ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эверлесс. Узники времени и крови
Сияние Черной звезды
Не дареный подарок. Морра
Академия властелинов эмоций. Прочтем, заберем, используем
Экспедиция Оюнсу
Костяная ведьма
Вам нужен бюджет. 4 правила ведения личных финансов, или Денег больше, чем вам кажется
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Как демон пару искал, или Всезнающий хвост

– Прививки от бешенства делать не придется, – хрипло пояснил Рубен. – Он мне только сюртук порвал.

– Ну, осталось уладить одно последнее дельце. Повернувшись спиной к вылупившим глаза, но уже нестрашным, как будто оскопленным Носителям Секиры, Линкольн выжидательно поднял свои кустистые брови.

– Заплати ему, – шепнула Грейс, встретив недоуменный взгляд Рубена.

– Ах да, конечно, – кивнул он, прикинув, что к чему. – А на какой… гм… сумме вы сошлись?

– Ты должен отдать все.

Он оторопело уставился на нее.

– Все?

– Ш-ш-ш! Не спорь, Рубен, заплати ему и давай выбираться отсюда.

Линкольн выразительно похлопал дубинкой по ладони.

С глубочайшим отвращением Рубен вытащил из кармана и передал ему толстый конверт.

– Разумеется, мы всегда готовы к сотрудничеству, – заявил он вслух. – Boт вам моя карточка на случай, если захотите связаться со мной, капитан.

– Да-да, непременно.

– И последнее. Грейс отпустила руку Рубена и опять подошла к поверженному телу Уинга. Глаза у него были открыты, но взгляд блуждал, не сосредоточиваясь ни на Чем, пока она не склонилась над ним, чтобы вытащить маленькую черную книжечку из его нагрудного кармана.

– Согласно уговору, – заявила она, пряча книжечку в ридикюль, – это принадлежит мне. Привет, Марк. Я буду навещать тебя в тюрьме. Время от времени.

Уинг отчетливо произнес краткое англо-саксонское ругательство. Грейс кокетливо надула губки:

– Ну… не хочешь – не буду. Подхватив царственным жестом шлейф подвенечного платья, она повернулась к нему спиной.

– Пошли, Алджи, нам пора домой.

– Идем, Августина.

Но у ворот он кое-что припомнил.

– Обожди две секунды.

С этими словами Рубен вернулся к Линкольну, наблюдавшему за растущей на глазах посреди двора горой ящиков с опиумом.

– Сделайте для меня одну вещь, – тихо попросил Рубен.

– Разве я мало сделал? – Вы проделали отличную работу, и вам за нее хорошо заплатили.

С этим Линкольн спорить не мог.

– Ну что там еще?

– Вот это публичный дом, – пояснил Рубен, поводя подбородком в сторону Дома Божественного Покоя и Удовлетворения. – Там есть девушка по имени Той-Гун. Я хочу, чтобы вы вытащили ее оттуда и доставили в пресвитерианскую миссию на Чайна-стрит. Она будет перепугана до смерти, возможно, даже скажет, что не хочет туда идти, но это не правда, на самом деле она хочет. Отведите ее туда и не выпускайте из виду, пока она не окажется в безопасности. Вы окажете мне эту услугу?

Линкольн подкрутил свой фальшивый ус, поглядывая на Рубена с любопытством. Однако он не стал ухмыляться или отпускать сальные шуточки, просто сказал:

– Да, конечно. Считайте, что дело сделано.

– Спасибо.

Ему хотелось пожать руку Линкольну, но он решил, что со стороны это будет выглядеть подозрительно.

– Увидимся, – сказал он на прощание, хотя считал это маловероятным.

– Угу, – проскрипел в ответ Линкольн своим наждачным голосом. – Увидимся.

Как только они очутились на Джексон-стрит, Грейс схватила Рубена за руку и потащила за собой.

– Скорее, нас ждет кеб прямо за… Он подхватил ее на руки и радостно закружил по воздуху, заглушив удивленный возглас поцелуем.

– Получилось! – воскликнул он все еще хриплым от удушья голосом. – Мы это сделали!

Но тут же из чувства справедливости добавил:

– Ты это сделала!

Из-за ее плеча он заметил крытый патрульный фургон, стоящий у тротуара, и сразу догадался, что это часть сценического реквизита Крекеров.

– А куда они на самом деле повезут Уинга? – спросил Рубен.

Грейс ответила своей пленительной плутовской усмешкой, всегда сводившей его с ума.

– На Эмбаркадеро. «Серебряная жемчужина» готова отплыть в Кантон, и капитана уговорили в последнюю минуту взять на борт. еще одного пассажира.

