ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Почувствуй,что я рядом
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов
Кафе маленьких чудес
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Лес тысячи фонариков
Зулейха открывает глаза
О темных лордах и магии крови
A
A

Голт долго молчал, изучая ее прищуренным глазом жутковатого серебристо-стального цвета. Пауза так затянулась, что у нее по всему телу выступил пот.

— А мне оно ни к чему, — усмехнулся он наконец.

Голт нарочно старался ее запугать, и это Кэйди разозлило. Она воинственно подбоченилась.

— Я хозяйка этого заведения.

— Вот как? — Он кивнул и огляделся.

— Хороший отсюда вид. Мне особенно нравится сидеть в качалке.

— Да, я тоже решила, что с ними как-то уютнее. — Она повела рукой в сторону низкой двери, ведущей на крытую галерею.

— Чувствуется простор.

— Очень даже чувствуется.

Какой милый светский разговор у них завязался!

Заметив прислоненный к стене в углу винчестер, Кэйди перешла прямо к делу:

— Что вам здесь нужно, мистер Голт? Кто вас нанял?

Он продолжал молча сверлить ее взглядом.

— Уайли, — ответила она сама себе (ведь это так очевидно!). — Верно? Ведь это Уайли, не так ли?

— А зачем ему меня нанимать?

— Ну мало ли… Может, он хочет спалить мой салун, как уже спалил конюшню Логана? Сколько он вам платит?

Вместо ответа он двинулся ей навстречу, неторопливо и бесшумно ступая босыми ногами по тонкому ковру. Кэйди не удержалась и отступила назад, потом вбок. Голт плавно прошел мимо и сел в изножии постели.

Целую минуту ей пришлось дожидаться, пока сердце не перестало биться в горло.

— Зарубите себе на носу, — заговорила она, справившись наконец с сердцебиением. — Я не стану вам платить и никуда отсюда не уеду. «Приют бродяги» принадлежит мне, и Мерлу Уайли не удастся наложить на него свои грязные лапы. Он не получит ни «Бродягу», ни «Семь долларов», ни меня. Так ему и передайте.

С каждым словом ее гнев разгорался. Закончив свою маленькую речь, она стиснула руки, чтобы унять дрожь.

Голт задумчиво разгладил усы, глядя на нее скорее с интересом, чем с угрозой.

— Если хотите, я ему так и передам. Как он выглядит?

Она заморгала.

— Что?

— Да этот парень, Уайли. Я его не знаю, но с удовольствием передам все, что вы просили.

— Вы хотите сказать, что он не посылал за вами?

— Я даже имени его не слыхал до сегодняшнего дня, пока не поставил своего жеребца в его конюшню.

— В его конюшню? Ха! Две недели назад он спалил дотла конюшню Логана, — с горечью пояснила Кэйди.

— Вот те на! А зачем ему понадобилось проделывать такую гнусность?

Он что, шутить с ней вздумал, этот наемник?

— Уайли хочет весь город прибрать к рукам, вот зачем!

Голт встал и вновь направился к ней, но на это-раз она не отступила.

— Странные штуки проделывает с человеком жадность, — заметил он хриплым шепотом, от которого у нее по плечам пробежал холодок.

Он остановился так близко, что она различила его запах: табак, лавровишневая вода, седельная кожа…

И угроза. Да, запах угрозы.

— Как долго вы намерены задержаться в Парадизе? — спросила Кэйди, вскинув подбородок и с гордостью отметив, что голос у нее не дрожит.

Голт повернул голову направо, и она вспомнила, что одним ухом он не слышит.

— Пока не переделаю все свои дела, мисс Макгилл.

Бесполезно спрашивать, какие у него здесь дела. С таким же успехом он мог написать у себя на груди:

«Профессиональный стрелок». И все же: кто его нанял? За кем он охотится в Парадизе со своими «кольтами»?

— Что ж, вы можете оставаться здесь сколько хотите, но мне не нужны неприятности, — твердо заявила Кэйди, задом отступая к двери. — Я не потерплю никаких беспорядков в моем салуне.

— Бывает так, что неразбериха следует за человеком по пятам, и тут уж ничего не поделаешь.

Кэйди лихорадочно принялась искать достойный ответ и наконец удовлетворилась следующим:

— Полагаю, все зависит от человека, мистер Голт.

— Да, мэм, похоже, что так.

Они уставились друг на друга в растерянности. Потом Кэйди пробормотала: «Ну что ж…» — и принялась нащупывать ручку двери.

— Знаете, что мне нужно?

Вопрос ее встревожил. Но она лишь вопросительно взглянула на него.

