ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А барон W.?

– Это девочка в мундире; что в нем – но знаете ли что? влюбитесь в Л. Он займет ваше воображение: он так же необыкновенно умен, как необыкновенно дурен; et puis c'est un homme а grands sentiments, [6]он будет ревнив и страстен, он будет вас мучить и смешить, чего вам более?

Однако ж Вольская его не послушалась. Минский угадывал ее сердце; самолюбие его было тронуто; не полагая чтоб легкомыслие могло быть соединено с сильными страстями, он предвидел связи безо всяких важных последствий, лишнюю женщину в списке ветреных своих любовниц, и хладнокровно обдумывал свою победу. Вероятно, если б он мог вообразить бури его ожидающие, то отказался б от своего торжества, ибо светский человек легко жертвует своими наслаждениями и даже тщеславием лени и благоприличию.

II

Минский лежал еще в постеле, когда подали ему письмо. Он распечатал его зевая; пожал плечами, развернув два листа, вдоль и поперек исписанные самым мелким женским почерком. Письмо начиналось таким образом:

«Не умела тебе высказать всё, что имею на сердце; в твоем присутствии я не нахожу мыслей, которые теперь так живо меня преследуют. Твои софизмы не убеждают моих подозрений, но заставляют меня молчать; это доказывает твое всегдашнее превосходство надо мною – но не довольно для счастия, для спокойствия моего сердца»…

Вольская упрекала его в холодности, недоверчивости и проч., жаловалась, умоляла, сама не зная о чем; рассыпалась в нежных, ласковых уверениях – и назначала ему вечером свидание в своей ложе. Минский отвечал ей в двух словах, извиняясь скучными необходимыми делами и обещаясь быть непременно в театре.

III

Вы так откровенны и снисходительны, сказ.<ал> Исп.<анец>, что осмелюсь просить вас разрешить мне одну задачу – я скитался по всему свету, представлялся во всех Евр.<опейских> дворах, везде посещал высшее общество, но нигде не чувствовал себя так связанным, так неловким как в проклятом вашем Аристокр.<атическом> кругу – Всякой раз когда я вхожу в залу Княгини В. – и вижу эти немые, неподвижные мумии, напоминающие мне Египетские кладбища, какой-то холод меня пронимает. Меж ими нет ни одной моральной Власти, ни одно имя не натвержено мне Славою – перед чем же я робею – Перед недоброжелательством, отв.<ечал> Русский, это черта нашего нрава – В народе выражается она насмешливостию – в высшем кругу невниманием и холодностию. (О мужчинах нечего и говорить). Наши дамы к тому же очень поверхностно образованы, и ничто Евр.<опейское> не занимает их мыслей – Политика и литература для них не существует – Остроумие давно в опале как признак легкомыслия – О чем же станут они говорить? о самих себе? нет – они слишком хорошо воспитаны. Остается им разговор какой-то домашний, мелочной, частный, понятный только для немногих – для избранных – И человек не принадлеж<ащий> к это<му> малому стаду принят как чужой – и не только иностранец но и свой.

Извините мне мои вопросы, ск<азал> Исп<анец> – но вряд ли мне найти в другой раз удовлетворительных ответов и я спешу вами пользоваться – Вы упомянули о вашей Арис<тократии>; что такое русск.<ая> Арист<ократия> – Занимаясь Вашими законами – я вижу что наследственной Арист<ократии> основанной на неделимости имений у Вас не существует – Кажется между вашим дворянств<ом> существует гражданское равенство – и доступ к оному ничем не ограничен – На чем же основывается ваша т.<ак> на<зываемая> Ари<стократия> – разве только на одной древности родов – Русск<ий> засмеялся – [Вы ошибаетесь] отвечал он – древнее русское [дворянство,] в следствии причин вами упомянутых, упало в неизвестность и составило род третьего состояния. Наша благо<род>ная чернь, к которой и я принадлежу, считает своими родоначальниками Рюрика и Мономаха – Я скажу на пример, продолжал русск<ий> [с] видом самодовольного небрежения, корень дворянства моего теряется в отдаленной древности, имена предков моих на всех страницах Ист.<ории> нашей. Но если <бы> я подумал назвать себя Аристократом> то вероятно насмешил бы многих – Но настоящая Аристокр<атия> наша с трудом может назвать и своего деда – Древн<ие> роды их восходят до Петра и Елисаветы. Денщики, Певчие, Хохлы – вот их родоначальники – Говорю не в укор: достоинство, всегда достоинство – и Государств<енная> польза требует его возвышения – Смешно только видеть в ничтожных внуках пир<ожников> ден<щиков> певч<их> и дьячков, спесь герцога Monmoren [7]<су>, первого Христианского Барона, [и] Клермон-Тонн<ера> – Мы так положительны что стоим на коленах пред настоящим случаем, успехом и <….> но очарование древн<остью> благодарность к прошедш<ему> и уважение <к> нравственным дост<оинствам> для нас не существует. Карамзин недавно рассказал нам нашу Историю. Но едва ли мы вслушались – Мы гордимся не славою предк<ов>, но чином какого нибудь дяди, или балами двоюродной сестры – [Заметьте] что неуважение к предкам есть первый признак дикости <и> безнравственности.

вернуться

6

а кроме того, это человек, способный к сильным чувствам.

вернуться

7

Монморанси.

2
{"b":"114270","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Маленькая страна
Невеста снежного короля
Безликий. Возрождение
Зулейха открывает глаза
Любовь на троих. Очень личный дневник
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
С жизнью наедине