ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пусть так, если угодно.

– Ваше присутствие здесь не говорит о готовности прибегнуть наконец к хирургическому лечению ваших неблаговидных мешков под глазами?

– Фактически, я прохожу амбулаторное лечение по поводу недавнего ранения. На днях я растянул мышцу спины, засовывая прессбота из «Мгновенных Новостей» в шахту муниципального утилизатора твердых отходов. Вы не хотите побывать на месте этого происшествия?

– Как-нибудь в другой раз, – стушевалась Алисса и быстро укатила прочь.

Первые два этажа (один вверх, другой вниз) РЕЛАПСа оправдывали его шикарный экстерьер: блеск и роскошь, но без заметных усилий со стороны клиентуры. Последняя усердствовала над широким выбором моднейших тренажеров с гравитационным контролем и голо-симулирующими тренажерами, но все это предназначалось скорее для шоу, нежели фитнесса. Я увидел дюжину ГВ-звезд, позирующих для нанятых РЕЛАПСом папарацци перед тренажерами, причем за их тренировками наблюдали собственные пресс-агенты. При парочке звезд находились даже свои гримеры.

Мне пришлось опуститься на три этажа под землю (или на два ниже подвала), прежде чем я обнаружил настоящую площадку для тренировок, оказавшихся весьма серьезными. Это был один огромный спортзал, поделенный на площадки для работы с тяжестями и рингами для спарринга. Первые изобиловали килотоннами архаичных «свободных» гирь и реверсивно-гравитационных снарядов наряду с последним писком моды – фитнесс-дроидами, восторженно принятыми тяжелоатлетами-профи. Суровые на вид серолицые дроиды, специально сконструированные для помощи атлетам в тренировках, «подталкивали» их эмоционально и физически до пределов выносливости задорным и энергичным «голосовым поощрением». Лично мне это показалось жутковатым.

– Не вздумай слинять от меня, углеродный отстойник. А ну еще двадцать подъемов!

– И ты называешь это тренировкой? Будь ты из семейства механизмов, ты мечтал бы стать зубной щеткой.

– Ты слабовольный жалкий человечишко. Мне следовало расколоть твое никчемное тело на щепки и скормить ими топку всемогущего бога машин. Может, это придало бы твоему унылому существованию капельку смысла!

– Ладно, этот парень уже пугает меня, – прошептал я ГАРВу. – Ты где-нибудь видишь Нову?

Перед моими глазами появился курсор и, просканировав площадь, остановился на стоявшей посреди боксерского ринга у противоположной стены помещения женщине. Курсор мигнул красным огоньком.

– Достаточно было простого «да», – заметил я, направляясь к этому рингу.

– Верно, но так оно круче, – отозвался ГАРВ у меня в голове.

В жизни Нова оказалась более красивой, чем на голограмме. Уверенность в себе и сила отчетливо присутствовали в манере ее движения по рингу, пока она разминала свои гибкие мускулы, готовясь к спарринговому бою. Повадками она напоминала кошку, а ее изящные азиатские черты одновременно влекли и устрашали.

– Она симпатична, – заметил я, – и явно в хорошей форме, но, честно говоря, она не кажется особенно крутой.

– Ее телосложение обманчиво, – назидательно пояснил ГАРВ. – Предлагаю внимательно проследить за ее очередным поединком.

Я подошел поближе как раз к началу спарринга. Четверо дюжих мужчин поднялись на ринг и кружили вокруг нее наподобие акул, обхаживающих толстяка в трубе океанариума.

– А ну, ребята, беритесь за дело! – поддразнивала Нова. – За мной ведь дело не станет.

Бойцы напали как по команде.

Первый прыгнул на нее сзади и обхватил могучими как древесные стволы ручищами за шею и грудь, удерживая маленькую фигурку в медвежьей хватке. Одновременно другой боец бросился на нее с опущенным плечом в лобовую атаку. Мне это показалось хорошей стратегией.

Но я ошибся.

Нова разорвала хватку первого бойца с легкостью лазерного ножа, рассекающего соевое масло, и швырнула его в набегающего бойца. Их головы столкнулись с кирпичным стуком, оба они перелетели через электромагнитные симуляторы канатов ринга и грохнулись на жесткий пластик, где их прибытия поджидали два медбота.

– Извиняюсь, – хихикнула Нова. – Не рассчитала сил.

