ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Перестань без конца перебивать, — вспылил Тарен, — и дай мне узнать, что случилось с моим другом!

— Не стану утомлять тебя длинным рассказом, — сказал Гвидион. — Ты уже знаешь, что мы отогнали Аровна. Сегодня он больше нам не угрожает. Может, конечно, внезапно где-нибудь объявиться. Но в ближайшее время бояться его нечего.

— А что с Ачрен? — спросил Тарен. — И Спиральный Замок…

— Меня не было в Спиральном Замке, когда он стал рушиться, — сказал Гвидион. — Ачрен ещё до этого вывела меня из темницы. Связанный и прикрученный к седлу, я ехал в сопровождении Детей Котла к замку От-Аноэт.

— От-Аноэт? — переспросил Тарен.

— Это главная крепость Аннувина, — пояснил Гвидион, — неподалёку от Спирального Замка. Аровн возвёл её в то время, когда владел всем Прайденом. Это место смерти. Его стены замешены на человеческой крови и костях. И я уже предвидел мучения, которые уготовила мне Ачрен. Она, прежде чем бросить меня в темницу, спрашивала: «Почему ты выбираешь смерть, лорд Гвидион, когда я могу предложить тебе вечную жизнь и власть над смертными? Я правила Прайденом задолго до Аровна, — говорила она, — и это я сделала его властителем Аннувина. Я дала ему власть, а он предал меня. Помоги мне, и я посажу тебя на трон Аровна и поставлю править вместо него».

Гвидион устало улыбнулся, словно снова переживая разговор с жестокой Ачрен.

— Я ответил ей, — тихо продолжал он, — что с радостью сверг бы Аровна. Но вместе с ним хотел бы разрушить и её чары. Вот тогда она разъярилась по-настоящему и велела бросить меня в самую глубокую темницу. Никогда ещё я не был так близок к смерти, как в замке От-Аноэт.

В потемневших глазах его словно бы проплывали видения тех ужасных дней.

— Я не знаю, как долго я лежал там, — продолжал он. — Время в От-Аноэт движется не так, как здесь. Лучше не буду я говорить о тех мучениях, которые уготовила мне Ачрен. Худшие из них терзали не тело, а душу, и наиболее страшным было отчаяние. Хотя даже в самые мрачные моменты надежда не оставляла меня. Вот вам и весь рассказ об От-Аноэт. Если человек выжил там, то, значит, и сама смерть раскрыла перед ним свои тайны. И я выдержал это, — тихо произнёс Гвидион, — и в конце концов мне открылось то, что скрыто от нас туманом неведения. Но и об этом тоже я говорить не стану. Достаточно того, что я теперь понимаю движение жизни и холод смерти, печаль смеха и радость слёз, начало начал и начало конца. Я видел правду мира и знаю, что никакими цепями не сковать меня. Мои оковы были лёгкими, как мечты. В момент прозрения стены моей тюрьмы разошлись.

— Что же стало с Ачрен? — спросила Эйлонви.

— Не знаю, — ответил Гвидион. — С тех пор я её не видел. Несколько дней я скрывался в лесу, чтобы подлечить свои раны. Спиральный Замок был в руинах, когда я вернулся за вами. И там, на этих обломках, я оплакал вашу смерть.

— Как мы оплакивали твою, — сказал Тарен.

— Я вновь отправился в Каер Датил, — продолжал Гвидион. — Некоторое время я шёл как раз по той дороге, что выбрал Ффлевддур, хотя пересёк долину гораздо позже вас. Но в конце концов я вас немного обогнал. И в тот день с неба на меня спустился гвитант. К моему удивлению, он не напал на меня и не испугался, а кружил надо мной, бил крыльями и странно, призывно кричал. Язык гвитантов тоже перестал быть тайной для меня, как и язык любого живого существа. И я понял, что он говорит об отряде путников, идущих в холмах, и бегущей за ними белой свинье. — Гвидион погладил Хен Вен по щетинистой спине. — Я поспешил следом. В этот момент Хен Вен и почуяла моё приближение. Помнишь, как она заволновалась. Ты решил, что она обуяна страхом. На самом деле свинья бросилась искать меня. То, что я узнал от неё, было важно и для Аровна. Именно поэтому он упорно разыскивал свинью. Она знала то, что могло его уничтожить.

— Что же это было? — нетерпеливо спросил Тарен.

— Она знала тайное имя Рогатого Короля.

