ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Война
Жесткий тайм-менеджмент. Возьмите свою жизнь под контроль
Тень ночи
Сигнальные пути
Как убивали Бандеру
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек

– Спят, голубчики, – усмехнулся худощавый мужчина в очках и больничном халате. – Приступайте!

За его спиной показалось шевеление, и в палату вбежали несколько санитаров с подозрительно напоминающими хирургические пилы инструментами. Я внутренне напрягся, внешне же оставался совершенно расслаблен.

– Сначала того! – указал на меня мужчина в очках. – Он самый опасный.

Санитары подошли ко мне с разных сторон койки, бросая пугливые взгляды. Сразу три пилы зависли над моим бренным телом, готовые в любую секунду опуститься и четвертовать меня. А хирургические пилы, между прочим, – это вам не «Дружба»; они выглядят как тонкие шнуры с руками, выполнены из прочного антикоррозийного металла с алмазным напылением. Такой хреновиной можно перепилить бедро за полторы секунды, а шеи они распиливают в одно мгновение.

– Давайте! – кивнул мужчина.

Но прежде чем санитары превратили меня в конструктор «Сделай сам», я раскидал их по палате как котят. Санитары медленно сползли по стенам и не пытались более показывать какую бы то ни было агрессию и желание меня четвертовать.

– Не может быть! – побледнел мужчина. – В тебе же кашалотовая доза снотворного!

– Уже выспался, – бросил я, мгновенно оказавшись за спиной «врача». – Добро пожаловать в наш склеп!

Я швырнул мужчину в центр палаты и стал с остервенением будить вампиров. К моей великой радости, они постепенно приходили в себя. Рана Стаса успела затянуться, а на лице Макса появилась тоненькая пленка новой кожи.

– Просыпайтесь же, упыри! – поторапливал я. – Нас прикончить хотят, а вы дрыхните как уже убитые!

Продрав глаза, Топор с удивлением уставился на валяющихся санитаров и трясущегося от страха «доктора».

– Чего хотят? – заревел он.

– Черт, где я? – тер глаза Макс.

– Давайте живее! – прикрикнул я. – Происходит что-то странное.

Вампиры повскакивали с коек, внешне готовые хоть сейчас полезть в драку. Очкастый Франкенштейн на полу хлопал глазами, а я вспомнил, где мог видеть его противную рожу.

– Макс, а не Домодедов ли это Евгений?

Друг внимательно всмотрелся в лицо очкастого.

– Блин, и в самом деле он! Только какой-то помятый… Ты что тут делаешь, Жека?

– Он хотел нас четвертовать, – ответил я вместо Домодедова.

– Щас я ему покажу, как нас четвертовать, – сурово пообещал Топор.

Я придержал его, не давая возможности расправиться с человеком.

– Надо выбираться. Хватайте его и ни за что не выпускайте. Если эта больничка – обитель светлых, то господин Домодедов послужит живым щитом. Они не посмеют прикончить его.

Вампиры дружно подняли мужчину с пола так, что его ноги перестали касаться линолеума.

Я выглянул за дверь, но ничего опасного не увидел. Коридор был пуст.

– Ну смотри, прыщ, если с Шокером случилось что-то нехорошее, я разорву тебя голыми руками.

– Лучше преврати его в вампира! – посоветовал Макс.

– Нет, только не это! – в ужасе завизжал Домодедов.

– Заткнись! – рявкнул Топор и отвесил пленнику внушительную пощечину.

Мы осторожно пробирались по коридору, прислушиваясь к каждому шороху.

– Говори, где лежит Шокер!

– В палате интенсивной терапии! – затрепетал Домодедов.

– Ты говори, где он лежит! – зарычал я.

Мужчина стал указывать нам дорогу. Через лестницу и небольшие коридорчики мы спустились на два этажа ниже и вошли в большую палату. В центре стояла странного вида кровать, на которой возлежал Леха, а вокруг него суетились три человека в зеленых хирургических халатах и респираторах. В момент нашего появления один из хирургов как раз занес скальпель над грудной клеткой вампира.

– Только попробуй, и я засуну его в твою задницу! – заверил я хирурга. – Быстро будите его, вивисекторы проклятые!

Люди некоторое время молча смотрели на нас, но когда заметили извивающегося в руках вампиров Домодедова, тут же принялись выполнять приказание. Через пять минут активных действий Шокер приподнялся на локте.

– Ты как? – справился я о его здоровье.

– Хреново, – описал ощущения Леха. – А что это вы… И где я, блин?

