ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дорис! Рикардо! – раздался над ухом голос Габриэля. Сильвия в великолепном черном бархатном платье дружески улыбнулась обоим.

– Не пора ли нам занять места за столиком? – осведомился Габриэль. – Такое впечатление, что публика уже собирается садиться.

Началось застолье. Кухня была выше всяких похвал, и Дорис увлеченно орудовала ножом и вилкой, краем уха слушая традиционные спичи в честь председателя и секретарей благотворительного комитета, короткий отчет о его деятельности за текущий период и планы на будущий год. Затем в свои права вступил оркестр, и начался бал.

Дорис воспользовалась случаем и зашла в дамскую комнату. Вернувшись в зал, она решила немного побыть в одиночестве – в относительном, конечно. По меньшей мере человек тридцать из присутствующих относились к числу ее хороших знакомых, а с полусотней других она сталкивалась на тех или иных мероприятиях, подобных сегодняшнему.

Но увидеть в толпе приглашенных Бена Кроули она никак уж не ожидала. Кровь отхлынула от ее лица, а Бен, недобро ухмыльнувшись, стал пробираться к ней.

– Привет, привет, – усмехнулся он, и Дорис съежилась под его недобрым взглядом. – У меня такое ощущение, что мы не виделись целую вечность. Ты, как я погляжу, решила вернуться к прежней светской жизни. Кстати, по городу только и разговоров, что о твоем с Рикардо Феррери романе. Это правда?

Только без сцен, Дорис! – попыталась она взять себя в руки. Никаких скандалов! Попробуй отделаться светскими любезностями.

– А почему бы и нет! – с вызовом произнесла она.

– Милая, ты сошла с ума! – повысил голос Бен. – Крутить роман с красавцем-итальянцем, который не пропускает ни одной юбки! Неужели тебе не страшно? Он же ест на завтрак маленьких глупых девочек, причем без соли.

– Я давно уже не маленькая глупая девочка, – ровным голосом отозвалась Дорис. – В известном смысле в этом есть и твоя заслуга.

– И ты решила, что этот Феррери хоть чем-то лучше меня? Этот прожженный делец, помешанный на своем бизнесе, презирающий всех на свете… Впрочем, он может быть весьма обходительным, если речь идет о корыстном интересе.

– По себе судишь, Бен?

– Что я слышу? – ядовито улыбнулся Бен. – У моей отставной женушки, еще недавно такой робкой, прорезались коготки? Скажи, удалось ли этому страстному итальянцу излечить тебя от фригидности или он до сих пор не сумел уложить тебя в постельку?

Он хотел отвести с лица Дорис прядь волос, но та отшатнулась. Бен злорадно засмеялся, и вдруг глаза его испуганно забегали.

– Не тебе ли советовали избегать скандала, Кроули? – донесся из-за спины Дорис голос Рикардо.

– Я здесь по приглашению, – воинственно ответил Бен, настороженно переводя взгляд с Дорис на Рикардо и обратно.

– Ну да, знакомые провели, – усмехнулся Рикардо. – Ты ведь, как мышь, в любую щель пролезешь! Но если и дальше будешь досаждать мисс Адамсон, то пожалеешь о том, что появился здесь.

– Это угроза физической расправы? – вызывающе спросил Бен, но в голосе его появились визгливые нотки.

– Зачем же? Мы цивилизованные люди и знаем тысячу других способов поставить на место зарвавшегося хама.

Бен весь сжался и вдруг заметил обручальное кольцо на пальце у Дорис.

– Мои поздравления, дорогая, – осклабился он. – Твой папочка наверняка вне себя от радости, что пристроил тебя.

Кроули совершенно явно домогался скандала, и Дорис уже заметила на себе удивленные взгляды зала. Надо было удержаться в рамках приличий и при этом не отступить перед негодяем.

– Ты угадал, – негромко заметила она. – На сей раз он и в самом деле рад.

– Гляди, как бы ты не ошиблась и на этот раз.

– Полагаю, – вмешался Рикардо, – разговор закончен. Пойдем, Дорис.

– Попомни мои слова, – бросил ей вслед Бен. – Ты еще раскаешься в своем выборе.

Гордая и внешне невозмутимая, Дорис под руку с Рикардо прошлась по залу и, лишь когда она поймала на себе его обеспокоенный взгляд, у нее вырвалось:

– Не подумай, что он для меня что-то значил. Мне просто обидно, что моим первым мужчиной оказался такой мерзавец.