Двое оставшихся спарринг-партнеров, очевидно полагая, что Нова потеряла осторожность, ринулись на нее с обеих сторон. Теперь, хотя я видел Нову в деле лишь несколько секунд, я мигом подметил совершаемые этими беднягами ошибки.

Во-первых: Нова никогда не теряет осторожность.

Во-вторых: Как только что доказали предыдущие нападающие, атака с двух сторон против нее неэффективна.

Она доказала мою правоту по обоим пунктам, крутанувшись в момент нападения как кошка и выбросив обе руки на манер таранов. Парни на скорости врезались в ее раскрытые ладони и вы могли представить себе увиденные ими звезды. Партнер слева упал при контакте на пол холодным, как рыбина в морозильнике. Партнер справа ухитрился устоять на ногах, но заплясал подобно одновинтовому ховеру под ураганным ветром. Нова послала ему воздушный поцелуй, и он опрокинулся навзничь (не собираясь подниматься даже на пятизначный счет воображаемого рефери).

Я зааплодировал.

Нова повернулась ко мне и подарила на удивление теплую улыбку.

– Никак, это Закари Никсон Джонсон, – проворковала она.

– Если нет, то значит я ношу чужое белье, – пошутил я, глядя, как медботы уносят прочь последнего из ее спарринг-партнеров.

– Замечательная шутка, – насмешливо прошептал ГАРВ у меня в голове. – Мне сопроводить ее программой «фанерного» смеха?

Подойдя к краю ринга, Нова соблазнительно перепрыгнула через канаты и снова расплылась в улыбке.

– Вижу, вы остроумны даже без ваших писателей.

– Во-первых, я не пользуюсь писателями, – поправил я (увы, излишне сердитым голосом). Помедлив секунду, я продолжал, пытаясь говорить более дружелюбно. – Во-вторых, если не возражаете, я предпочел бы задать вам пару вопросов.

– Я люблю вопросы, – промолвила она с обеспокоившей меня улыбкой. – Но ненавижу отвечать на них.

– Это усложняет задачу, – заметил я.

– Это важные вопросы?

– В общем, да.

– Хорошо.

Нова ухватила меня за предплечье, легким движением руки подняла над канатами и поставила рядом с собой на ринге.

– Давайте договоримся, мистер Джонсон, – улыбнулась она. – Я отвечу на любые ваши вопросы, но сделаю это на ринге. Думаете, вы выдержите две минуты полного спарринга со мной?

– Я бы с радостью, Нова, – воскликнул я отступая. – Но у меня жесткий принцип не драться с женщинами. Если я выиграю, пострадает мой имидж «хорошего парня», а если проиграю пострадает имидж «мачо».

Не обращая внимания на мои слова, она сняла с моего запястья компьютерный интерфейс.

– Будьте любезны, отметьте нам две минуты, компьютер, – проговорила она в микрофон.

– С удовольствием, – весело ответил ГАРВ, – особенно после того, как мистер Джонсон только что профессионально оценил ваши боевые качества.

Из динамика интерфейса послышалась цифровая запись моего голоса (почему-то немыслимо громкая):

«… честно говоря, она не кажется мне особенно крутой».

Я нежно потер виски пальцами.

– По зрелому размышлению, отмерьте три минуты, – попросила Нова и аккуратно подвесила интерфейс на зажимную муфту каната.

«Премного благодарен тебе, ГАРВ».

«Доверьтесь мне, – внушал ГАРВ у меня в голове. – Она заговорит раскованнее, если рассердится».

– У вас такой полезный компьютер, – заметила Нова, поворачиваясь ко мне.

– Я служу на совесть, – прозвенел ГАРВ.

– Под «службой» он, конечно, подразумевает чинить неприятности и подвергать смертельной опасности, – уточнил я.

– Не будьте к нему суровы, мистер Джонсон… – Нова начала разминаться.

– Пожалуйста зовите меня Зак.

– Благодарю. А вы можете звать меня Нова. – С этими словами она улыбаясь направилась ко мне. – Полагаю, что вы эксперт во всех основных видах боевых искусств.

– Вообще-то, нет, – возразил я, отступая по мере ее приближения. – Это всего лишь образ, созданный моим агентом. Я предпочитаю улаживать неприятности мыслительным процессом.

26
{"b":"11416","o":1}