ЛитМир - Электронная Библиотека

– Глазурованный фарфор, – изрек Док Слотер, возвращаясь к ним. – Династия Мин, если только не подделка.

– Это не подделка, – заверил его Рубен. – А когда правила династия Мин?

– С четырнадцатого по семнадцатый век.

– Стало быть, этой штучке…

– От двухсот до пятисот лет. Больше ничего сказать не могу, мне пришлось бы показать ее специалисту, чтобы определить точную дату изготовления.

– И сколько она может стоить?

– Возможно, это деталь комплекта, вставила Грейс.

Рубен пригвоздил ее к месту грозным взглядом, Напоминая, что вести переговоры будет он.

Док Слотер наконец оторвался от созерцания статуэтки.

– Все зависит от покупателя. Какое любопытное совпадение: только вчера я прочел в газете о похищении китайских древностей с дилижанса «Уэллс-Фарто», а сегодня, Рубен, вы приходите ко мне с этой фигуркой. Насколько мне помнится, налет совершили какие-то бандиты в масках.

– Да неужели? Это сообщение прошло мимо меня. Кажется, я вообще не читал вчерашних газет. Эта фигурка досталась мне в наследство от моей покойной бабушки.

Грейс показалось, что тонкие губы Дока Слотера дрогнули в усмешке при этом известии.

– Может, оставите ее у меня?

– Конечно. Но вообще-то времени у нас не так уж много. Можете разузнать что-нибудь к завтрашнему утру?

– Попробую.

Док поднял и развернул записку.

– А это что такое?

– Вот об этом мы тоже хотели бы спросить у вас. Слотер, хмурясь, стал всматриваться в листок.

Дым от папиросы, свисавшей у него изо рта, попал прямо ему в глаз, но он даже не моргнул.

– Откуда вы это взяли?

– Это мне дал один китаец. На сей раз Док не улыбнулся.

– Вы знаете, что это такое?

– Если бы знал, стал бы я…

– Вот это, – Слотер постучал указательным пальцем по цветку, выведенному тушью в углу страницы, – это белый лотос.

– Ну и что? Что это значит?

– Я что-то об этом слышала, – вмешалась Грейс. – Это ведь китайская религиозная секта, не так ли?

– Пятьсот лет назад так оно и было, подтвердил Док. – Речь идет о тайном обществе, состоявшем главным образом из буддистов, целью которого было свержение монгольской тирании. Со временем секта себя изжила, но расцвела вновь на короткий срок в конце восемнадцатого века, только на этот раз ее целью было изгнание маньчжуров и восстановление династии Мин.

– Они явно не добились своей цели, – заметила Грейс.

Ей было известно, что у власти в Китае находится маньчжурская династия.

– Да, подпольная секта была разгромлена, ее членов маньчжурские правители объявили вне закона.

– Так что же это такое, в конце концов? – нетерпеливо вмешался Рубен, потрясая листком. Его не интересовали экскурсы в историю Китая.

Док выдохнул дым через нос. Несколько секунд он молчал, собираясь с мыслями.

– Если хотите узнать, это обойдется вам в некоторую сумму. Может быть, даже более значительную, чем вы можете себе позволить. – Это еще почему? – ощетинился Рубен. –Все, что нам нужно, это перевод. Сколько он может стоить?

– Недешево, так как любой знакомый мне китаец побоится даже взглянуть на белый лотос.

– Побоится? Но почему?

– Возвращайтесь завтра, тогда и узнаете. И захватите побольше денег.

Док обнажил свои длинные желтые зубы в зловещей улыбке: впечатление было такое, словно ухмыльнулся череп. Грейс показалось, что он нарочно хочет нагнать на них страху. Рубен еще немного поворчал, но вскоре сдался. Между ним и Доком явно существовало гибкое деловое соглашение, учитывающее любые непредвиденные обстоятельства.

– Подождите минутку, не уходите! – окликнул их Док Слотер, поднимая кверху костлявый, пожелтевший от табака палец. – Я на секунду.

Он опять исчез за занавесом и через полминуты появился вновь.

– Рубен получил свой перстень, – пояснил он, выложив на прилавок маленькую бархатную коробочку. – А вот кое-что для леди.

