ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поединки с применением огнестрельного оружия в этом городе запрещены законом. Я попрошу вас обоих очистить улицу. В противном случае мне придется вас арестовать.

Джесс продолжал смотреть прямо перед собой, но кожей ощутил витающее в воздухе изумление, «Неужели это наш шериф? — спрашивали себя все вокруг. — Наш Желтый Ливер?»

— Слушай, Том, — предупредил он вслух, — тебе не стоит в это вмешиваться. Посторонись и останешься цел.

Томми упрямо покачал головой.

— У меня револьвер, и я готов пустить его в ход. Вы, сэр, — твердо обратился он к Голту, — сдайте оружие.

Секунду назад Голт стоял, расставив ноги и опустив руки. Миг, и он уже направил свой серебряный револьвер в горло шерифу.

Глен завизжала.

— Мне еще ни разу не приходилось убивать представителей закона, — внушительно отчеканил Голт. — Мне это не по вкусу. Но если вы не снимете кобуру и не уберетесь с дороги, шериф, я это сделаю.

Томми не двинулся. Только встал попрямее, расправил плечи и ответил:

— Вы не оставляете мне выбора. Я беру вас под арест.

Впрочем, он так и не вытащил свою пушку. Голт взвел курок.

— Пока, шериф.

— Нет, Томми, не надо!

Оглянувшись, Джесс увидел, как Кэйди, Леви и Уиллагейл втроем удерживают Глендолин, готовую броситься на выручку своему возлюбленному.

Шериф заколебался.

— Не подходи, Глен, — приказал он.

Прошла минута напряженного ожидания.

— Ну ладно, — вздохнул он наконец, расстегивая ремень с кобурой и отбрасывая его в сторону. — Но вам это так с рук не сойдет. Закон настигнет вас и…

— Заткни глотку, — прервал его Голт. — А теперь тихо уйди с линии огня, пока прошу по-хорошему.

И опять Томми помедлил, нерешительно сжимая и разжимая кулаки, но все же сделал так, как ему велел Голт.

Улыбка Голта, хотя это казалось невозможным, сделалась более злорадной и страшной. — Готов?

— На старт, внимание, марш, — усмехнулся в ответ Джесс.

До него донесся какой-то странный шипящий звук: можно было подумать, что все население Парадиза дружно втянуло в легкие побольше воздуха про запас. Они с Голтом в один и тот же момент отвели полы курток подальше от оружия. Согнули пальцы на рукоятках одним и тем же медленным движением, словно готовясь голыми руками выхватить из костра горящую головешку. Джесс ждал.

Голт обнажил ствол.

Джесс схватился за один из револьверов, но Голт выстрелил дважды, прежде чем он успел хотя бы нащупать пальцем курок. Он дернулся вправо, уклонился влево, словно пули просвистели у его головы. Изготовившись наконец к бою, Джесс в мгновение затишья навел «кольт» на цель и спустил курок.

Бах! Роковой выстрел. Голт вскинулся, отступил, спотыкаясь, на пару шагов, схватился за грудь и взглянул в тупом оцепенении на свои пальцы, с которых капало что-то красное. Он еще раз выстрелил (не целясь, просто в воздух) и рухнул на колени.

— Ты в меня попал, — прошептал он, словно не веря, и упал в пыль лицом вниз.

Шериф подбежал к нему первым. На ходу пристегивая кобуру, он прокричал в жадно надвигающуюся толпу:

— Все назад! Не подходите, он еще жив, дайте ему воздуха! Док! Кто-нибудь, позовите доктора!

Джесс еще прятал в кобуру свой дымящийся «кольт», когда какой-то шум заставил его обернуться. В тот же миг Кэйди с разбегу бросилась ему на шею. Джесс попятился, смеясь, и поднял ее высоко над собой. Она не отпускала его, пока он вновь не поставил ее на землю, а потом принялась оглядывать со всех сторон, ощупывая грудь, бока, плечи.

— Ищешь дырки от пуль? — поддразнил он ее.

— Джесс… о, Джесс! Как… как ты это…

— Я же тебе говорил: верь мне!

— О, мой Бог!

— В чем дело?

Она побелела как полотно.

— Голт… Голт — это ты!

— Что? Нет, я…

— Это не важно. Мне все равно. — Она опять бросилась к нему и обняла с такой силой, что едва не затрещали кости.

— О, Джесс, слава Богу, ты остался жив! Я тебя никогда не отпущу. Никогда-никогда-никогда!

Он легонько похлопал ее по спине.

