ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я поднял взгляд на нависшую надо мной громаду здания и едва не опрокинулся навзничь от приступа головокружения. Этот небоскреб был идеальным примером нелепой архитектуры начала 2040-х. Огромная и лишенная своеобразия коробка здания, безликая, как ночной продавец круглосуточного магазинчика, была консервативна во всех смыслах, кроме ее величины. Эта штуковина высилась более, чем на две сотни этажей (вспомним о подсознательном комплексе неполноценности).

– Не думаю, что бабушка живет на первом этаже, – заметил я, глядя, как вверх-вниз по стенам несутся скоростные лифты, смахивающие на гигантских тараканов, облепивших мусорный бачок.

– Увы, судьба не на столько справедлива, – назидательно промолвил ГАРВ. – Она живет в пентхаусе, этаж двести пятьдесят шесть.

– Ну конечно, – пробормотал я, направляясь к лифту.

Лифтер, высококлассный служебный дроид с бледно-оранжевой кожей и симпатичной, но довольно бесстрастной физиономией, приветствовал меня у входа.

– Добрый день, сэр, – прожужжал дроид. – С кем вы желаете посетить?

– В таком большом небоскребе, – шепнул в моей голове ГАРВ, – могли бы позволить себе грамматически правильного дроида.

– Что?

– Я сказал, с кем вы желаете посетить, сэр? – медленно повторил лифтер.

– Вы что, оглохли? – заныл ГАРВ. – У него неверно построена фраза. Нужно «кого вы желаете посетить», бинарный вы клоун.

– Ладно, завязывай.

– Что я должен завязывать? – смутился дроид. – Я вас чем-то обидел?

– нет, ничуть, – сдался я, пытаясь вытряхнуть ГАРВа из моей головы. – Зак Джонсон с визитом к Бабушке Бакерман, пожалуйста.

Глаза андроида сверкнули.

– Извините, сэр, но здесь не проживает дама с таким именем. – Глаза лифтера снова сверкнули. – Впрочем, после консультации с моей внушительной базой данных я заметил, что один из наших жильцов назвался Барбара Бакерман. Может, вы ищете ее?

– Гейтс, да он опять ошибся! – крикнул в моей голове ГАРВ. – Где программировали эти жалкие куриные мозги?

Я опять проигнорировал ГАРВа.

– Ты угадал, – похвалил я, похлопывая дроида по спине и вошел в лифт.

– Миссис Бакерман проживает на двести пятьдесят шестом этаже, – проговорил дроид, следуя за мной в лифт. – Хотите сами нажать кнопки?

– Идет, – согласился я. – Вырубайся.

– Но сэр, если я вырубаться, как я смогу манипулировать высотным грузопассажирским подъемным устройством?

– Это всего лишь метафора. (Я и забыл, несколько «буквальны» большинство слуг-дроидов).

– Подъем на двести пятьдесят шестой этаж займет ровно сорок две секунды, – объявил дроид. – Прошу держаться за боковые поручни. Если вы житель провинции, где все еще разрешена табачная продукция, пожалуйста помните, что табачные продукты и субпродукты запрещены на данном устройстве, как это обусловлено…

– Я местный. Из Нью-Фриско.

– Извините, сэр, таковы правила, – сказал дроид и лифт начал подниматься. – В этом центре мы принимаем посетителей из всех провинций, включая те, где еще разрешен табак. Поскольку я не соединен с всемирной базой данных населения, я не способен определить ваше местопребывание. Следовательно, вполне благоразумно будет информировать вас о правилах, которых вы должны следовать.

– Которым вы должны следовать! – поправил ГАРВ. – Не могу поверить, что они допустили этого дроида к эксплуатации тяжелого оборудования.

– Должен также предупредить вас, – продолжал дроид, несмотря на временное разрешение пользоваться продуктами каннабиса в медицинских целях по нынешнему закону Нью-Калифорнии, применение таких продуктов в пределах данного средства доставки пассажиров запрещено.

– Мы скоро доберемся до места? – осведомился я, пытаясь сохранить рассудок.

Лифт остановился и дроид помолчал, собираясь с мыслями.

– Мы прибыли на ваш пункт назначения, – произнес он наконец. – Комната миссис Бакерман занимает все это крыло, следовательно, вам не трудно будет найти то, что вы искать.

