ЛитМир - Электронная Библиотека

И вправду, им чертовски повезло. Богатый путешественник оказался застигнут врасплох. Десятки глаз алчно вспыхнули в предвкушении поживы. Как только владелец экипажа поднялся на ноги, один из оборванцев выступил вперед.

— У вас неприятности, ваша честь? — осведомился он. — Надеюсь, лошади не пострадали? — Не дождавшись ответа, он шагнул ближе. — Не найдется ли у вас пары лишних монет для несчастных, искалеченных на службе отечеству? До нас никому нет дела…

Пруденс невольно придвинулась к хозяину экипажа. Вожак нищих представлял собой ужасающее зрелище. Его лицо почти полностью закрывали длинные сальные космы, на одном глазу красовалась черная повязка, а второй поблескивал ярко и настороженно, как у дикого зверя. Вожак ковылял медленно, тяжело опираясь на костыль, но, судя по мощной груди и широким плечам, в схватке он мог стать опасным противником. Возможно, он говорил правду, но Пруденс не верила его словам. Взгляд единственного зловеще бегающего глаза тревожил ее. В отчаянии оглядевшись, Пруденс увидела, что из-за деревьев по другую сторону дороги вышло еще несколько нищих.

— Смотрите! — прошептала она хозяину экипажа.

— Вижу. На нас хотят напасть, — отозвался он и сунул руки в карманы пальто.

Вожак нищих застыл на месте, затем подал знак, и его войско придвинулось ближе и остановилось. Пруденс увидела в руках у стоящего рядом человека два небольших, но опасных с виду пистолета.

— Не подходите! — приказал незнакомец. — Я пристрелю первого, кто сдвинется с места.

— В этом нет никакой необходимости, сэр, — одноногий вожак нищих расплылся в широкой хитроватой улыбке. — Мы не причиним вам вреда. — При этом он косил единственным глазом куда-то в сторону.

Внезапно Пруденс услышала топот и, оглянувшись, увидела, что им грозит нападение сзади. Рослая, заплывшая жиром женщина двигалась с проворством, поразительным при таком весе. В мясистой правой руке она сжимала дубинку, в левой держала нож.

Пруденс вскрикнула, предупреждая хозяина экипажа об опасности. Он стремительно отступил в сторону, а Пруденс, не задумываясь, подставила толстухе подножку.

Женщина запнулась и тяжело плюхнулась на землю.

Это происшествие не поколебало решимости нищих. Один из них метнулся вперед, пытаясь палкой выбить пистолеты из рук намеченной жертвы. Прогремел выстрел, за ним — вопль агонии. Раненый рухнул наземь, прижимая к груди руку.

— Неверный шаг, ваша честь, — со злорадной усмешкой заметил одноглазый вожак. — Теперь у вас остался лишь один заряд.

— Зато у меня есть подкрепление, — и джентльмен небрежно махнул рукой, оглянувшись в сторону экипажа.

Толпу охватила паника: возле лошадей стоял кучер в ливрее, с массивным короткоствольным ружьем в руках.

— А теперь, мой юный друг, будьте любезны, медленно подойдите к экипажу и сядьте в него, — спокойно обратился джентльмен к Пруденс.

— Нет! Я не брошу Дэна.

— Похвально, но глупо. — Джентльмен повысил голос: — Стреляй, Сэм!

Оглушительный грохот выстрела рассеял толпу нищих, за несколько секунд дорога опустела. Джентльмен спрятал пистолеты в карманы, нагнулся и подхватил Дэна на руки.

— Постойте! Куда вы его несете? — встревожилась Пруденс, вынужденная последовать к экипажу.

— Твоему другу нужна помощь, — коротко объяснил джентльмен. — Впереди по этой дороге есть постоялый двор.

— Но… мы не можем отправиться с вами! — возразила Пруденс.

В их разговор вмешался кучер.

— Из-за них вы чуть не погибли, милорд, — мрачно напомнил он. — Это они остановили карету и заставили вас выйти.

Измученная страхом и усталостью, Пруденс вышла из себя.

— Неправда! — выкрикнула она. — Если бы лошади не неслись как бешеные, Дэн бы не пострадал!

— Ах ты, щенок! Да карета его почти не задела! — Кучер явно собирался надрать уши дерзкому мальчишке, но хозяин остановил его строгим взглядом.

— Не время спорить, — холодно произнес он. — Не заставляй меня ждать, Сэм, открой дверь.

Слуга нехотя подчинился приказу, смерив Пруденс злобным взглядом.

