ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я хотел было сострить по этому замечательному поводу, но помешал автомобильный компьютер.

– Пункт назначения достигнут.

Ну и хорошо. В конце концов, как любил повторять мне ГАРВ, он не был запрограммирован на юмор.

VII

Прежде чем отправиться к Рэнди, я заехал в бесплатную детскую клинику при Общей больнице Нью-Фриско повидать Электру (наверное, ее картинка в неглиже, которую выхватила из моего подсознания Кэрол, была ярче, чем мне казалось).

Доктор Электра Гевада – моя невеста. Она великолепный хирург, великий гуманитарий, эксперт по оружию и бывшая чемпионка Североамериканских женщин по кик-боксингу (в легком весе). Она не сумеет приготовить обед даже под страхом смерти, но кто из нас без недостатков? У нее он первый. До других мы доберемся чуть позже.

Повторяю, Электра великолепный врач. Она одна из лучших специалистов в микролазерной хирургии на западном побережье и, практикуй она частным образом, Электра была бы сейчас богатейшей женщиной.

Вместо этого, она последовала велению своего сердца, большого как озоновая дыра, и последние семь лет управляла финансируемой государством клиникой, предлагавшей бесплатную медпомощь неблагополучным детям. Это делает ее счастливой. И заставляет быть невероятно занятой. И значительно улучшает жизни сотен городских детишек. Кажется, лучшую карьеру трудно представить. Но неплохо было бы иметь на банковском счете чуточку больше, нежели любовь, уважение и добрые пожелания общества (но я не жалуюсь).

Просунув голову в ее кабинет, я обнаружил, что Электра, согнувшись над письменным столом, просматривает список документов на своем компьютере.

– Эй, чика, – окликнул я. – У меня есть хорошие и плохие новости.

Она подняла голову, глянула на меня и подарила чудесную, но усталую улыбку.

– Привет, чико, – ответила она, когда я поцеловал ее. – Я и забыла, что ты придешь.

– Приветствие не в моем духе, – заметил я, садясь в гостевое кресло по ту сторону стола от хозяйки, – приму и такое.

– Что за плохие новости? – спросила она.

– Я вынужден отменить ланч. У меня появилось новое дело, и оно может быть крупным.

– В жизни не слыхала худших новостей. А что за хорошие?

Я извлек из складок моего пальто контейнер для обеда на вынос и поставил на стол перед ней.

– Я решил занести тебе ланч по дороге.

– Это из китайско-латинского ресторана на углу? Чино-Латино?

– Нет, из нового местечка. Блюда из Таиланда и Перу. «Тайя и Майя».

Она улыбнулась и снова подарила мне поцелуй, после которого в голове у меня опять появился ее образ в неглиже (хорошо, что на этот раз тут нет Кэрол, способной прочесть мои мысли).

– Вообще-то, у меня тоже есть плохие новости. Плохие и худшие новости.

– Что за плохие? – спросил я.

– Мне тоже придется отменить ланч. Я слегка поиздержалась.

– Не слишком плохие. А каковы худшие?

– Когда я говорю «поиздержалась», то подразумеваю около трех миллионов кредитов.

– Пожалуй, твои обеды чуть более экстравагантны, нежели мне казалось.

Она вздохнула, затем пробежала пальцами по волосам жестом усталости и, отчасти, разочарования.

– Сегодня со мной связались чиновники из Провинциального совета, – сказала она. – Они прекращают финансировать клинику в конце месяца.

– Как? Почему?

– Обычный повод. Нехватка средств в бюджете, и прочее. Очевидно прошлогоднее извержение вулкана в Нью-Бербанке вытянуло из бюджета массу фондов.

– А у них есть страховка?

– Какая компания согласится страховать Бербанк?

– Точно подмечено. Извини. Ты можешь что-нибудь сделать?

– Все утро пытаюсь связаться с потенциальными частными спонсорами. Надеюсь, кто-то из них поможет. Но у меня бывали деньки получше.

Из компьютерного интерфейса на моем запястье послышался нежный сигнал. Таким способом ГАРВ вежливо напоминал мне о том, что я нарушаю график. Пожав плечами, я опять поцеловал Электру.

– Мне пора бежать. Поговорим вечером у меня дома. Может, что-нибудь придумаем. Я куплю ужин.

