ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«МОМ»!

XXVII

– С кем?

– Ты слышал, ГАРВ, – втолковывал я (наверно, в восьмой раз). – Пирс находится у своей матери. Там мы и найдем его.

– О, я все понял, босс. Мне просто показалось, что ваше падение в пруд не прошло для вас бесследно, как мы решили вначале.

* * *

Дело было утром. Я находился дома и пробыл в постели уже двенадцать часов, десять из которых крепко проспал. Я все еще был очень слаб и мои мускулы не желали иной работы, как оставаться недвижными в постели, но меня заверили, что мое тело восстанавливает запас энергии и силы вернутся ко мне на следующий день.

Мне также сказали, что в дом приходила Электра и осмотрела меня ночью просто, чтобы удостовериться, что я в порядке. Несомненно, она хотела убедиться в моем здоровье с тем, чтобы позже вернуться и попинать мою задницу. Но даже в этом случае я был рад, что она приходила. Я чувствовал запах ее духов на подушке рядом со мной и одного этого было достаточно, чтобы поднять мне настроение.

Итак, я находился на пути к выздоровлению. Теперь мне требовалось лишь убедить ГАРВа в том, что я не сумасшедший и, как минимум, прав насчет Матушки Пирс.

– Ты слышал, что сказала Нова о Пирсе. Он был маменькин сынок, у него семейные проблемы, и все такое. Говорю тебе, что татуировка сделана не ради Новы. Она ради его матери.

– Но она перевернута.

– Для него она не перевернута, он поднимает руку и видит «МОМ». Это абсолютно ясно. ГАРВ – Пирсу нужна его мамочка.

– Как скажете, босс.

– Он не в Шри-Ланке, он не на луне. Мы найдем его мать, найдем и Пирса. А теперь перестань спорить и добудь мне адрес Матушки Пирс!

– Давайте на миг предположим, будто я, не принимая вашу теорию всерьез, все же провел кое-какие поиски прошлой ночью, пока вы лечили сном последствия смертельной опасности, – сказал ГАРВ. – Просто, чтобы утешить вас.

– Хорошо, давай предположим.

– И представим себе, – продолжал ГАРВ, – что я нашел неоспоримое доказательство безосновательности вашей теории. Убедит ли это вас оставить свой «эдипов» поиск?

– Что ж, это зависит…

– От чего?

– Для начала от непонятного слова «эдипов». И от уточнения твоего «неоспоримого доказательства».

ГАРВ покачал головой и выдал на настенный экран картинку престарелой женщины.

– Эйприл Пирс, мать доктора Бенджамина Пирса, возраст 122 года. В данное время находится на участке 567 Вечных поместий Беверли-Хиллз, шесть футов под землей.

– Она умерла?

– Нет, босс, она выращивает грибы.

– Когда она умерла?

– Четырнадцать месяцев назад. Причина смерти: дыхательная непроходимость в результате пневмонии.

– Это вызвало подозрения?

– Ей было 122!

– А ты уверен, что это наверняка была она?

– Тесты ДНК убедительны, – сказал ГАРВ. – Я сверился с компьютером в офисе патологоанатома и сам видел образцы тканей.

– Четырнадцать месяцев назад. Это как раз перед тем, как Пирс порвал с Новой, именно перед тем, как проект ББ-2 вышел из под контроля и Пирс исчез.

– Думаете, ее смерть подтолкнула его «через край»?

– У меня ощущение, что Пирс был на краю задолго до смерти его матери. Но думаю, ее смерть подтолкнула его к действию.

– И что нам теперь делать? – спросил ГАРВ.

– То, что я тебе сказал, ГАРВ. Мы найдем мать Пирса.

– Босс, – всплеснул руками ГАРВ. – Мне придется предположить, что ваша укороченная память – следствие травмирующего опыта прошлого вечера, поэтому я вынужден повторить (причем, весьма спокойно), что мать Пирса умерла. Она сыграла в ящик, откинула копыта, ее интерфейс дал дуба и теперь она маячит в эфирнете того света. Она посылает письма электронной почтой из Великой Запредельности и ее адрес кончается «вечность точка орг». Я могу повторить это на ста пятидесяти языках, если хотите. Но как бы я не говорил, она все равно У-М-Е-Р-Л-А, умерла, умерла, умерла.

