ЛитМир - Электронная Библиотека

Он снова замялся:

— Я не знаю…

Пока он размышлял, какой-то более смелый парень оттолкнул Джорджа в сторону и стал уводить в танце Лоррейн. Марти почувствовал, как его руки немеют. Все тело отказалось повиноваться.

Встревоженные тем, что умолкла гитара, музыканты стали озабоченно переглядываться. Марти скрутила судорога. Он едва не упал, из последних сил стараясь посмотреть в зал. Джордж по-прежнему стоял в растерянности посреди танцующих пар, а его девушку уводил другой.

— Парень, что с тобой? — наклонившись над Марти, спросил саксофонист.

— Я не могу играть, — скрючившись от боли, прохрипел Макфлай.

Его изображение почти целиком исчезло со снимка, руки прямо на глазах стали растворяться в воздухе. Ещё мгновение и…

— Джордж! — едва не плача, воскликнула Лоррейн. Джордж вдруг решительно поднял голову, подошёл ксвоей избраннице и оттолкнул нахала.

— Прошу прощения, — твёрдо сказал он. — Эта девушка танцует со мной.

В следующую секунду Марти почувствовал, что боль исчезла. Губы Джорджа и Лоррейн слились в поцелуе!

На снимке появились и Дэвид, и Синтия, и Марти. Когда баллада закончилась, всё было в порядке. Джордж и Лоррейн влюблённо смотрели друг на друга. История направилась в нужное русло.

Публика аплодисментами поблагодарила музыкантов. Мартин Берри восхищённо посмотрел на Марти.

— Неплохо, парень, совсем неплохо. Поиграй ещё.

Марти покачал головой:

— Нет, мне уже пора.

— Ну, разочек?

Публика стала аплодисментами требовать от Марти сыграть. Смущённо потеребив струны, он согласно кивнул.

— Ладно. Сейчас сыграем одну старую мелодию, — сказал он. Затем, вспомнив, где находится, он поправился. — Ну, она старая там, где я живу… Короче, ритм-секция берет блюзовую основу, только в четыре раза быстрее. Главное — держите ритм.

Он стал играть рок-н-ролл Чака Берри «Джонни Би Гуд». Публика начала радостно подпрыгивать и вертеться в новом быстром танце. Особенно хорошо получалось у Джорджа Макфлая. Танцевавшие рядом с ним ребята с удивлением смотрели на то, как он и его партнёрша выписывали ногами кренделя.

— Джордж, мы и не знали, что ты так классно танцуешь. Приходи к нам в гости на следующей неделе!

Поражённый невиданным доселе стилем игры на гитаре, Мартин Берри выскочил на сцену и побежал к стоявшему на столике телефону. Набрав номер, он закричал в трубку:

— Эй, Чак! Ты меня слышишь? Чак! Это я, твой брат Мартин! Помнишь, ты говорил мне насчёт того, что тебе никак не удаётся найти новое звучание для гитары? Так вот, послушай это!

Он вытянул трубку в зал, где Марти отчаянно пилил по струнам, используя весь свой технический арсенал. Вначале он пошёл по сцене гусиным шагом Чака Берри, потом стал со всего размаха бить по струнам, подпрыгивая, как Пит Тауншенд. Следующим на очереди был Джимми Хендрикс. Марти заложил гитару за спину и стал играть, не глядя на струны; потом упал на пол и, дёргаясь и извиваясь, прополз по сцене. В завершение своего небольшого гитарного урока он пробарабанил по струнам, как Эдди Ван Хайлен, и пнул ногой в колонку, стоявшую в углу сцены. В экстазе Марти не заметил, что все перестали танцевать, а сопровождавшая музыку ритм-секция давно умолкла. Музыканты с разинутыми ртами смотрели на бенефис Марти Макфлая.

Взяв последнюю высокую ноту, Марти внезапно услышал тишину. Посмотрев в зал, он увидел несколько десятков обращённых на него глаз. Посреди толпы стоял блюститель порядка школы Хилл-Вэлли мистер Стрикленд, в ужасе зажав руками уши.

Марти перевёл дух и снял гитару.

— Я смотрю, ребята, вы ещё не готовы к такой музыке, — сказал он в микрофон, обращаясь к притихшей публике. — Но вашим детям она очень понравится.

Он вернул гитару Мартину Берри и ушёл со сцены. Спустившись к выходу, Марти увидел Лоррейн. Она смущённо опустила глаза и взяла за руку подошедшего к ней Джорджа. Марти остановился рядом с ними.

