ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нам пора? — грустно спросил Дэн, заметив вошедшую Пруденс.

— У меня есть для тебя сюрприз, — начала Пруденс и переглянулась с Уэнтуортом. — Мы останемся здесь — благодаря вам, милорд…

Дэн никак не мог поверить в удачу и засыпал девушку вопросами. Пруденс поспешила объяснить:

— Леди Брэндон предложила мне работу. Я буду помогать ей писать письма и приводить в порядок библиотеку.

— Какая удача! — воскликнул Уэнтуорт. — Мысль о библиотеке давно не давала мне покоя.

— Однако вы об этом умолчали, сэр, — улыбнулась Пруденс, всем видом давая понять: ей известны истинные причины решения хозяйки дома.

— Так уж вышло. — Себастьян положил руку на плечо Пруденс. — Я рад, что ты согласилась остаться здесь. Более разумного решения невозможно и представить. Надеюсь, ты будешь счастлива.

— Конечно, милорд, как же иначе? Теперь мы с Дэном заживем совсем по-другому. — Она повернулась к мальчику: — Что надо сказать, Дэн?

— Благодарю вас, сэр, — спохватился Дэн и протянул его светлости ладошку. — Можно я расскажу Сэму?

— Он будет рад узнать, что у него появится помощник, — заверил Себастьян, посмотрел на девушку и заметил, что у нее дрожат губы. — Выше нос, моя маленькая амазонка! С какой стати у тебя опять глаза на мокром месте? Куда девалась моя храбрая подруга? — Он ласково обнял ее. — Обещаю, я стану наказывать тебя не чаще одного раза в день!

— А вы часто наказываете своих служанок, сэр? — поддержала шутку Пруденс.

— По любому поводу! Знаешь поговорку? «Чем чаще колотишь женщину и собаку, тем больше от них проку».

Он по-прежнему держал Пруденс в объятиях, а ей вдруг стало неловко. Покраснев, девушка попыталась высвободиться. В кольце сильных рук Себастьяна она чувствовала себя так уютно, но прошлый опыт подсказывал ей, что даже самые невинные прикосновения могут обернуться бедой.

Несмотря на страх, Пруденс хотелось прильнуть к покровителю, ощутить биение его сердца, обвить руками шею… Она задрожала, охваченная непривычными чувствами, и Уэнтуорт немедленно заметил это, хотя и приписал иным причинам.

— Ты замерзла, — произнес он. — Напрасно ты вышла из дому в одном платье. Пойдем-ка разыщем маму. Она что-нибудь придумает.

Выслушав сына, леди Брэндон отослала его с каким-то поручением, а Пруденс пригласила в просторную спальню на втором этаже.

— Эту комнату занимала моя дочь, — объяснила она. — С тех пор как у нее появились дети, она немного располнела. Девичьи наряды ей больше не понадобятся. Видишь ли, я сентиментальна, потому и храню их. Попробуй-ка примерить вот это, — она вынула из шкафа зеленое платье с высоким воротом и манжетами, отделанными узкими оборками

Пруденс с сомнением покачала головой, считая предложенное платье слишком нарядным и дорогим.

— Тебе в нем будет тепло, — убеждала ее графиня. — Нельзя допустить, чтобы ты простудилась. Зимой никто не носит батистовые платья.

Что, если эта зима будет такой же суровой, как прошлая? Воспоминания заставили Пруденс поежиться.

Таких холодов, как прошлой зимой, не помнили даже старики из деревни возле прядильной фабрики. Чердачные окна покрыл толстый слой льда, снег занес тропинку к уборной. Для вечно голодных, измученных непосильным трудом детей холод стал тяжелым испытанием. Прежде чем наступила весна, на соседнем кладбище вырос целый ряд холмиков. Сама Пруденс сразу решила: она ни за что не станет жертвой мороза. Но что бы делал без нее Дэн? Вспоминая о фабричной жизни, она молча смотрела, как перед ней растет ворох разноцветных одежд.

Через несколько минут Пруденс стала счастливой обладательницей теплого плаща с капюшоном и нескольких платьев.

— Мэм, этого более чем достаточно, — наконец запротестовала она. — Мне незачем… я хотела сказать, что, притворяясь дамой, буду выглядеть нелепо.

— Отчего же? — Леди Брэндон вынула из шкафа несколько пар белья, ночную рубашку и даже очаровательный ночной чепчик, отделанный лентами. — Ты превосходно сложена. Если ты всерьез намерена стать моей компаньонкой… — Заметив на лице Пруденс улыбку, она удивленно спросила: — Что в этом забавного?