– Пожалуйста, сбегите от этого грамматического кроманьонца, – взмолился ГАРВ.

– Спасибо, – произнес я с облегчением, завершая поездку на лифте из кибер-ада.

* * *

Дверь в номер миссис Бакерман находилась в конце короткого холла, наверняка находившегося под тщательным наблюдением. Я осторожно приблизился и нажал кнопку вызова под смотровым экраном.

Через миг на экране появилось лицо женщины. Лицо это было утонченным и поразительно прекрасным, словно принадлежало самой ББ, правда, более юной, чем та, которую я знал.

– Закари Джонсон! – воскликнула женщина. – Подумать только, что за сюрприз. Чем могу вам помочь?

– Я ищу Барбару Бакерман, – отвечал я.

– Это я.

– Позвольте мне уточнить. Я ищу Барбару Бакерман, бабушку ББ Стар.

Женщина улыбнулась почти кокетливо.

– Повторяю, дорогуша – это я.

В расследованиях случаются моменты, когда ты открываешь незначительную часть информации – и все известное тебе вдруг переворачивается с ног на голову. Дело принимает совершенно новое измерение и весь твой план расследования полностью меняется. Я люблю такие моменты.

И это был один из них.

Но признайтесь, что от него повеяло холодом.

XXXVI

У женщины, назвавшейся Бабушкой Бакерман было лицо дебютанки-модели и фигура, о которой мечтают все начинающие модели. Она выглядела моложе меня на дюжину лет и, что еще важнее, моложе ББ. Мы действительно живем в странные времена, когда современные голограммы и восстановительная терапия могут обеспечить вам сносную «лакировку». Однако то, что я увидел, обгоняло их на световые годы.

– Так значит, вы Бабушка Бакерман? – в последний раз спросил я, когда она проводила меня в свой роскошный пентхаус.

– Да, дорогуша, это я, – подтвердила она. – И я уже третий раз отвечаю на ваш вопрос. Мне сдается, вы чуточку не доросли до слухового имплантанта.

– Извините, я просто немного ошеломлен. Не каждый день встречаешь бабушку, которая смотрится на девятнадцать.

– Вы мне льстите, мистер Джонсон, – лукаво хихикнула она. – Компьютер скорректировал мои регенеративные процедуры на двадцать два года.

– С годами вы молодеете. И пожалуйста зовите меня Зак. Сознаюсь, что ваша регенеративная терапия оказывает поразительный эффект.

– Я очень богатая женщина, Зак. И пользуюсь только наилучшим. Доктор С. Вителло лично проводил мои процедуры.

– Не он ли занимался Мадонной?

– О, это старая история. Сейчас технология ушла далеко вперед. Именно эта терапия экспериментальная и пока еще не доступна массам.

– Что ж, по-моему она увенчалась бешенным успехом.

Женщина зашлась девичьим (но одновременно старушечьим) смехом и поманила меня к висящей в воздухе анти-гравитационной кушетке в гостиной с «утопленным» полом.

– Обожаю лесть со стороны молодых мужчин, – призналась она. – А теперь, чем могу помочь, дорогуша?

– Я выполняю кое-какую работу для вашей внучки и мне хотелось бы задать вам несколько вопросов, если вы не возражаете.

– Нисколько не возражаю, – просияла она. – Они коснутся бизнеса или досуга? – Ее девичья рука коснулась моего бедра.

– Сугубо бизнеса, мэм, – заявил я (как надеюсь) спокойным и профессиональным тоном.

– Вы в этом уверены? – спросила она и ее рука скользнула чуть выше по моему бедру.

Я на дюйм увеличил дистанцию между нами на кушетке.

– Ваша восстановительная терапия, случайно не включала в себя масштабные гормональные вливания?

– А почему вы спрашиваете?

– По-моему, вам не помешает слегка снизить их уровень.

– Гм-мм, знаете, это объясняет массу недавно появившихся у меня влечений, – сказала она. – Однако, поскольку я не могу сейчас заинтересовать вас физическими аспектами, не желаете ли стакан чаю со льдом? Такого, который мы предпочитали в мои времена. Не эта жалкая имитация, которую подают нынче в ресторанах. Гейтс, эта баланда пылесосит вам потроха лучше, чем просроченная банка свиной тушенки!

41
{"b":"11416","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Найди точку опоры, переверни свой мир
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Оруженосец
Горький квест. Том 1
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь