ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты случайно не успел добавить энергии мышечным усилителям? – осведомился я. – Мне сейчас понадобятся мощные усилители.

– Вот как? – туповато промямлил Рэнди. – Тут получается забавная шутка. Оказывается, большинство моих главных спонсоров не считают усилители достаточно эффектными для продолжения финансирования. Усилители ведь не слишком бросаются в глаза. И вообще это штука тонка, в глаза не бросается.

– Значит, они не выгодны?

– Видишь ли, Зак, наша рыночная демография показывает, что публике нравится более «зрелищный» товар.

– Ты принял предложение сотрудничать от конглома развлечений? – подозрительно спросил я.

– Как бы сказать… ну да, конечно, принял. У них денег больше, чем у четверти планеты и они дают полную свободу, лишь бы созданные нами высокоточные изделия удовлетворяли определенным требованиям. Они обожают пиротехнику.

– Специальные эффекты.

– Именно, поэтому я работаю над твоим пистолетом.

– Ты уже сообщал мне об этом по сети, так?

– Зак, я отправил тебе сто семнадцать сообщений об усовершенствованиях и дополнениях в корпусной и микропрограммной составляющих твоего оружия. Ты ответил только на два. И то касающихся цвета.

Разрядив свой пистолет, я вложил его в открытую ладонь Рэнди.

– Тебе не хочется изменять цвет, а?

Рэнди не ответил, забрав пистолет, он жестом пригласил меня следовать за собой и зашагал через помещение. По пути он то и дело натыкался на экспериментирующих коллег (он умница, но неуклюжий), вызвав несколько минивзрывов и небольшой пожар.

– Старайся поменьше дышать этим дымом, – предупредил он меня, когда в помещении засуетилась стая роботов-уборщиков. – Он может быть слегка ядовитым.

Задержав дыхание, я быстро последовал за Рэнди на рабочий участок. Он порылся в беспорядочно разбросанном там и здесь оборудовании в поисках желаемого. Я вздрагивал каждый раз, когда он встряхивал предметы (как это делали роботы-уборщики, гасившие в этот момент химическое пламя).

Очевидно, Рэнди не нашел здесь того, что искал и, хмыкнув, переместился на соседний, столь же захламленный участок. Он снова принялся за поиски и, потратив десять минут и обыскав еще пару помещений, нашел желанный объект.

– Начнем, – объявил он, извлекая из плексигласового футляра маленькую пульку. – Я создал новую не воспламеняющую пулю атакующего действия и назвал ее «Морозильник». Она предназначена исключительно против жизненных форм с высокой сопротивляемостью энергии и стандартному стрелковому оружию, – гордо провозгласил он.

– Она действует? – спросил я.

– Еще как, – веско подтвердил он. – Теоретически.

– Эта теория не смахивает на ту, где заявлено, что если поместить тысячу обезьян в комнату с электронным реактором, то рано или поздно одна из них создаст очередное голо-видео-шоу?

– Нет-нет. Разумеется, нет! Хотя та теория, кстати, работает. Мои спонсоры говорят, что именно так они создали «Он женился на Президенте».

– Значит, ты испытал эту пулю? – упорствовал я.

– Не совсем. То есть, не на реальных, живых, основанных на углероде организмах. Сам понимаешь, добровольцев для такого теста найти трудно. Опыты на животных запрещены уже пятьдесят лет и, благодаря новому Закону о защите клонов, отныне нельзя экспериментировать на клонах, и даже на продавцах поздравительных открыток. – Рэнди помолчал, затем обнадеживающе улыбнулся. – Но я сымитировал испытание на компьютере!

– На компьютере? – меня захлестнул энтузиазм.

– Он показал замечательные результаты, – заверил Рэнди и посмотрел на потолок. – ГАРВ, пожалуйста покажи голо-программу 38-3Д.

– Слушаюсь, доктор Пул, – отозвался ГАРВ.

Я подметил, что ГАРВ далеко не так ироничен, подчиняясь командам Рэнди, в отличие от моих.

ГАРВ активировал надлежащую голо-программу и перед нами замерцало трехмерное световое шоу. Посреди комнаты появилось изображение прекрасной женщины с тремя грудями.

– Ох, как я люблю мужчину с мозгами, проворковала красавица.