– По неопытности и не такое случается…

– От этого не легче, – пожала плечами Дорис. – Я казню себя за свою слепоту и ослиное упрямство впридачу. Как умоляли меня отец и брат не делать этого шага! Нет, мне надо было обязательно настоять на своем!

– Ошибка – мать опыта, – тактично заметил Рикардо. – За всякое новое знание о жизни, впрочем, как и за все остальное на свете, приходится платить. – Дорис рассеянно кивнула, думая о своем. – И потом, – продолжил он, – не все же мужчины хамы, скоты и подлецы.

– Может быть. Но если этот тип рассчитывает, что в ответ на его обвинения во фригидности я пущусь во все тяжкие, чтобы доказать обратное, то он ошибается.

– Разумные слова, – поддержал ее Рикардо.

– Ах, да, я и забыла, что ты крупнейший специалист в этой области.

– Может быть, и не крупнейший, – скромно ответил он, – но мой опыт по этой части, как мне кажется, несколько богаче, чем у тебя.

– С чем тебя и поздравляю!

Рикардо с улыбкой поднес к губам ее pj-ку, но Дорис вдруг отдернула ее.

– Опять какая-то борьба, – сказал он с досадой.

– А ты как думаешь? – с раздражением спросила Дорис. – Сперва ты напяливаешь мне на палец обручальное кольцо, затем обсуждаешь с моим отцом вопрос о внуках, газеты в это время трубят о предстоящей свадьбе. Что дальше – и впрямь под венец?

– А ты против?

Глаза Дорис округлились от удивления.

– А если без шуток? – после некоторой паузы сказала она.

– Я не шучу.

– Как?

– А вот так! – улыбнулся Рикардо. – Когда видишь перед собой пример Габриэля и Сильвии, то невольно начинаешь желать того же. А именно – взаимопонимания, семейного тепла, детей…

– Но для настоящего брака этого мало! – пролепетала Дорис, не зная, как реагировать на такую откровенность.

– А не лучше ли жить в браке, основанном на дружбе и взаимном доверии, нежели всю жизнь гоняться за призрачной мечтой? – Его черные глаза остались непроницаемыми. – Согласись, не очень-то хочется заполучить в спутницы жизни жадную искательницу чужих состояний, для которой важен не ты, а твой счет в банке и возможность на чужой шее въехать в рай.

– И ты согласился бы на союз без взаимной любви?

– Да!

Дорис посмотрела в сторону, чтобы Рикардо не видел ее замешательства. Если называть вещи своими именами, то ей сделано предложение. Два года назад она уже определилась в отношении мужчин вообще. Но сейчас вдруг ей пришла в голову мысль, что, может быть, действительно пора руководствоваться в жизни не грезами, а трезвым расчетом, и тогда… тогда предложение Рикардо вполне дает повод для серьезных раздумий.

Взяв с подноса по бокалу шампанского, они побрели по кругу, любезно улыбаясь знакомым и перекидываясь с некоторыми из них ничего не значащими фразами, и снова встретились с Сильвией и Габриэлем.

– Предлагаю на время дезертировать, – шепотом предложила Сильвия, когда братья с головой ушли в какой-то принципиальный спор.

Дорис и Сильвия подошли к столам и взяли по чашечке кофе.

– Вечер идет по сценарию! – вымолвила Сильвия, пригубив ароматный напиток. – Шутка сказать – все билеты были распроданы уже неделю назад.

– Рикардо тоже принимал участие в рекламной кампании, как я слышала.

– О, Рикардо – само совершенство! – с жаром произнесла Сильвия. – О тебе он тоже отзывается с восторгом. – Сильвия улыбнулась, и ямочки на ее щеках заиграли, делая ее и без того удивительно милое лицо просто очаровательным. – Мы друг в друге души не чаем. Было время, Габриэль ревновал меня к нему. Разумеется, безо всяких на то оснований.

– Да уж надо думать.

– Спасибо за доверие, – звонко рассмеялась Сильвия.

– Дело не в доверии. Достаточно один раз увидеть вас с Габриэлем вместе, и становится ясно, что для вас на целом свете никого, кроме друг друга, не существует.

– Да, но так было не всегда, – вздохнула Сильвия.

17
{"b":"11415","o":1}