ЛитМир - Электронная Библиотека

Дорис, перенеся этот удар, с головой окунулась в работу манекенщицы и фотомодели. В свои двадцать пять она заслужила репутацию одной из ведущих моделей Мельбурна и нашла в своей профессии панацею от ужаса совместной жизни с Беном. Она отказалась от предложения отца переселиться в его роскошный особняк в пригороде Мельбурна, предпочла снять пентхаус на Олимпик-Пойнт и теперь с верхнего этажа небоскреба могла постоянно любоваться на внутреннюю бухту Мельбурна.

Потеряв всякое доверие к мужчинам, Дорис вообще предпочла хотя бы некоторое время не иметь отношений с ними, и если на каком-то мероприятии требовалось присутствие партнера, она появлялась там в сопровождении отца или брата.

– Итак, вечеринка и есть та важная новость, которую ты хотел сообщить мне при личной встрече? – спросила Дорис.

Брат помолчал, словно подбирая нужные слова.

– Отчасти, – уклончиво ответил он. Глаза сестры чуть округлились – Фредди никогда раньше не говорил с нею недомолвками.

– Дело вот в чем, – наконец заговорил он. – Твой бывший супруг откуда-то пронюхал про наши весьма деликатные переговоры с японским консорциумом о совместном финансировании строительства туристского комплекса на Песчаном Берегу в Кингстоне.

– Но какое дело Бену до этих переговоров? – удивленно спросила Дорис.

– Он снова потребовал от нас денег.

– На каком основании? – возмутилась Дорис.

Фред немного помолчал.

– Он пригрозил нам газетной шумихой и публичным скандалом. Пусть, мол, австралийцы узнают, как семейство Адамсонов выбросило новоиспеченного родственника на улицу без гроша в кармане. То, что он с самого начала нацеливался на деньги нашего отца и сделал тебя заложницей в своей грязной игре, никого интересовать не будет. Прессе нужен лишь повод, чтобы начать крестовый поход против богачей Адамсонов. К тому же если при этом всплывет информация о конфеденциальных переговорах Теодора с японцами, газеты поднимут настоящий вой о продаже национальных интересов.

Дорис не надо было разъяснять, на что способна желтая пресса: во время бракоразводного процесса она в полной мере испытала на себе, что это значит – оказаться в центре внимания газетчиков.

– А что, японцы тоже чувствительны к газетным скандалам? – сухо спросила она.

– К сожалению, да, – ответил Фред. – Они намерены строить комплекс независимо от того, кто будет главным пайщиком в деле. Конкуренция очень жесткая, и внезапный скандал может отразиться на выборе ими партнера.

– Итак, счет в банке в обмен за молчание, – подытожила Дорис. – Не мытьем так катаньем Бен Кроули решил добиться заветной цели.

– К сожалению, это еще не все, – проронил Фред. – Наш отец не в курсе намерений Бена. И с твоей помощью я бы хотел и дальше держать отца в неведении.

В глазах Дорис запрыгали гневные серебристые искорки.

– Бен не из тех, кто останавливается на малом, – пылко бросила она. – Сунь ему палец, он руку откусит. Нет, я не позволю, чтобы ты или отец стали заложниками в его грязной игре.

– Теодор придает большое значение сделке с японцами. – Фред неопределенно пожал плечами. – Сам по себе ее неуспех – вовсе не трагедия. Существуют и другие сферы приложения капитала. Но здесь речь идет о большом прорыве вперед, и время решает все. Поскольку на карту, помимо прочего, поставлено здоровье отца, надо по мере сил постараться оградить его от ненужных волнений и стрессов.

– Отец нездоров? – охрипшим от волнения голосом спросила Дорис. – Что с ним? И почему ты ничего не говорил раньше?

– Сердце. Мы ждали результатов обследования, – уклончиво ответил Фред. – Между тем дело оказалось очень и очень серьезным, и на начало января намечена операция. Теодор настоял на небольшой отсрочке. Он надеется к этому времени благополучно завершить переговоры с японцами. Разумеется, ему поставили строжайшее условие – никаких потрясений, никаких переживаний.

Фред остановился и, отвернувшись от окна, строго посмотрел на сестру.

