ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Помните я сказал, что нередко незначительная часть информации придает абсолютно новый поворот делу? Так вот: глядя на рекламное фото, я почувствовал, как тайна ББ собирается в единое целое словно стекляшки калейдоскопа. Сорок лет назад Бабушка Бакерман была знаменитой экзотической танцовщицей. Это было задолго до тех вечеров, о которых вспоминала ББ. Но частицей информации, оказавшейся недостающей частью головоломки, оказался сценический псевдоним Бабушки. Открытие поразило меня так сильно, что я произнес псевдоним вслух:

– Корица!

XXXVII

Извинившись, я покинул жилище Бабушки Бакерман, сделав это по возможности быстро и вежливо, после чего заспешил по коридору к лифту.

– Как получилось, что она не упомянула о своей профессии экзотической танцовщицы? – спросил внутри моей головы ГАРВ.

– Не сейчас, ГАРВ, – пробормотал я.

– И разве не странно, что она не открыла нам своего сценического имени Корица?

– Ты блестяще усекаешь очевидные вещи, – скрипнув зубами, процедил я. – Однако, я не хочу говорить об этом, пока мы не выберемся из здания.

Я был счастлив и чуть удивлен, увидев служителя-андроида, ожидающего меня возле лифта.

– Великолепно, – шепнул ГАРВ. – Еще одна поездка в лифте с мясником от грамматики.

Я проигнорировал ГАРВа, а электронный лифтер подобострастно открыл передо мной прозрачную дверь и проводил меня в кабину.

– Первый этаж, пожалуйста, – сказал я, входя.

– С огромным и абсолютным удовольствием, – отозвался дроид, и дверь закрылась.

– Фрагментированная фраза, – заметил ГАРВ.

– Прошу держаться за боковые поручни при спуске, – предупредил дроид. – Если вы житель провинции, где все еще разрешена табачная продукция, пожалуйста помните, что табачные продукты и субпродукты запрещены на данном устройстве, как это обусловлено…

– Разве мы не проходили все это? – спросил я.

– Извините, сэр, таковы правила, – произнес дроид и лифт начал свой спуск.

– Я из Нью-Фриско, – не выдержал я глумления. – Я не употребляю табак, не пользуюсь какими-либо производными каннабиса и, как видите, держусь за поручень. Сейчас мне хочется лишь очутиться на земле.

Последовал резкий толчок и лифт остановился.

Я вгляделся сквозь плекси-стены и увидел, что мы находились между этажами на высоте примерно двухсот этажей над землей.

– О-хо, – отреагировал ГАРВ у меня в голове.

– Эй, это не первый этаж, – обратился я к дроиду, хотя и не сомневался, что ему это известно.

– Верно, – сказал служитель.

– Мы остановились, чтобы взять пассажира? Если да, то надо было сделать это на одном из этажей.

– Ваша дедукция логична, но не верна, – ответил дроид. – В данное время у меня нет надобности брать каких-то пассажиров.

Он ткнул кнопку на стене тефлоновым пальцем и дверь распахнулась наружу.

– Вы просили, чтобы вас доставили на землю, – проговорил он, приближаясь ко мне, – и я обязательно доставлю вас туда, хотя и не тем способом, который вас предпочел.

– Который вы предпочли! – поправил ГАРВ. – Гейтс, эта штука даже угрожать грамотно не способна.

– ГАРВ, – окликнул я, когда андроид пошел на меня. – кажется, ты упускаешь важные события.

Множество вещей мелькают в мозгу, когда ты находишься на двухсотом этаже и на тебя бросается андроид (поверьте мне, со мной это часто случалось).

Моей первой мыслью было: «Ого, это падение мне не пережить» (первая реакция всегда наиболее реалистична). Второй мыслью было то, что мне следовало ожидать такого поворота событий. Ведь с момента последнего покушения на мою жизнь прошло лишь несколько часов и мои стычки с машинами должны были заставить меня опасаться этого дроида.

Третья мысль оказалась более полезна и прозвучала в моей голове эхом слов ГАРВа.

– Шевелите седалищной мышцей, босс, и поживее – или полетите экспрессом на первый этаж!

Я внял предупреждению ГАРВа (испугавшему меня), но моя седалищная мышца и без того уже шевелилась. Перенеся вес тела на одну ногу, я нырнул под вытянутые руки напавшего дроида, затем сильно стукнул его локтем по затылку и приложил головой и плексигласовую стенку лифта.