— От него воняет, — заявил он. — Пусть лучше сядет на козлы, иначе вы задохнетесь.

— С каких это пор ты считаешь вонью запах лошадей? — осведомился его хозяин. — Прекрати ворчать и помоги внести ребенка в экипаж.

Дождавшись, когда Пруденс устроится на сиденье, джентльмен усадил рядом с ней Дэна и положил его голову к ней на колени. Сэм по-прежнему бурчал себе под нос что-то о коварстве бродяг, однако хозяин, не слушая его, сел напротив Дэна и Пруденс. Карета тронулась с места.

Пруденс с беспокойством смотрела на мальчика: на лбу у него вспухла огромная шишка, багровели царапины. Дэн не открывал глаз, на его побледневшем лице ярко выделялись веснушки.

К горлу Пруденс подкатил ком. Склонив голову, она попыталась скрыть слезы. Даже в кошмарных снах ей не снился такой ужас. Неужели их путешествие кончено? Далеко ли они смогут уйти теперь, когда Дэн ранен, а на ее ногах нет живого места? Пруденс вспомнила, что забыла башмаки на обочине, и эта мысль стала последней каплей. Она попыталась вытереть слезы рукой, но они лились все быстрее и вскоре начали капать на лицо Дэна.

— Так ты его утопишь! — заметил джентльмен, подавая Пруденс белоснежный носовой платок. — Выше нос! Вот уж не думал, что ты плакса! — Пруденс попыталась что-то возразить, но не сумела. — Я же видел, ты не робкого десятка, — невозмутимо продолжал джентльмен. — Ты не чета этим оборванцам, в сообразительности тебе не откажешь.

Только теперь Пруденс наконец-то обрела дар речи:

— Я думал, вы убили Дэна.

— Видишь ли, я не ожидал увидеть мальчишку посреди дороги.

— Он кувыркался, чтобы развеселить меня, — всхлипнув, объяснила Пруденс. — Дорога нас утомила.

— Вы идете издалека?

Вопрос застал Пруденс врасплох, она не сразу нашлась с ответом. Наконец она кивнула и перевела — взгляд на свои ступни.

— И вдобавок я лишился башмаков — забыл их на обочине. — Ее глаза вновь наполнились слезами. На невозмутимом лице джентльмена отразилось слабое подобие сочувствия.

— Ну, эта беда поправима. С такими ногами все равно далеко не уйдешь. — Он говорил правду. Тряпки, которыми Пруденс обмотала ступни, уже пропитались кровью.

— Лопнули, мозоли, — пояснила она. — Сэр, куда вы нас везете?

— Как я уже говорил, мальчик нуждается в помощи. Удар был слишком силен, ему необходимы холодные компрессы. У вас есть поблизости друзья или родные?

Пруденс покачала головой.

— Я не знаю, где мы. Должно быть, в Дербишире?

— Да. Куда же вы идете?

— На юг, к побережью.

— Не близко. Давно вы в пути?

— Три дня.

— Стало быть, вы из Чешира?

Пруденс окаменела: засыпанная градом вопросов, она позабыла про осторожность. Ее собеседник с легкостью определил, откуда они идут. Насторожившись, она впервые внимательно оглядела его. Незнакомец снял свой просторный плащ, чтобы укрыть Дэна, и теперь от накрахмаленного галстука до начищенных ботфортов был воплощением элегантности. Синевато-черный сюртук сидел на нем как влитой. Пруденс впервые увидела подобную ткань и человека, умеющего носить одежду с непринужденной фацией.

На вид незнакомцу было не больше тридцати лет. Не отличаясь особой привлекательностью, выразительные черты его лица свидетельствовали о решительности и благородстве. Темные блестящие кудри ниспадали на высокий лоб, ничуть не походя на модную завивку. Во всем его облике ощущалась властность, смягченная чувством юмора и проницательным умом.

Его темные глаза, разглядывавшие ее с таким вниманием, легко можно было принять за черные, но при ближайшем рассмотрении они оказались синими. Сжатые губы и резкие очертания подбородка ясно давали понять, что обмануть этого человека нелегко.

Пруденс неловко поерзала на сиденье: напрасно она утратила бдительность. Случайный попутчик вполне мог оказаться судьей, а она всячески старалась избегать встреч с представителями закона. Его расспросы насторожили Пруденс, она понимала, что дает слишком уклончивые и неопределенные объяснения. Между тем незнакомец ждал ответа. Пруденс кивнула. Вдруг Дэн открыл глаза.

2
{"b":"1143","o":1}