Не в силах вымолвить ни слова, он лишь покачал головой.

– Скорее, Рубен, – торопила Грейс, дергая его за руку. – Док ждет нас в Колониальном банке на Монтгомери-стрит в половине первого.

– А зачем?

Он послушно шел за ней, думая о том, что они отлично смотрятся вместе: она в белом, он в черном.

– Свидетельство о браке у него.

– Откуда он знает, в какой банк обращаться?

– Я ему…

– Ты шепнула ему на ухо, когда целовала его на прощание, – догадался Рубен.

Грейс скромно потупила глазки.

– Надо спешить, – напомнила она, опять дернув его за руку. – После банка нам надо еще поспеть на паром в час дня.

– А куда мы едем?

Она изумленно воззрилась на него, пораженная его тупостью:

– Домой, куда же еще?

Глава 21

Хотите побольнее ранить женщину – сделайте мишенью ее нежные чувства.

Лью Уоллес

– Там никого нет! – прошептал Рубен на ухо Грейс.

Она вздрогнула, оторвавшись от созерцания пологих холмов Сонома-Вэлли, скользивших за окном поезда. Тысяча мыслей теснилась у нее в голове, она даже не слыхала, как он вернулся. Он и ушел-то всего минуту назад.

– Где никого нет?

– В вагоне для курящих!

Он заглянул за спинку ее кресла, туда, где мирно похрапывал перебравший шампанского во время переправы на пароме Генри.

– Пошли, Гусси, – возбужденно шептал Рубен, – ну идем же!

– В вагон для курящих? Но зачем…

Грейс осеклась на полуслове. Она знала зачем, а если бы и не знала, его лицо сказало бы ей все: он хотел побыть с ней наедине. Улыбаясь, как солнышко, нарисованное рукой ребенка, она последовала за ним, прихватив свою сумочку и свадебный букет.

Дух в вагоне для курящих стоял соответствующий, но диванные сиденья, расположенные друг напротив друга и разделенные низенькими столиками, выглядели куда более удобными, чем кресла в вагон-салоне. И все-таки самой привлекательной чертой вагона для курящих было то, что в нем никого не было. Грейс чинно уселась напротив Рубена, глядя, как он достает из кармана манильскую сигару.

– Скверная привычка, – заметила она, исподтишка любуясь его ловкими длинными пальцами и блеском белых зубов, когда он сунул сигару в рот.

Он снял галстук и теперь в своем элегантном черном свадебном костюме походил не то на пирата, не то на шулера, промышляющего на речных пароходах. На еврейского шулера. Ей вспомнилась их первая встреча в дилижансе. Как легко она тогда купилась на его историю о слепом испанском аристократе с оксфордским образованием! Грейс отнюдь не отличалась легковерием и многие жульнические махинации – большинство, если уж начистоту! – разгадывала с первого хода. Ведь ей самой приходилось проворачивать их во множестве! Но Рубен обвел ее вокруг пальца, как желторотую выпускницу воскресной школы, и ей ничего иного не оставалось, как восхищаться его ловкостью. Он был поистине принцем крови среди мошенников.

Рот у нее открылся от удивления, когда он поднес спичку к скатанной трубочкой долларовой купюре, чтобы раскурить сигару.

– Какая безвкусица! – упрекнула она его, хотя уголки рта у нее подергивались от неудержимого веселья. Рубен усмехнулся и похлопал себя по колену.

– Иди сюда. Присядь.

При виде его белозубой ухмылки сердце ее забилось сильнее, но она осуждающе прищелкнула языком:

– Никогда не знала, что ты можешь быть таким вульгарным. Какое тяжкое разочарование. Он еще раз похлопал себя по колену:

– Садись.

– Не надейся. Кто-то может войти. Карие глаза Рубена искрились весельем и многообещающим намеком. Грейс вспыхнула.

Он снова повторил приглашающий жест:

– Пересядь сюда и поцелуй меня. И не забудь деньги.

Сигара, торчавшая у него изо рта под немыслимым углом, добила ее окончательно.. О, если бы он не был так чертовски хорош собой! Грейс негодующе фыркнула и уставилась в окно. Потом безнадежно вздохнула, поднялась и подошла, чтобы сесть рядом с ним.

Рубен действовал стремительно. Не успела она опуститься на диван, как он обхватил ее за талию и усадил к себе на колени. Она пыталась сопротивляться, даже пролепетала: «Рубен, черт тебя побери…», но в конце концов сдалась, прижалась к его груди и обхватила рукой сильные плечи.

85
{"b":"11411","o":1}