– Оп-ля! – причмокнул Рэнди. – Я имел в виду голо-программу 83-Д3, ГАРВ. – Он повернулся ко мне. – Иногда наука так одинока…

– Мне ни к чему лишняя информация, Рэнди.

IX

ГАРВ переключил программу и вместо трехгрудой женщины появилась картинка юной, полуодетой матери, кормящей своего младенца в городском парке безоблачным летним днем.

– Ты уверен, что это то самое видео? – спросил я.

– Тш-ш, – отозвался Рэнди. – Это наука.

Я вновь сосредоточился на голо-программе. Безмятежную сценку вдруг нарушило появление огромного, смахивающего на дерево с руками, ногами и пастью существа, всполошившее всех обитателей парка. Двое блюстителей закона пытались остановить чудовище, но оно набросилось на них и (графически) разодрало на части рукаподобными щупальцами.

– Не многовато крови, Рэнди? – пробормотал я, отворачиваясь.

– Я предпочитаю мои имитации реалистичными, – отвечал Рэнди рассеянно. – В этом случае, когда я закончу, мои спонсоры могут прогнать программы на своей сети. Это помогает отчитаться в затратах. К тому же, молодежь любит такие картинки.

Я опять взглянул на голо-шоу. Древоподобная убийственная тварь уже поворачивалась к прекрасной юной мамаше. Испуганная женщина с младенцем в руках бросилась было бежать, но споткнулась о кусок расчлененного полицейского и упала на землю, подвернув лодыжку.

Тембр сопроводительного музыкального фона поднялся до раздражающего визга и существо приблизило исходящую слюной пасть к юной женщине и младенцу. На сцене появились копороботы и напали на тварь, но их пули и лучи бластеров отскакивали от толстой шкуры, не нанося ущерба. Разозленная тварь вырвала с конем дерево, размахнулась им как бейсбольной битой и превратила копороботов в щебень, после чего вновь обратила свое внимание на беззащитную мамашу.

Внезапно (и буквально ниоткуда) с неба упала сымитированная компьютерная копия вашего покорного слуги, драматично приземлившись между чудовищем и мамой.

На изображении появились слова: «Компьютерная имитация. Не для домашнего пользования».

– На этой надписи настояли бюрократы, – с горечью произнес Рэнди.

– А за каким ДОСом я упал с неба?

– Творческая лицензия, – внушительно пояснил Рэнди. – А теперь обрати внимание. Это показательная часть. – Он указал на экран.

Я с изумлением наблюдал, как моя имитация мгновенно выхватывает сымитированную пушку и, сплюнув, произносит: «Пора заморозить тебя, приятель!»

– Минутку, я никогда бы не сказал такой пошлятины! – возмутился я.

– Монолог написал твой агент, – сказал Рэнди.

– Что называется, утешил.

Компьютерный Зак выстрелил. Пистолет изрыгнул крошечное белое облачко и мне показалось, что чудовище ухмыльнулось. Однако ухмылка вскоре растаяла, потому что облачко быстро увеличилось и окутало тварь подобно живому существу. Прошел миг, другой – и туман рассеялся. Когда это случилось, древесная тварь оказалась замороженной и находилась в ледяном кубе.

– Морозильник, – гордо объявил Рэнди. – Усекаешь?

– Замечательно, Рэнди.

На голо-экране компьютерный Зак помог бедной мамаше подняться на ноги, причем любезная камера не обошла вниманием прилично сформированное декольте женщины. («Это особенно любят подростки», – прокомментировал Рэнди). Мое компьютерное «я» душещипательно чмокнуло крошку на руках матери. Та, под влиянием чувств, одарила меня ответным поцелуем и подала младенца няне (кстати оказавшейся рядом), затем упала в мои объятия и т. д., и т. д. – панорама океанских волн разбивающихся оберег пляжа (вы поняли замысел). Экран темнеет.

– Ну, что скажешь? – спросил Рэнди.

– Мне очень понравилось, – вмешался ГАРВ, не в силах пренебречь возможностью высказать свое мнение. Вдобавок, он молчал почти две полновесные минуты.

– Откровенно говоря, Рэнди, тебе необходимо выходить из лаборатории почаще, – заметил я. – Ты начинаешь пугать меня.

Рэнди вскрыл рукоять моего пистолета, извлек компьютерный чип из переплетения потрохов и бросил его на пол. Затем вынул новый чип из кармана своего лабораторного халата и поместил его в рукоять.

9
{"b":"11416","o":1}