— Эй, Джесс! — окликнул его из толпы Уилл Шортер. — По-моему, вам следует подойти сюда и послушать.

«Верно, — подумал Джесс. — И Кэйди тоже это не мешает». Он взял ее за руку и повел за собой к умирающему.

— Я должен сделать признание, — произнес Голт, задыхаясь и пытаясь приподняться на локте.

— Спокойно, — посоветовал шериф, — доктор сейчас будет.

— Дайте ему сказать, — вмешался Джесс, опускаясь на корточки рядом с Томми. — Извини, приятель, мне жаль, что все так вышло, — добавил он с грубоватым сочувствием в голосе.

— Я… не в обиде.

Голт поморщился от внезапной боли и еще сильнее стиснул свою окровавленную грудь. — Со мной покончено. Должен сказать…

—Что?

— Вот этот… Он… — трясущимся указательным пальцем, с которого капала кровь, Голт ткнул в сторону Уайли.

— И что же он? — с живейшим интересом спросил шериф. Все, включая Уайли, подались вперед и наклонились, чтобы не упустить ни одного из тихих, запинающихся слов умирающего.

— …пришел ко мне в комнату вчера вечером. Дал мне денег. Ты… тысячу долларов.

— Это неправда! — удивленно воскликнул Уайли. — Я ничего подобного не делал!

— …сказал, когда я убью его, — он указал на Джесса, — надо убить… ее.

Окровавленный палец передвинулся и уперся в Кэйди.

Она ахнула.

— Это ложь, — возмутился пораженный Уайли. — Это гнусная ложь!

— Сказал, что пытался выжить ее из города, но она не желала уезжать.

— Ну вот уж это чистая правда, — вмешался кто-то из толпы.

Еще чей-то голос подтвердил:

— Истинная правда.

— Он сказал… сказал… — Голт мучительно закашлялся.

— Спокойно, мистер, не торопитесь.

— Сказал, что на самом деле ему нужен ее рудник. Он… давным-давно таскал оттуда золото… контрабандой.

Лицо Уайли приняло свекольный оттенок. Он попытался отступить, но напирающая толпа не дала ему выбраться.

— Этот человек бредит, — заявил он, вытирая покрывшийся испариной лоб носовым платком. — У него жар.

— Хвастал, что поджег старую конюшню, — хрипел Голт. — Его люди для него постарались. Одного зовут Тэрли, а другого…

— Клайд Гейтс? — предупредительно вставил Креветка Мэлоун.

— Клайд. Те же двое подсунули гремучек кому-то в сортир… какой-то сопляк чуть не помер.

Возмущенный ропот поднялся со всех сторон, но оказалось, что Голт еще не закончил.

— И еще ой подкупил какого-то банкира… не то Чейни… не то…

На этот раз чуть ли не двадцать глоток пришли ему на помощь:

— Черни!

— Подкупил его, чтобы тот держал язык за зубами… чтобы никто не узнал, как они… Похвалялся, сколько у него фальшивых… о, черт…

— Фальшивых? — переспросил Джесс.

— Фальшивых счетов. Он говорил… что выдоил весь город досуха.

Локоть подломился. Голт опрокинулся на спину.

— Пропустите доктора, — крикнул кто-то. Прокладывая себе путь локтями, Док Мобайес пробился сквозь толпу зачарованных горожан и опустился на землю рядом с Голтом.

— Говорю вам, этот человек бредит! Он все придумал! Тут нет ни слова правды!

Уайли снова вытер платком взмокшее от пота багровое лицо, оглядываясь по сторонам в поисках Уоррена и Клайда. Джесс заметил их в задних рядах толпы. Оба напряженно переминались с ноги на ногу, не зная, на что решиться.

— На пороге смерти люди не лгут, — веско заявил Сэм Блэкеншип.

Веки Голта затрепетали, он судорожным, прерывистым вдохом втянул в себя воздух. Его левая нога дернулась, и он замер.

Док приложил пальцы к шее мертвеца, потом прижался ухом к его груди.

— Скончался, — произнес он торжественно и мрачно.

Из уважения к покойному он закрыл ему лицо с отвисшей челюстью его же собственной потрепанной черной шляпой.

Несколько секунд прошли в почтительном молчании. Все, не отрываясь, смотрели на труп. Потом шериф вытащил револьвер — новенький, блестящий, судя по всему, никогда не бывавший в употреблении. В его руке он почему-то выглядел слишком грозно: казалось, ребенок вооружился настоящим топором.

63
{"b":"11410","o":1}