– Это всего лишь чуточку усложнит ее поиски, – сказал я.

– Что?

– Послушай: Пирс считается одним из величайших ученых на планете, верно? Он не позволит досадной помехе в виде смерти его матери воспрепятствовать его налаживанию с ней отношений. У него наверняка есть какой-то «дубль».

– То есть, клон?

– Да, клон.

– Но это незаконно.

– Как и создание киллеров-андроидов на ядерной энергии. Нам необходимо отыскать клона Матушки Пирс.

– Чудесно, – сказал ГАРВ. – С чего вы хотите начать?

– Ну, поскольку я сейчас едва ли способен куда-то идти, начнем прямо здесь. Влезь в компьютер ЭксШелл и займись-ка банальным «скачиванием» информации.

* * *

Пару слов о человеческом клонировании: оно не действует.

Разумеется, это просто мое мнение. Мнение, разделяемое, кстати, Всемирным Советом и примерно восьмьюдесятью пятью процентами населения планеты – однако, это всего лишь мое мнение. Тем не менее, в научном сообществе есть масса первоклассных мозгов, которые с жаром оспорят мою точку зрения.

«Простейшее программирование ДНК, – говорят они. – Человеческий ген. Кубики для построения жизни» (заметьте, они никогда не говорят законченными предложениями).

Мир, подстегиваемый азартом научного сообщества, сразу и с энтузиазмом воспринял принцип клонирования. Первые (и достаточно успешные) эксперименты по клонированию в начале века захватили воображение общества и фактически завершились недолговечным, но памятным «психозом клонирования» двадцать лет назад.

Я встречал клонов. Я разговаривал с клонами. Я даже однажды ухаживал за клоном (это было в мой экспериментальный период в колледже), и все, что могу сказать относительно клонирования людей – разработка лимонада «Новая Новая Кока» для общества полезней.

Почему? Одно слово: «Разум». Тело (мозг и прочее) – легкая проблема. Чуточку ДНК, необходимое оборудование – и мы сможем вырастить его в большой пробирке. Мы можем посадить его на солнечное крыльцо рядом с геранью и украшать по праздникам. Однако, построить разум – это вам не два пальца …

При всей нашей продвинутой технологии, мы до сих пор не понимаем механизма работы разума. Сложная смесь памяти и оригинальных мыслей, подстегиваемых чувствами, инстинкт и характер, превращающие каждого живого человека в уникальный индивид не поддается схематическому изображению на «карте» долей и полушарий мозга. Множество величайших современных ученых не в состоянии даже пообщаться на коктейль-вечеринке, не говоря уже об идентификации и воссоздании тонкостей и нюансов человеческой личности.

Тем не менее, научное сообщество сделало доблестные попытки отобразить, каталогизировать и воссоздать человеческий разум. Он просто-напросто оказался для них чересчур сложен. Иное размещение нескольких нейронов или направление внутричерепных связей, как обнаружили, на свое несчастье, ранние исследователи, отвечают за тончайшую грань между любовью и ненавистью (а заодно между гениальностью и шизофренией, уверенностью и мегаломанией, прогрессивным роком и диско).

Психоз вокруг клонирования неизбежно привел к тому, что ныне драматически именуют «войнами клонов». Оглядываясь назад видишь, что все это было скорее глупым и надуманным, нежели серьезным, но войны внесли неразбериху в положение вещей, включая национальные правительства, мировую экономику и рыночный спрос на «людей действия».

Всемирный Совет в итоге запретил любое клонирование людей десять лет назад и с тех пор никто, за исключением научного сообщества, уже не уделяет этой проблеме внимание.

Сегодня еще существуют несколько узаконенных лабораторий, клонирующих организмы, но их работа в основном ограничена штаммами бактерий, разведением быков-призеров, кошек для рекламных роликов голо-видения и нескольких индивидов, почитаемых в качестве «идолов масскультуры» (но они не часто появляются на публике, поскольку не контролируют свое слюноотделение и нередко теряются в открытом пространстве).

Тот факт, что Пирс, возможно, клонировал собственную мамашу, заставил меня осознать реальную вероятность безумия Пирса. А то, что этот безумный и блестящий ученый также спроектировал и создал мощного андроида, которого я сейчас разыскивал, заставило меня пожелать запереться покрепче и побыть еще некоторое время в постели.

30
{"b":"11416","o":1}