— Мне нужна горячая ванна, обед с бифштексом и игра в покер.

Сама не зная почему, может, от облегчения, Кэйди одарила его улыбкой.

— Извините, на втором этаже у нас водопровода нет. Жаль, что Леви не известил вас заранее. Вы можете принять ванну в парикмахерской за доллар. Обедов мы тоже не сервируем, но как раз напротив ресторан Жака. Он уверяет, что у него французская кухня, хотя на самом деле она креольская. Кроме того, на Главной улице заведение Свенсона, но я его не рекомендую. Разве что у вас луженый желудок.

Эти слова заставили его улыбнуться — самой заразительной, почти сердечной улыбкой, которой он встретил ее на пороге. Та улыбка была мимолетной, но Кэйди ее не забыла и теперь подумала, что при его пугающей наружности она выглядит точно так же, как и шестизарядные револьверы на смятых простынях: как нечто постороннее.

— Как насчет игры в покер? — напомнил он.

— Вот в этом я действительно могу вам помочь.

— Игра честная?

— Абсолютно. В нашем городе честнее не найдете.

Это, конечно, сомнительная рекомендация. Голт снова улыбнулся, как будто прочитал ее мысли. Они обменялись дружеским взглядом, полным взаимопонимания; на секунду он показался Кэйди даже заговорщическим.

— Ну что ж, — повторила она, — увидимся.

Он приложил два пальца ко лбу, словно шутливо взял под козырек, но, когда убрал руку, дружеский взгляд и улыбка исчезли. Он не сказал «увидимся». По правде говоря, он вообще промолчал. Чувствуя себя до странности разочарованной, Кэйди выскользнула за дверь и тихонько закрыла ее за собой.

Леви все еще дожидался ее на лестничной площадке, и она направилась ему навстречу. У нее возникло необъяснимое ощущение: как будто она только что побеседовала с двумя разными мужчинами и понятия не имела, какой из них настоящий. Она даже не знала, какой из них вызвал у нее наибольший интерес.

2.

В салуне «Приют бродяги» установилась мертвая тишина, как только вошел Джесс. Атмосфера сразу изменилась — с карнавально-праздничной на похоронную. Правда, по пути к стойке бара он едва не налетел на столб, вдруг оказавшийся в двух дюймах от его глаза, закрытого повязкой. Это немного сбило с него спесь, но он все возместил с лихвой, когда парни, осаждавшие стойку, едва не попадали с табуретов, освобождая для него место.

— Бурбон, — произнес он шепотом, который в установившемся почтительном молчании был отчетливо слышен, — и на этот раз не разбавлять.

Высокий бармен кивнул лысой головой и выставил перед ним стакан вместе с бутылкой. Заодно он принялся наполнять какой-то подозрительной шипучей дрянью, по виду напоминавшей сарсапарель [10], стакан тощего, костлявого, бледного господина, сидевшего по левую руку от Джесса, но тот закрыл стакан ладонью, бросил на стойку полдоллара и отшатнулся, словно его укусил скорпион.

— Док? — удивленно окликнул его бармен. Что-то бормоча себе под нос, тощий господин устремился к дверям.

Джесс налил себе на два пальца бурбона и задумчиво отхлебнул.

— Эй, мы играем в карты или нет? — раздался женский голос в затянувшемся неловком молчании. — Чико, закончи эту песню, она мне нравится.

Ему не надо было оборачиваться, чтобы узнать голос мисс Кэйди (уменьшительное от Кэденс) Макгилл, хозяйки салуна, прервавшей его сладкий сон. Он думал о ней весь вечер, даже свой вкусный обед у Жака съел впопыхах, чтобы поскорее ее увидеть. Джесс питал слабость к хорошеньким женщинам и все же сам себе не мог объяснить, что его заставило упустить золотой шанс и не сказать, ей, что он работает на Уайли. Это на него совершенно не похоже.

Неужели он становится сентиментальным? Об этом страшно было подумать. Ведь он совсем недавно вступил в игру!

Невысокий красивый мексиканец в шляпе-котелке вновь начал наигрывать на пианино «Икоту пьяницы». Закрутилось колесо рулетки, кто-то швырнул игральные кости, умолкшие было разговоры возобновились. Джесс налил себе еще на дюйм выпивки и плавно повернулся спиной к стойке, опершись об нее локтями и поставив ногу в сапоге на медную перекладину. Ему пришлось зажмуриться, чтобы поберечь глаза, едва не выкатившиеся из орбит подобно бильярдным шарам.

вернуться

10

Растение из семейства лиан, из экстракта которого приготавливают прохладительный безалкогольный напиток.

5
{"b":"11410","o":1}