— Его имя? — удивлённо закричал Тарен. — Никогда не думал, что имя может иметь такую роковую силу, обладать таким могуществом.

— Да, — подтвердил Гвидион. — Если ты имеешь мужество взглянуть в лицо злу и назвать его настоящим именем, оно бессильно против тебя, а ты в силах разрушить его. Несмотря на открывшиеся мне тайны мира, я не смог бы без помощи Хен Вен открыть это имя. — Он нагнулся и ласково почесал свинью за ухом. — Хен Вен открыла мне этот секрет в лесу. И нам не потребовались для этого прутики с письменами. Мы понимали друг друга сердцем. Гвитант, круживший надо мной, повёл меня к Рогатому Королю. Остальное вы знаете.

— Где гвитант сейчас? — с беспокойством спросил Тарен.

Гвидион покачал головой.

— Я не знаю. Но не думаю, чтобы он когда-нибудь возвратился к Аровну. Тот разорвал бы его на куски, поняв, что он сделал. Я знаю только, что он отплатил за твою доброту полной мерой. А теперь отдыхай, — сказал Тарену Гвидион, — позже мы поговорим о чем-нибудь повеселей.

— Лорд Гвидион, — окликнула его Эйлонви, когда он собирался уйти, — какое же тайное имя было у Рогатого Короля?

Морщины на лице Гвидиона расправились в улыбке.

— Это должно остаться тайной, — сказал он и нежно потрепал девушку по щеке, — Но уверяю тебя, что оно и вполовину не так красиво и звучно, как твоё.

Через несколько дней, когда силы Тарена восстановились настолько, чтобы он мог идти без посторонней помощи, Гвидион провёл его по Каер Датил. Крепость, высившаяся на крутом холме, могла бы вместить в себя несколько Каер Даллбен. Тарен увидел оружейные мастерские, конюшни с множеством лошадей, пивоварни, ткацкие мастерские. Хижины толпились внизу, в долине, и чистые ручьи переливались в золотом солнечном свете. Позже Гвидион собрал всех друзей в большом зале Каер Датил и здесь, среди знамён и леса копий они удостоились благодарности самого короля Матха, сына Матонви, правителя Дома Доны. Белобородый монарх, который выглядел таким же древним старцем, как Даллбен, и был, кажется, таким же ворчливым и раздражительным, на этот раз показался им даже более разговорчивым, чем Эйлонви. Но, когда он, к счастью, закончил одну из длиннейших речей, какие когда-либо в своей жизни слышал Тарен, друзья низко поклонились, и почётный караул вынес короля Матха из зала на носилках, покрытых золотой тканью. Тарен и его друзья уже собирались уходить, когда Гвидион позвал их.

Книга Трех - i_59.png

— У меня есть небольшие подарки для вас. И дарю эти вещи я с самой большой радостью, в надежде, что вы будете дорожить ими не столько из-за их ценности, сколько ради памяти обо мне.

Он повернулся к барду.

— Ффлевддуру Пламенному будет дарована струна. И пусть все другие будут лопаться при малейшем полёте его неудержимой фантазии, эта останется целой навсегда. И тон её будет самым верным и самым красивым.

— Доли из Красивого Народа, — склонился над карликом Гвидион, — будет подарена сила становиться невидимым на столько времени, на сколько он пожелает.

— Для верного и доблестного Гурджи у меня приготовлена котомка с едой, которая всегда будет полной. Храни её, дружище, это одно из сокровищ Прайдена, — улыбнулся Гвидион.

— Эйлонви из Дома Ллиров будет дано золотое кольцо с драгоценным камнем, сделанное великими мастерами подземного Красивого Народа. Оно драгоценное, но дружба её для каждого будет ещё драгоценней.

— И Тарену из Каер Даллбен… — Гвидион вдруг остановился. — Выбрать награду для него было всего труднее.

— Я не прошу награды, — сказал Тарен. — Я не хочу, чтобы друзья платили мне за то, что я сделал из любви и чести.

Гвидион широко улыбнулся.

— Тарен из Каер Даллбен, — сказал он, — ты, как всегда, гордый, обидчивый и независимый. И упрямый тоже. Поверь, я знаю, о чём ты мечтаешь в глубине души: о героизме, о подвигах, о титуле, который достоин тебя. Но ты, а не я, должен добиться этого. Сам, своими силами. Проси меня о чем-нибудь другом. Я исполню твою просьбу немедленно.

Тарен склонил голову.

36
{"b":"1142","o":1}