Я посоветовал ему как можно быстрее присоединяться к нашему маленькому отряду и объяснил, что мы попали в какую-то лабораторию, где вампиров очень любят резать на части.

Толкнув Домодедова в бок, я сказал:

– Теперь веди к карцеру.

– Зачем?

– За Светой, конечно же.

– Боже, она-то вам зачем?

– Мы многим ей обязаны, – признался я.

Мы спустились еще на два этажа и тут встретили вооруженных людей. Похоже, это были те самые спецназовцы, которые забрали нас с кладбища.

– Спокойно, – проговорил я. – У нас ваш начальник, не пристрелите его ненароком.

Бойцы ощерились стволами, но открывать огонь не стали.

– Эй, ты! – кивнул я одному из спецназовцев. – Приведи мне Добровольскую! Живо!

Боец, потоптавшись на месте, кинулся в дверь и вскоре привел босую Светлану в ночной рубашке. Девушка, увидев нас, обрадовалась, но едва взгляд ее пал на плененного доктора, сразу испугалась:

– Вы что творите?

– Лишь пытаемся свалить отсюда целыми и невредимыми, – ответил я.

– Послушайте, можно все разрешить мирным путем!

– Конечно, можно! – согласился я. – Только господин Домодедов против этого.

– Нет-нет, что вы, я не против! – взвизгнул доктор. – Пожалуйста, Суховеев, отпустите меня, и мы спокойно договоримся…

– Не пойдет, – двинул я ему под дых. – У нас был шанс расстаться полюбовно, но вы его просрали. Света, мы пришли за тобой. Прошу, выведи нас из этого места.

Девушка помедлила, но все ж повела нас по коридорам и лестницам наверх. Спустя несколько минут мы наконец-то вышли на улицу, под пасмурное небо вечера. Однако едва мы оказались снаружи, десятки бойцов в зимнем камуфляже нацелили на нас свои автоматы. Среди них выделялся почтенный господин в деловом костюме черного цвета. Именно он, сделав шаг назад, распростер руки и молвил:

– Отпустите наших сотрудников!

– Ты про этого засранца говоришь? – кивнул на Домодедова Топор.

– Я говорю про доктора Домодедова и охотника Добровольскую! – поправил господин.

Я сделал шаг вперед, спровоцировав многочисленные щелканья затворов. Тихо спросил:

– Что все это значит? Кто вы, черт вас побери?

– Вы разве не догадались? – натурально удивился высокий господин. – Здание позади вас – опорный пункт Ордена Света, эти люди – наши сотрудники, а я – Елизар Рахманов, Старейшина Ордена в этом городе.

И тут Старейшины, подумал я, кисло сморщившись. Парни с автоматами, черные машины, кровь и насилие… Чем же мы отличаемся, вампиры, от своих охотников?

– Господин Рахманов, сэр, – подала голос Светлана, – доктор Домодедов хотел умертвить этих вампиров!

– Конечно, ведь я дал ему такое распоряжение, – кивнул Елизар.

– Но ведь вы говорили, что после выполнения операции оставите всех в покое!

– Ситуация изменилась, дорогая, – мягко ответил господин. – Вампир Суховеев представляет серьезную угрозу для Актарсиса. Его необходимо уничтожить.

– Чего? – взревел вместо меня Топор. – Это тебя сейчас уничтожат, рожа!

Высокий господин лишь вяло усмехнулся, а я, дабы не показаться вовсе уж тупым, спросил:

– А о какой операции шла речь?

Елизар нахмурился и ответил:

– Что ж, я думаю, вы имеете право узнать обо всем. Наш Орден, а точнее – филиал Ордена в этом городе, разработал гениальный план по уничтожению угрозы вампиров. Нельзя, знаете ли, недооценивать роль аналитиков и всяческих провидцев, ведь именно благодаря им операция завершилась успехом. Мы просчитали, что для центральной фигуры в нашем деле нужна личность достаточно себялюбивая, но в то же время социально сознательная, так сказать, с уклоном к депрессивному самоанализу, но не подверженная меланхолии. Но самое главное – эта личность должна быть инициирована кем-то из наиболее влиятельных вампиров. Долгое время нам не удавалось найти то, что нужно, попадались совершенно другие образчики, однако спустя три года нам наконец-то удалось обнаружить вас, господин Суховеев. Вы как нельзя лучше подходили под аналитическую модель прогнозируемого будущего. Мы приставили к вам лейтенанта Добровольскую, сотрудницу оперативного отдела Ордена, хорошую охотницу и, что было немаловажно, оборотня.

66
{"b":"1141","o":1}