ЛитМир - Электронная Библиотека

– По-моему, сотни не хватает. Проверю еще раз. Уинг испустил какое-то китайское ругательство, вытащил из кармана бумажник, извлек из него две пятидесятидолларовые ассигнации и чуть ли не швырнул их в лицо Рубену.

– Мы желаем вам всего доброго, – язвительно напомнил он.

– Я хочу попрощаться с сестрой наедине, – выпалил Рубен и взял холодную, как лед, руку Грейс.

– Боюсь, что я не могу этого позволить. Уинг бросил многозначительный взгляд на Том-Фуна.

– Почему нет?

Том-Фун подошел к своему господину, ощетинившись, как еж, и явно предвкушая возможность вышвырнуть Рубена вон за шиворот.

– Минуточку, минуточку! По крайней мере позвольте мне поцеловать невесту! Уж на это я имею право?

Рубен выдавил из себя вымученную улыбку. Будь что будет, но он не уйдет отсюда без Грейс.

– Все в порядке, – ровным голосом сказала она, хотя мелькнувший в ее глазах испуг никак не вязался с внешним спокойствием. – Разве не так, Марк? В конце концов, он же мой брат!

Уинг, похоже, лишился языка, и Грейс, пользуясь замешательством, проскользнула мимо него к Рубену.

Они обнялись. Он сделал это с таким жаром, что шляпа с широкими полями съехала набок, и на мгновение ее лицо оказалось полностью скрытым. Она воспользовалась этим, чтобы шепнуть ему на ухо:

– Ну почему, когда нужен полицейский, его нет на месте?

– Гусси, что за черт? – торопливо прошептал он в ответ.

Грейс одной рукой поправила шляпу и наградила Рубена поцелуем в губы, который никак нельзя было назвать сестринским. Он едва улавливал краем уха злобное шипение Уинга за спиной: соблазнительное тело Грейс в его руках – такое теплое, такое нежное – заставило его позабыть обо всем. Но ему все-таки хватило ума отпустить ее руку и попытаться нащупать под складками подвенечного платья у нее на левом бедре, скрытом от глаз Крестного Отца, маленький «дерринджер». Увы, его там не оказалось.

– Уберите руки от моей жены, вы меня слышите? Или мне придется вас убить!

Времени больше не было. Рубен схватил влажную от пота руку Грейс.

– Бежим, – пробормотал он.

Повернувшись и таща ее за собой, он бросился к воротам. Массивная круглая ручка двери повернулась в его руке. Ин Ре, стоявший лицом к улице, удивленно обернулся. Рубен припомнил, что при первой встрече владеющий латынью страж показался ему похожим на Санта-Клауса, но сейчас он сунул руку под куртку своей черной пижамы и вытащил огромный сверкающий нож для разделки мяса, после чего стал походить на самого решительного в мире мясника.

– Ой! – вскрикнула Грейс.

Они повернулись кругом. Том-Фун, злорадно ухмыляясь, выхватил из-за пояса меч и начал вращать им в воздухе со звуком, напоминающим шелест стрекозиных крыльев. Уинг отдал какую-то отрывистую команду по-китайски. Рубен почувствовал укол разделочного ножа, который сжимал Ин Ре, у себя между лопатками и невольно сделал шаг вперед. Том-Фун тоже подошел; поближе. Рубен и Грейс оказались зажатыми между двумя вооруженными головорезами, как начинка бутерброда. Крики вокруг становились все громче, китайские гангстеры окружили их со всех сторон. Уинг протянул руку.

– Идем, моя дорогая, – властно позвал он. Тут кто-то грубо толкнул Рубена сзади. Грейс споткнулась, и он подхватил ее. Оба они обернулись одновременно, ожидая нападения.

– Аллилуйя! – воскликнул Рубен потрясенным шепотом. – Кавалерия спешит на помощь!

Это была не совсем кавалерия, но нечто вроде. Целая фаланга полицейских в синих мундирах со шлемами, вооруженных пистолетами и деревянными щитами, ворвалась во двор. Подобно вспугнутой стае птиц, шлюхи, торчавшие в окнах, мгновенно попрятались, во дворе воцарилась напряженная тишина. Грейс с тихим криком бросилась на шею Рубену, и он обнял ее, шепча:

– Детка… девочка моя.

Он и сам не смог бы сказать, кто из них сильнее дрожит. Никогда в жизни он не был так рад видеть полисменов, и на последствия ему было наплевать.

