога, не смешите меня, Добровольская. И не злите, иначе я прикажу изолировать вас или вовсе исключить из Ордена.

– Но…

– Замолчите!

Я лежал и слушал, как группа людей приближается к нашей палате. С ними была Света, чей тревожный голос я слышал особенно четко. Мирно посапывающие вампиры, очевидно, ничего не замечали.

– Не смейте!…

– Сержант, отведите ее в карцер. Еду и воду не давать, пока я не разрешу.

– Есть!

– Вы совершаете ошибку! Не надо!

– Заткнись!

– Постойте!…

– Да успокойте же ее!

Последовал звучный удар.

– Готово!

– Хорошо.

Дверь в палату отворилась, и я увидел смутно знакомое лицо. Странным образом я мог наблюдать за происходящим, не открывая глаз.

65
{"b":"1141","o":1}