ЛитМир - Электронная Библиотека

Пруденс с завистью посмотрела на Дэна, который уже восседал на пони, раскинув ноги.

— А почему я должна сидеть в седле по-другому? — спросила она. — По-моему, Дэну гораздо удобнее, чем мне.

— Об этом и думать забудь, иначе Себастьян съест меня живьем! Дамы ездят верхом в дамском седле.

— Очень глупо с их стороны, — фыркнула Пруденс, опасливо поглядывая на оставшуюся далеко внизу землю. Сидеть в седле боком, положив согнутое колено на луку седла, было весьма неудобно.

— Не трусь, Пруденс! Сэм поведет твою лошадь под уздцы. Жаль, Себастьян куда-то уехал. Скоро ты научишься править сама, и мы будем каждый день кататься верхом.

Это обещание вовсе не обрадовало Пруденс. Она вцепилась в гриву кобылы так, словно от этого зависела ее жизнь.

— Не напрягайтесь, мисс, — посоветовал Сэм. — Лошади чувствуют, когда всадник волнуется. — (Пруденс от досады стиснула зубы.) — Попытайтесь подружиться с ней — поговорить, погладить по шее. Лошадям тоже нужна ласка.

Пруденс последовала совету и к концу урока почувствовала себя гораздо увереннее.

— Смотри, что я покажу, — подбежал к ней спешившийся Дэн. — • Меня научил Сэм. — На виду у удивленной Пруденс он осторожно подул в ноздри лошади. — Так делают дикари в Америке, когда укрощают мустангов. Сэм говорит, что они лучшие наездники в мире.

Конюх молча кивнул, явно не желая вспоминать о своем прошлом, но заинтригованная Пруденс не сумела промолчать:

— А вы разве были в Америке?

— Да, во время последнего восстания[1], мисс. В то время я служил в армии.

— И видели дикарей?

— По сравнению с некоторыми нашими соотечественниками никакие они не дикари, — отрезал Сэм и отвернулся.

— Будь осторожна, — прошептал Перри на ухо Пруденс. — Сэм восхищается краснокожими. Он никак не может поверить, что те в глаза не видели лошадей до тех пор, пока испанцы не открыли Америку.

— Мы когда-нибудь поедем туда, Пруденс? — Щеки Дэна возбужденно пылали. — Хотел бы я увидеть краснокожих!

— А ты не боишься лишиться скальпа, Дэн? — рассмеялся Перри. — Что, если какой-нибудь индейский вождь решит украсить пояс твоими рыжими волосами?

— Значит, поэтому у Сэма спереди на голове нет волос? — озадаченно спросил Дэн.

Сэм не мог удержаться от смеха.

— Скальп мне удалось сохранить, а волосы выпали сами собой.

Пруденс отвела мальчика в сторонку.

— Сэм лысый, — шепотом объяснила она, — но говорить об этом неприлично. Это не его вина.

Заметив виноватое выражение на лице Дэна, старый конюх поспешил подмигнуть ему в утешение.

— Просто у меня слишком подвижный ум — говорят же, что на оживленных улицах трава не растет. Пойдем, покормим лошадей, а потом я расскажу тебе про дикарей.

— Правда? Сэм, как жаль, что вы уезжаете во Францию! Что я буду делать без вас!

От этого неосторожного замечания лицо Перри омрачилось.

— Сэму вовсе незачем уезжать, — сухо произнес он. — Я мог бы заменить его — конечно, если Себастьян согласится.

— Лорд Уэнтуорт пока не собирается уезжать, — вмешалась Пруденс. — И кроме того, Перри, вы обещали мне помочь навести порядок в библиотеке. Или вы передумали? Все ясно — значит, вам надоело карабкаться по лестнице! А может, от высоты у вас кружится голова? — Девушка лукаво улыбнулась, и Перри, поддавшись ее обаянию, перестал хмуриться.