– Теперь ты понимаешь, чем может обернуться для отца шантаж, затеянный Беном?

Дорис сидела как оглушенная. Ее неукротимо жизнерадостный, энергичный, цветущий отец ложится на операционный стол! Этот факт не укладывался в голове.

– Насколько опасна операция? – спросила она глухо.

– Сама по себе операция не слишком сложная, – слегка успокоил ее брат, – да и проводить ее будет лучший хирург Мельбурна. Сейчас бояться надо Бена Кроули.

Дорис подняла на брата невидящие глаза. Этот мерзавец, этот ублюдок Бен уже разрушил ее жизнь, а теперь посягает на здоровье самого родного и близкого ей человека – отца.

– И что же ты придумал? – спросила она. – Ведь ты уже явно что-то придумал?

– Надо превратить прессу из нашего врага в нашего союзника, – с лукавой усмешкой произнес Фред. – Откровения твоего экс-супруга не вызовут у газетчиков никакого интереса, если еще раньше станет известно, что у тебя в разгаре роман с каким-нибудь богатым и известным человеком. Твой отставной супруг покажется смешным на фоне нового блестящего претендента на твою руку. Разумеется, публика должна поверить в достоверность этой инсценировки. Так что держись, девочка!

Словно предупреждая ее скептическую реплику, он поднял руку.

– К сожалению, иного способа нейтрализовать Бена я не вижу.

– Поскольку женихов на данный момент я не держу, кого ты собираешься предложить мне на эту роль? – поинтересовалась Дорис, задумалась на мгновение, и вдруг у нее вырвалось категорическое и безнадежное:– Нет, ничего не получится!

– А что ты можешь предложить взамен? – спросил Фред. – Ничего. А так я взял бы на себя Кроули и под предлогом изучения его требований мог бы обеспечить неделю или две отсрочки.

– А кто жених, Фредди? Кого ты прочишь мне в кавалеры? И что он потребует за услугу? – с горечью в голосе спросила Дорис.

– Его зовут Рикардо Феррери. И он ничего не просит за свою услугу.

– Свежо предание, да верится с трудом, – скептически покачала головой Дорис. – Бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловках.

– Рикардо – не случайная кандидатура, – пояснил Фред. – Теодор и братья Феррери не раз участвовали в совместных финансовых проектах, и теперь, когда твой развод с Беном Кроули стал реальностью, роман мисс Адамсон с мистером Феррери покажется весьма пикантным. Не сомневаюсь, журналисты немедленно откроют, что ты и Рикардо втайне встречались и в прошлом, и теперь ваши отношения обрели второе дыхание и движутся навстречу блестящему браку.

– Братья Феррери в курсе твоего плана?

– Да.

– А Бен не заподозрит, что мы его водим за нос?

– Я постараюсь убедить его, что перед лицом твоего выгодного брака с Рикардо Феррери мы готовы пойти на определенные уступки. Я затею переговоры и потребую, чтобы твой бывший супруг подписал документ об отказе от каких бы то ни было финансовых притязаний в обмен на выплату энной суммы с нашей стороны.

– Ты все-таки собираешься ему заплатить? – вскинулась Дорис.

– Символическую сумму, сопоставимую с продолжительностью вашей семейной жизни. – Красивое лицо брата стало надменным и злым. – Если приплюсовать к ней стоимость автомобиля и мебели, увезенных им из вашего дома, цена будет вполне приличная. Фред взглянул на бледное лицо сестры, и голос его смягчился:– Всего лишь месяц, девочка, может быть два, не больше!

Согласись, это не столь уж большая жертва, если речь идет о здоровье отца.

Дорис молчала, разрываемая противоречивыми чувствами. На душе ее скребли кошки от мысли, что придется разыгрывать этот отвратительный фарс, но не прийти на помощь отцу и брату, так много помогавшим ей за последние два года, она не могла.

– Разумеется, я согласна, – сказала она тихо.

Глаза Фреда удовлетворенно блеснули.

– В таком случае, – сказал он, – я сейчас же свяжусь с Рикардо и вечером представлю его тебе.

Так быстро? – чуть было не спросила Дорис, но прикусила язык. И в самом деле, к чему откладывать?..

Фред ободряюще коснулся ее руки.

2
{"b":"11415","o":1}