— Это была очень интересная музыка, — странно улыбнулась девушка.

— Да, — тяжело вздохнул Марти.

— Ты не возражаешь, если Джордж проводит меня домой? — потупившись спросила она.

— Прекрасно! — закричал Марти, растянув рот в улыбке. — Ребята, вы мне очень нравитесь!

— Ты нам тоже.

Марти протянул руку Джорджу:

— Мне пора. Наше знакомство было очень… познавательным.

— Мы ещё встретимся? — спросила Лоррейн.

— Я вам это гарантирую.

— Спасибо за советы, Марти, — сказал Джордж. — Я никогда их не забуду.

— Ладно, Джордж, пока. Удачи вам, ребята.

Он направился к выходу, но затем остановился у двери и повернулся.

— Да, и вот ещё что, ребята. Когда у вас будут дети, и младший из них подожжёт ковёр в гостиной, вы его сильно не ругайте. Ему тогда будет восемь.

— Хорошо, — засмеялся Джордж.

Когда за Марти закрылась дверь, Лоррейн задумчиво произнесла:

— Марти… Хорошее имя…

Когда стрелки на городских часах показывали безпяти минут десять, Браун начал выходить из себя. До удара молнии оставалось лишь девять минут, а Марти все ещё не было.

— Черт, где же он? — нервно поглядывая на часы, сказал Браун. — Черт! Черт!

Наконец, на полутёмной улице показался белый «шевроле». Автомобиль остановился в метре от Брауна. Из кабины выбрался одетый в джинсы и стёганую куртку Марти Макфлай.

— Ты где был, чёрт возьми? — воскликнул доктор.

— Мне же надо было переодеться. Я ведь не мог возвратиться в будущее в чужом костюме.

— Ладно, снимай чехол с машины времени. У тебя всё в порядке?

— Да, с отцом все отлично. Но, док, на фотографии совсем другие люди! Я их в первый раз вижу!

— Что?

В подтверждение своих слов Марти достал снимок и сунул его изобретателю. Браун несколько мгновений недоуменно смотрел на фотографию, потом отдал её Марти.

— Говоришь, в первый раз видишь? Ну ладно, всё будет в порядке. Главное — вернуться в своё время.

Он поднял дверцу машины времени и включил временную цепь. На нижнем индикаторе — «Предыдущий пункт назначения во времени» — стояла дата 26 октября 1985 года. Доктор ткнул пальцем в эти цифры.

— Марти, ты прибыл из этого времени? Тот кивнул.

— Хорошо, — продолжал Браун. — Мы вернём тебя туда же, в ту же самую минуту. Ты даже не заметишь, что уезжал.

На верхнем индикаторе — «Пункт назначения во времени» — доктор набрал те же цифры, что были и на нижнем. Даже время — 1 час 30 минут — он оставил прежним. После этого Браун выбрался из машины и показал на дорогу.

— Вот там — отсюда даже не видно — я провёл мелом белую линию. Ты будешь стартовать оттуда. Расстояние я рассчитал. Учитывая приземистость машины, ты должен стартовать… — он вытащил из карманабудильник и посмотрел на стрелки, — … ровно через семь минут и двадцать две секунды, чтобы вовремя коснуться провода. Поедешь, когда зазвонит этот будильник.

— Хорошо.

Док поставил часы на приборную панель рядом с рулевым колесом. Оглядевшись по сторонам, он потёр руки о полы плаща.

— Ну, кажется, все. Марти кивнул:

— Спасибо, док.

Он бросился на шею доку. Не привыкший к подобным проявлениям чувств наследник Эдисона неловко обнял парня и похлопал его по спине.

— Спасибо тебе, Марти. Увидимся через тридцать лет.

— Надеюсь, — со слезами на глазах произнёс тот.

— Ладно, только не волнуйся. Как только на скорости в восемьдесят восемь миль в час ты дотронешься крючком до провода, молния ударит в башню и всё будет в порядке. Садись.

Марти уселся в машину. Браун сунул руки в карманы плаща и с недоумением вытащил какой-то конверт.

— Открыть в 1985 году, — прочитал он вслух надпись на конверте.

Марти смущённо опустил глаза.

— Что это? — спросил док

— Узнаете через тридцать лет. Браун схватился за голову.

— Это информация о будущем? — завопил он. — Да?

— Подождите, док…

Марти ещё ничего не успел сказать, как Браун стал рвать письмо вместе с конвертом.

17
{"b":"11412","o":1}