ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мальчик мой! — Леди Брэндон изменилась в лице. — Ты думаешь, я нуждаюсь в услугах компаньонки? Нет, я еще не настолько стара!

— Знаю, знаю, — заулыбался Уэнтуорт. — Но вы всегда так заняты, мама. Пруденс могла бы выполнять ваши поручения. Она говорила, что знакома с домашней работой.

— А она умеет читать и писать? — (Уэнтуорт неопределенно пожал плечами.) — Ладно, я поговорю с ней утром, хотя сомневаюсь, что она согласится остаться здесь.

— Объясните, что вам понадобится помощь, когда сюда приедет Софи с детьми, — посоветовал Уэнтуорт. — Пруденс умеет ладить с малышами. — Заметив озадаченный взгляд матери, он добавил: — И пусть ее иногда мрачное лицо не обманывает вас. Пруденс научилась скрывать чувства под маской равнодушия. Не так-то просто заставить ее сбросить эту маску.

— Этому я не удивляюсь. Тем, кто уязвим, опасно терять бдительность. — На несколько минут графиня погрузилась в молчание. — Хорошо, я скажу ей про Софи и детей, — наконец решила она. — Правда, не знаю, согласится ли Жиль отпустить Софи на родину. Я написала ему сразу же после возвращения Перри. Как только мы дождемся ответа, ты отправишься в путь. Не хочу, чтобы Жиль считал, будто я бесцеремонно вмешиваюсь в его семейные дела.

— Такое ему и в голову не придет! — Уэнтуорт ласково обнял мать за плечи. — Он понимает вашу тревогу. Когда вы рассчитываете получить ответ?

— Через день-другой. Я послала письмо с Толлардом, сыном адвоката. Ему можно доверять. Отправить Перри во Францию во второй раз я просто не решилась.

— И правильно! А теперь идите спать, дорогая. Вы сделали все, что могли, — остальное предоставьте мне.

Глава шестая

Поднимаясь в спальню, леди Брэндон погрузилась в невеселые раздумья. Случившееся встревожило ее. Да, ее сын добр, но прежде Себастьяну и в голову не приходило преступить закон. Должно быть, прийти на помощь двум беглецам он решил под влиянием каких-то сильных чувств.

Его потрясла история двух сирот, но, судя по всему, Себастьян руководствовался не только жалостью и сочувствием. Леди Брэндон невольно задумалась о том, был ли сын на этот раз откровенным с ней. Она изумилась, увидев, с какой решимостью он встал на защиту Пруденс. Скорее всего, характер девушки произвел на него неизгладимое впечатление.

В конце концов, Пруденс спасла Себастьяну жизнь. Теперь он считает себя должником. Леди Брэндон твердо знала, что долг красен платежом, и вместе с тем понимала, как опасно оставлять девушку у себя. Правда, Себастьян относится к ней как к ребенку, но, к несчастью, дети неизбежно вырастают. Со временем в душе Пруденс могут вспыхнуть нежные чувства к благодетелю.

Как все это досадно, думала леди Брэндон. Но отказать сыну она не могла. Себастьян все равно нашел бы способ позаботиться о своих подопечных. Пусть уж лучше сиротка живет в Холвуде, под неусыпным материнским присмотром. Жаль, что Себастьян до сих пор не женат, несмотря на то, что немало достойных невест пыталось очаровать его, прельстившись обаянием, титулом и состоянием молодого лорда и поддавшись на уговоры тщеславных мамаш. Себастьян был неизменно любезен с дамами, но никому из них не отдавал предпочтения. Лишь сегодня он открыто выразил свои чувства по отношению к представительнице прекрасного пола.

Леди Брэндон вздохнула: если вдуматься, нет ничего странного в том, что Себастьян старательно избегает брачных уз. Страшно вспомнить, что произошло между ним и Амелией. А его привязанность к девушке-сироте не сулила ничего, кроме беды.

Раздеваясь с помощью горничной, леди Брэндон все никак не могла отделаться от тяжелых мыслей. Даже теперь, когда все ее дети выросли, она продолжала тревожиться за них. Надо что-то предпринять — пожалуй, следует уговорить Марию Селинкорт приехать с визитом и привезти с собой дочерей. Этих девушек Себастьян не видел с тех пор, как они были детьми. Если они унаследовали хотя бы частицу добродушного и веселого материнского нрава, он наверняка порадуется возобновлению знакомства. ЧС этой утешительной мыслью леди Брэндон уснула.