Открыв футляр, Грейс увидела серебряную брошку на подушечке темно-синего бархата.

– Какая прелесть! – воскликнула она из вежливости, прежде чем до нее дошло, что брошка действительно прекрасна. – Это же ангелочек!

Она бережно взяла украшение кончиками пальцев, поражаясь тонкости работы. Это и в самом деле была фигурка ангела в профиль с распростертыми крыльями и длинными волнистыми волосами, словно летящими по ветру. Нечто похожее она однажды видела в альбоме рисунков Уильяма Блейка[13].

– Это дивная вещь, просто изысканная, у меня слов нет. Но я не могу принять такую дорогую брошь.

– Но я дарю ее вам, – ласково возразил Док. – Вы непременно должны ее принять.

– Но…

– Не спорь, Грейс, – одернул ее Рубен, глаза которого горели алчным блеском. – Это же подарок!

В конце концов она согласилась, растроганная поступком, в котором не было никакой корысти, одна лишь доброта. Не будучи циничной по натуре, Грейс тем не менее не сомневалась, что сумела бы распознать двойную игру, если бы хозяину антикварной лавки вздумалось ее вести, однако, даже когда Док заверил ее, будто вспомнил о брошке в ту самую минуту, как увидел ее в своем магазине, она не усомнилась в бескорыстности его побуждений.

Когда они вышли на улицу, солнечный свет показался обоим ослепительным. Рубен повлек ее за собой решительным шагом: бедной Грейс приходилось чуть ли не бежать, чтобы за ним поспеть.

– Куда ты меня тащишь? – спросила она, с трудом переводя дух и провожая взглядом наемный кабриолет, повернувший с Пауэлл на Буш-стрит.

– Играть в карты, Грейс.

– Да, но куда?

– Вон туда, – ответил он, указывая пальцем.

– «Золотой самородок», – прочитала она над входом в длинное, обшитое досками строение, расположенное на другой стороне улицы. – Надо же, какое оригинальное название!

– Зато там идет честная игра.

– И на что ты собираешься играть? – ехидно спросила она.

– На деньги, разумеется! У меня хорошие отношения с крупье по «блэк джеку», и, когда хозяин отвернется, мне разрешают немного поиграть в кредит.

– С какой стати?

– Да говорю же тебе: по дружбе.

Взяв ее под руку, Рубен сошел с тротуара и решительно направился через дорогу к «Золотому самородку».

Глава 5

Уберите из этого мира всех дураков, и жить в нем станет скучно и невыгодно.

Джош Биллингс

Крупье по «блэк джеку» оказалась пышнотелой брюнеткой по имени Элис. Такого громадного бюста Грейс в жизни своей не видела ни у кого, кроме кормящих матерей. Подобно царице на троне, Элис восседала на высоком табурете спиной к стене во внутреннем углу L-образного стола, обтянутого выношенным зеленым сукном, и сдавала карты полудюжине джентльменов, пожиравших ее остекленевшими от восторга взглядами. Ей можно было дать и двадцать пять и сорок пять, все зависело от точки зрения. Грейс, разумеется, отдала предпочтение последней версии, приписав безупречный цвет лица Элис и выразительный взгляд умелому использованию грима.

Платье прекрасной дамы-крупье – сильно декольтированный наряд лиловой парчи – буквально лопалось у нее на бедрах. Низкий вырез был украшен бантиками, перьями и стеклярусом. Когда она наклонялась вперед, выкладывая карты перед игроками, ее напудренная грудь обнажалась до критического предела. «Вот и говори после этого, что ловкость рук обманывает глаз», – подумала Грейс.

Несомненно, грандиозный бюст Элис в своей безотказной действенности мог поспорить с пальцами самого опытного наперсточника в городе. А если бы и нашелся чудак, сумевший остаться равнодушным к ее прелестям, Элис могла положиться на висевшее у нее за спиной писанное маслом в полный рост изображение полулежащей обнаженной красотки, прикрывающей самое интимное место маленькой, неестественно розовой ладошкой. Раз взглянув на это произведение искусства, никто не стал бы обращать внимание на подтасованную или дважды ломаную колоду карт.

вернуться

13

Уильям Блейк (1757-1827), английский поэт, художник и график

19
{"b":"11411","o":1}