Офицер, возглавлявший отряд полицейских, пролаял с сильнейшим ирландским акцентом:

– Обыскать дом!

Двое из его подчиненных рысцой пересекли двор и вошли в дом Уинга. Полицейских было впятеро меньше, чем гангстеров, но, когда офицер приказал всем сложить оружие и поднять руки вверх, головорезы безмолвно повиновались. Все, кроме Уинга, которого, похоже, хватил паралич. Он даже не впал в неистовство. Он впал в кому.

– Эй, – окликнул его полицейский офицер, стоявший спиной к Рубену. – Ваше имя Марк Уинг? Крестный Отец кивнул, не выходя из транса.

– У меня имеется ордер на обыск. Вот он. И он протянул сложенную бумагу, которую Уинг машинально развернул.

Рубен немного отстранился от Грейс и заглянул ей в лицо. Она ухмылялась, как Чеширский Кот.

– Я капитан Гэллант, начальник отдела нравов городской полиции. Наша задача – очищать город от наркотиков и пресекать контрабанду, ясно? Нам дали наводку на этот дом, и сейчас мы проверим, все ли тут в порядке.

Уронив голову на плечо Грейс, Рубен запихнул себе в рот клок ее фаты, чтобы заглушить неудержимо вскипающий в груди смех.

– Капитан Гэллант? – простонал он, задыхаясь. Она стоически пыталась выдать свои короткие истерические смешки за рыдания, отчего их обоих еще больше разбирал хохот.

– Нашли, капитан!

Двое «полицейских», скрывшихся в доме, с трудом выбрались наружу, сгибаясь под тяжестью здоровенного сундука, и поставили свой трофей на землю у ног Линкольна Крокера.

– Это опиум, сэр, – тяжело отдуваясь, доложил один из них. Как показалось Рубену, это был Моргун. – Там в подвале этой дряни не меньше чем полтонны.

Капитан Гэллант вытянулся во фрунт и продекламировал слова, которые, наверное, мечтал произнести всю жизнь:

– Вы арестованы.

Уинг наконец вышел из оцепенения.

– За что?

– За нарушение закона о наркотиках.

– Если такого не существует, – прошептала Грейс, – его бы следовало выдумать.

– Мы давно следили за вашим домом, Уинг. Давайте, ребята, тащите сюда всю эту дурь, да поживее. Мы ее конфискуем как вещественное доказательство, ясно? А вам придется проехать с нами в полицейский участок.

Он повернулся кругом. Рубен никак не мог поверить своим глазам: в мундире и в шлеме Линкольн выглядел как настоящий бравый служака. Начищенные медные пуговицы блестели на солнце так, что глазам было больно; он по-солдатски держал выправку, и даже его сорванный голос разносился по двору подобно гулу заржавленного колокола. Кто бы мог подумать? Линкольн упустил свое призвание.

– А вы кто такой будете? – грозно осведомился он, похлопывая по ладони деревянной дубинкой.

– Алджернон Смит к вашим услугам, – почтительно откликнулся Рубен. – А это моя сестра, новоиспеченная миссис Уинг. Вы ведь ее отпустите? Она может уйти?

Линкольн многозначительно подкрутил усы. Если бы Рубен не знал наверняка, он ни за что бы не поверил, что они накладные.

– А почему бы и нет? Насчет миссис Уинг никаких указаний не было. Она может…

Уинг прыгнул, как тигр, протягивая скрюченные когтями пальцы к горлу Грейс. Рубен едва успел повернуться и подставить свою грудь под прямой удар, заслоняя ее собой. Сила удара была такова, что их обоих отбросило к стене, и Рубен почувствовал, как пальцы маньяка мертвой хваткой смыкаются у него на шее. В глазах у него потемнело, он ощутил зубы Уинга, впившиеся ему в плечо прямо сквозь ткань сюртука. Грейс завизжала от ужаса.

Послышался удар, сопровождаемый отчетливым хрустом, и тиски разжались. Судорожно глотая ртом воздух, Рубен увидел, как Уинг падает на колени и переворачивается на спину. Стоя над ним и поигрывая дубинкой. Линкольн неодобрительно покачал головой.

– Ай-яй-яй, – протянул он с глубоким разочарованием. – Теперь придется добавить к прочим обвинениям членовредительство и сопротивление при аресте. Наденьте на него браслеты, сержант.

Грейс оттащила Рубена подальше от распростертого тела. Он все еще держался за горло и никак не мог избавиться от судорожного кашля.

84
{"b":"11411","o":1}