— Прошу прощения, но лорд Уэнтуорт прибегает к тем же доводам. Когда мы познакомились, на мне были лохмотья, снятые с огородного пугала. Его светлость купил мне голубой батист, заявив, что, раз уж я угодила в его спутницы, мне не подобает носить… брюки.

— Не хочешь ли сразу переодеться? — предложила леди Брэндон.

— С удовольствием, мэм. Свое платье я ношу уже несколько дней, оно безнадежно измялось. Если вы не против, я хотела бы оставить его себе — как память о поездке.

— А может, лучше забыть о ней? Столько тягостных впечатлений!

— Поначалу так и было, но потом нас нашел его светлость… — Пруденс осеклась и отвернулась.

Леди Брэндон заволновалась: сама о том не подозревая, девушка не осталась равнодушной к чарам Себастьяна. Именно поэтому она стремилась сохранить платье, его подарок. Спустившись вниз, леди Брэндон нашла сына в наилучшем расположении духа.

— Пожалуй, я возьму с собой во Францию Сэма и вашего нового слугу, Джона, — заявил он. — Где вы раздобыли его, дорогая? Надо сильно постараться, чтобы сыскать такое страшилище — не говоря уж о том, что он изъясняется на каком-то невообразимом наречии. Дэну приходится переводить мне его слова.

— Джон родом из северной Англии. Пусть его внешность не обманывает тебя — душа у него добрейшая.

— Ни за что бы не подумал! По-моему, он способен на все. — Вскинув голову, Уэнтуорт заметил, что по лестнице к ним спускается Пруденс. Будучи хорошо воспитанным человеком, он поприветствовал подопечную, ничем не выразив явного удивления.

В чужих нарядах девушка чувствовала себя неловко. Зеркало убедило ее, что платье ей впору, а тонкий оттенок зеленого цвета подчеркивает нежный цвет лица. Ее беспокоило лишь то, что лорд может счесть такой туалет слишком пышным для сироты. Но, едва взглянув на Уэнтуорта, Пруденс убедилась в обратном: в его глазах светилось восхищение.

— Поди сюда, дорогая! — Заметив этот обмен взглядами, леди Брэндон поспешила сменить тему. — Себастьян рассказывал мне о предстоящей поездке во Францию.

— Нет, мама, я расспрашивал вас о новом слуге. — Глаза Себастьяна лукаво поблескивали. — Продолжайте!

— Мне больше нечего добавить… но если хочешь знать, Джон с трудом спасся от людей, насильно вербующих матросов во флот. Вспыхнула драка, один из противников Джона пострадал. Насколько серьезна его рана, Джон не знает.

— Стало быть, ты приютила беглеца? — Плечи Уэнтуорта задрожали от сдерживаемого смеха. — Все верно — яблочко падает недалеко от яблони. Вот наглядный пример — вам служит беглец, возможно, убийца.

— Что смешного в моих словах? — возмутилась его мать. — Будь любезен отнестись к ним серьезнее. Джон смирный, как ягненок. Драку затеял не он Кому понравится, когда его насильно гонят на службу? Ты хочешь, чтобы я рассчитала его?

— Ни в коем случае. Джон мне пригодится. Судя по виду, он способен постоять за себя, да плюс еще одно неоспоримое достоинство… он лет на сорок моложе всех других наших слуг. — Уэнтуорт подмигнул матери.

— Поди прочь, несносный мальчишка! Ты и понятия не имеешь ни о правилах приличия, ни о деликатности.

Но Уэнтуорт явно не раскаивался. Поцеловав мать в щеку, он протянул руку и взъерошил волосы Пруденс.

— Ты выглядишь такой взрослой, — заметил он. — Платье тебе идет. — И ушел, прежде чем девушка успела ответить. Однако ее румянец не ускользнул от глаз леди Брэндон. Пруденс первой нарушила молчание:

— Мадам, вы говорите, лорд Уэнтуорт отправляется во Францию… это не опасно?

— Надеюсь, нет. Во всяком случае, так считает сам Себастьян. — Она попыталась улыбнуться, но ее губы дрожали. — Себастьян рассудителен, и, кроме того, его будут сопровождать Сэм и Джон. Ты уже познакомилась с Джоном? Он настоящий великан. Сэм уверяет, что Джон способен ударом кулака свалить быка с ног. — Вспомнив об этом, леди Брэндон немного успокоилась и поднялась. — Вестей от Жиля мы дождемся не раньше чем через неделю. А пока займись библиотекой.

16
{"b":"1143","o":1}