Она улыбнулась, и вернулась к работе с компьютером.

– Спасибо, чико. Желаю удачи с новым делом.

VIII

Снова очутившись на улице, мы с ГАРВом отправились дальше и через несколько минут въехали на стоянку научно-исследовательской лаборатории Рэнди Пула.

А теперь, прежде чем продолжить, позвольте мне признаться: исключительно по необходимости я циник и скептик в душе. За свою карьеру ЧД я повидал много, сделал многое и многое позволил сделать со мной. В результате, меня трудно удивить, а поразить – еще труднее.

При этом, считаю своим долгом сказать вам, что от лаборатории Рэнди мне каждый раз не по себе.

Снаружи это обычное, смахивающее на огромный серый ящик здание, вид которого не вызывает ничего кроме скуки. Но, как говорится, не привыкайте судить об интерактивном э-файле по его символу.

Я набрал мой код доступа на кнопках дверного замка и медленно вошел в здание (опыт научил меня всегда входить в лабораторию Рэнди медленно и осторожно).

Как обычно все вокруг гудело лихорадочной энергией обезумевшего гения высоких технологий. Хаос показался бы по сравнению с этим местечком райским покоем. Всюду бегали, ходили, крались, зависали в воздухе и ползали по полу (я надеюсь, что все-таки ползали) роботы. Пузырилось неведомое зелье в исходящих паром пробирках. Все стены в помещении, включая потолок занимали компьютерные экраны (оставалось только гадать, зачем ему нужны потолочные экраны), на каждом из которых теснились мириады расчетов, логарифмических уравнений и моделируемых последовательностей.

Я просканировал хаос в поисках Рэнди и, наконец, приметил его в дальнем конце зала, возившимся с крошечным роботом. Со своей гривой рыжих (вечно нечесаных) волос и бледнокожей тощей фигурой он походил на флаг Новой Швеции посреди технологического моря. Он так увлекся ремонтом крошки-механизма, что даже не заметил моего прибытия.

Когда я приблизился к Рэнди, малютка-робот вдруг ожил. Выбросив когтистую лапу, он дважды размашисто хлестнул его по лицу. Сила ударов сшибла Рэнди на пол и заставила меня вмешаться.

Я шевельнул запястьем особым образом, заставляющим мой пистолет прыгнуть в ладонь и продолжил движение хладнокровным и мгновенным выстрелом. Спецзаряд ударного действия разметал крошку-робота на миллион кибернетических щепок. Сунув пистолет в кобуру, я двинулся к нему, успешно копируя улыбку Марлоу.[4]

– Зак, какого ДОСа ты тут делаешь? – вскричал Рэнди, отнюдь не благодаря меня за спасение, как я надеялся.

– Да ведь спятивший робот напал на тебя! – смущенно отозвался я.

– Конечно, напал, – поднимаясь на ноги согласился Рэнди. – Должен был напасть. Это садо-мазо робот, вернее, был таковым. Он предназначен для людей, испытывающих проблемы с другими людьми, но мечтающими подвергаться насилию.

– Ты наверняка шутишь.

– Я ученый, Зак, а не шутник, – поправил Рэнди, отряхиваясь от пыли. – Ты не поверишь, сколько у меня заказов на такой тип робота. – Он чуть помолчал, глядя на останки. – Само собой, твое уничтожение прототипа несколько замедлит осуществление проекта.

– Извини, я не знал.

– Забудь об этом, – пожал он плечами. – Я скажу клиентам, что задержка добавит им унижения. Никто не говорил, что наука обязана спешить.

Рэнди из тех, кто никогда не унывает.

– Позволь мне предположить, что ты здесь не только, чтобы поупражняться в стрельбе по прототипам?

– Со мной связалась ББ Стар…

– Ах, да. ГАРВ меня проинформировал, – перебил Рэнди. – Весьма любопытно.

– Я также немного повздорил с наемниками. Мой доспех нуждается в небольшом ремонте.

– Оставь его здесь и мои роботы-ремонтники займутся им вечером, – пробормотал Рэнди, разбирая кусочки С-М робота. – Можешь пока воспользоваться запасным комплектом.

вернуться

4

Филип Марлоу – герой «крутых» детективов Рэймонда Чандлера (1888–1959)

8
{"b":"11416","o":1}