Это был ловкий ход, но я знал, что он не нанесет дроиду весомого ущерба, поэтому метнулся к противоположной стороне лифта и резко повернулся, движением кисти заставляя пистолет прыгнуть мне в ладонь.

– Послушай, приятель, – проговорил я в наилучших традициях плохого парня. – Еще один шаг – и от тебя останется лишь груда ценного металлолома… или того, из чего тебя слепили.

– Так его! – подхватил ГАРВ. – Угрожайте ему в понятной ему манере.

Но дроид лишь пожал плечами и шагнул ко мне.

– Под таким углом сила зарядов вашего оружия уничтожит не только меня, но и антигравитационные цепи данного лифта. Последний войдет в режим свободного падения и врежется в землю. Таким образом моя цель будет достигнута. Поэтому, будь любезны, стреляйте по желанию.

– А по какому желанию? – спросил я.

Андроид остановился.

– Вы пытаетесь запутать меня, извращая значение примененного мною словосочетания «по желанию». Но я имейте в виду, что я модель класса SFC-5 и меня не так легко сбить с толку.

Он снова угрожающе шагнул вперед.

– Предложите ему тест по грамматике, – посоветовал ГАРВ. – Это обескуражит его.

Не обращая внимания на ГАРВа, я сосредоточился на дроиде.

– Ты болтаешь довольно гладко для дроида с заклинившей башней.

– Во-первых, я андроид модели класса SFC-5 и, следовательно, не нуждаюсь в башне. Во-вторых, даже если бы она у меня была, ее не могло бы заклинить за отсутствием клиньев.

– Тогда получается, что твою башню заклинило без клиньев, что указывает на недоработку твоей хваленой модели! – возразил я.

Андроид вновь остановил наступление. Мне удалось ошеломить его блестящим применением чистой логики. Глядя на его плюгавое подобие головы, я мысленно прилаживал к ней башню (с пушкой или без оной).

Я воспользовался этим мигом, бросился вперед и низко опущенным плечом ударил дроида в псевдоживот. Он шатаясь отступил к открытой двери, но в последнюю наносекунду ухватился рукой за дверной косяк. Другая лапа потянулась ко мне и чудесным образом удлинилась на манер телескопа, легко покрыв расстояние между нами. Дроид вцепился мне в горло и попытался подтащить к двери.

– Ха! – злорадствовал он. – Ваш замысел был хитер, но вы не приняли в расчет мои превосходные рефлексы и промышленную технологию. Я андроид модели класса SFC-5 и я сильнее вас в любых мыслимых аспектах. Приготовьтесь полететь кувырком к неминуемой смерти.

Вцепившись в поручень, я держался за него изо всех сил, пока дроид старался подтащить меня к двери.

– Извини, малыш, – не сдавался я, – но я обязан подчиниться правилам и держаться за поручень.

– Вам не справиться со мной, – удвоил усилия мой противник.

Я почувствовал, как моя рука скользит по поручням, но знал, что держаться мне осталось не долго.

– В данном случае сила не главное, – поучительно произнес я, поднимая пистолет. – Сейчас главное – угол.

Дроид нахмурился.

– Извините, но стрелковое оружие в данном подъемном механизме запрещено.

– Прости, если я чуть-чуть нарушу правила.

И я нажал на спуск.

Моя пушка прожгла в груди дроида дыру величиной с футбольный мяч, замкнув большинство важнейших функций в его центральном процессоре. Я разжал хватку дроида на своей шее и пнул горящий каркас в голову. Дроид выкатился из лифта и отправился в свободный полет в вечность.

Из проектора в моей линзе появился ГАРВ и пронаблюдал вместе со мной за тем, как дроид достиг земли и разлетелся при ударе на миллионы осколков.

– Ух ты, – восхитился ГАРВ. – Самоотверженный пример фрагментарного мышления…

XXXVIII

Мы с ГАРВом не разговаривали, пока не очутились в безопасности на земле, в машине и на улице. Но и тут мы не обсуждали преследующие нас мысли. Информация была слишком свежа и необычна, поэтому мне не хотелось размышлять над ней поверхностно сейчас, в отсутствие времени. Вместо этого мы просто поболтали.

43
{"b":"11416","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Жертвы Плещеева озера
Любовь литовской княжны
Задача трех тел
Августовские танки
Бессердечная
Почти касаясь
Инферно
AC/DC: братья Янг
Поцелуй опасного мужчины