На следующее утро, войдя в гостиную, она застала Пруденс углубившейся в газету. Очевидно, девушка умела читать. Леди Брэндон с облегчением вздохнула, понимая, что заводить деликатные расспросы не потребуется.

— Ты уже завтракала? — спросила она.

— Да, благодарю вас, мэм. Сейчас я позову Дэна. Мы задержались только для того, чтобы поблагодарить вас и попрощаться.

— Присядь, Пруденс! Зачем так торопиться? В этом нет ни малейшей необходимости.

— Напротив, мадам. Возможно, лорд Уэнтуорт говорил вам… я должна как можно скорее найти работу. У нас с Дэном нет ни гроша.

— Вы можете остаться здесь, — предложила ее светлость.

— Нет, мэм, мы не станем злоупотреблять вашей добротой.

— Видишь ли, Пруденс, мне нужна помощница. Себастьян считает, что у меня слишком много обязанностей.

— Но я почти ничего не умею, ваша светлость, — ни причесывать дам, ни чинить кружева, ни готовить…

— А если я предложу тебе место моей компаньонки? Поверь, с такой работой ты справишься без труда.

Пруденс испытала мучительный приступ смущения.

— Но я никогда в жизни не видела компаньонок. Что им полагается делать?

— Например, ты могла бы помочь мне вести переписку. Вижу, ты умеешь читать. У тебя хороший почерк?

— Вполне, мадам. Меня учил священник. Он говорил… — Пруденс смущенно замолчала, — что ему больно видеть, как способности пропадают зря. Простите меня за такое хвастовство…

— В этом нет ничего дурного. Должно быть, священник был о тебе хорошего мнения.

— Он был добрым человеком, — просто ответила Пруденс. — Теперь я учу читать Дэна.

— Похвально! — Вдруг леди Брэндон осенило. — Кстати, в доме есть библиотека. С тех пор как умер мой муж, в ней царит беспорядок. Некоторые книги давно пора переплести. Ты могла бы отобрать их — самой мне некогда этим заняться. Кроме того, необходим каталог…

— Ваша светлость, я не знакома с такой работой. Хватит ли мне опыта и знаний?

— Простой список составить нетрудно. Вскоре ты всему научишься.

Пруденс затаила дыхание. О такой работе она не смела и мечтать. Внезапно она вспомнила о Дэне.

— Дэну мы тоже найдем занятие, — успокоила ее графиня. — Об этом позаботится Сэм — я слышала, они с Дэном подружились. Это само по себе отрадно.

— Леди Брэндон, позвольте задать вам один вопрос… — Дождавшись разрешения, Пруденс робко выговорила: — Вы предложили мне место только потому, что услышали от сына, что я спасла ему жизнь? Прошу вас, не считайте себя обязанной. Лорд Уэнтуорт преувеличивает мои заслуги: у него были с собой пистолеты, у Сэма — ружье.

— Вижу, ты решила быть откровенной со мной. Позволь ответить тебе тем же. Я хочу, чтобы ты осталась здесь. Когда приедет Софи, мне понадобится помощь, а Себастьян уверяет, что ты умеешь ладить с детьми.

Пруденс сморгнула слезы. Голос графини звучал искренне и тепло. Узнав, что ей предложено остаться в Холвуде, Пруденс испытала ошеломляющее чувство облегчения. Спохватившись, она присела в поклоне.

— В таком случае я буду счастлива принять ваше предложение, мадам. Вы себе представить не можете, как я… — она осеклась и замолчала, опасаясь разрыдаться от радости.

— Значит, — решено? — Леди Брэндон протянула руку и помогла Пруденс подняться. — Тогда ступай разыщи Дэна и расскажи ему обо всем. Кажется, он в конюшне.

Онемев от счастья, Пруденс неровным шагом покинула комнату. Прежде всего ей требовалось свыкнуться с мыслью о том, как ей повезло. Выйдя из дома, она присела на каменную скамью и дала волю слезам. Она не сомневалась в том, что получила место только благодаря вмешательству Уэнтуорта. Прежнее недоверие к нему исчезло бесследно. Теперь Пруденс казалось, что лорд Уэнтуорт — самый добрый человек на свете.

Наконец она вытерла лицо и поспешила к конюшне, где нашла Дэна возле новорожденного жеребенка. Рядом с ним стоял Уэнтуорт.

15
{"b":"1143","o":1}