— Ничего подобного, Пруденс! Идемте, я немедленно докажу вам свою трудовую доблесть.

Уходя, она заметила, что конюх посмотрел на нее новым взглядом — в нем сквозило уважение. Мистеру Перри достался нелегкий характер, а эта девчонка сумела подобрать к нему ключик. Кто бы мог подумать, что оборванка, привезенная из Дербишира, способна на такое чудо? Уже не в первый раз дивился Сэм проницательности и дальновидности лорда Уэнтуорта. Его светлость что-то разглядел в беспризорной оборванке — и не ошибся.

Качая лысой головой, Сэм направился к конюшне. Его подмывало объяснить Дэну, что потерей волос он во многом обязан прошлым и нынешним выходкам мистера Перри, но в конце концов рассудок возобладал. Сэм придержал язык.

Перри оглянулся на удаляющуюся пару.

— Сэм — славный малый, — мрачно заметил он. — Жаль только, что он уверен, будто мой братец способен пройтись по воде, как по земле.

— Это правда? — насмешливо осведомилась Пруденс и бросилась бежать к дому, ловко увернувшись от шутливого шлепка. Вместе они продолжали работать до самого чая. Уэнтуорт вернулся домой лишь к вечеру.

Пруденс вопросительно взглянула ему в глаза, однако он еле заметно покачал головой. Девушка решила подождать с расспросами: очевидно, Уэнтуорт не хотел, чтобы о его поисках узнал» брат. Поначалу это слегка удивило Пруденс. Неужели Перри нельзя доверять тайны? Он наверняка обрадовался бы новому приключению.

Видимо, Уэнтуорт в этом деле предпочитает осторожность — ведет поиски старательно, неуклонно, но не забывая о деликатности. Пруденс робко улыбнулась ему: не следует проявлять нетерпение в ответ на его любезность. Да и надеяться, что все выяснится с первой же попытки, неразумно.

— Ты выглядишь усталой, — заметил Уэнтуорт, обращаясь к Пруденс. — Неужели ты просидела в библиотеке целый день?

— Отнюдь! — ответил за нее Перри. — Ты видишь перед собой бесстрашную наездницу.

Не пройдет и недели, как она научится брать барьеры.

— Значит, первый урок верховой езды удался? — Уэнтуорт уселся на стул и вытянул перед собой ноги. — Ты довольна?

— Отчасти, милорд, — улыбнулась Пруденс. — Брать барьеры я научусь лишь после того, как Сэм рискнет отпустить поводья. А лошадь… показалась мне слишком большой.

— Со временем ты привыкнешь к ее росту, — отозвался Уэнтуорт. — Опыт появляется не сразу…

— Но как только он придет, мы отправимся на прогулку, — заверил его Перри. — Тебе известно, что Пруденс никогда не видела моря? Обещанием свозить ее на побережье я пользуюсь как приманкой, чтобы ей не вздумалось бросить уроки.

— Чтобы побывать на море, незачем ждать, когда Пруденс научится ездить верхом, — небрежным тоном отозвался Уэнтуорт. — Можно взять повозку. Думаю, Дэн тоже будет доволен.

Перри удивленно поднял брови и уже собрался выразить свое недоумение вслух, но, взглянув на лицо брата, передумал, ограничившись единственным вопросом:

— А у тебя найдется время?

— Пожалуй, да, — не поддался на провокацию Себастьян. — А если возникнет надобность, вместо меня в Кентербери поедешь ты.

Рассмеявшись, Перри покачал головой.

— Ну уж нет, я еду с вами! Мы покажем им бухту, ладно? — Себастьян кивнул, а Перри заверил Пруденс: — Красивое место, тебе понравится. Мы часто купаемся там.

Пруденс перевела взгляд с одного брата на другого. Несмотря на разницу в возрасте, они явно были хорошими друзьями. Видимо, Перри привык идеализировать старшего брата. Сам он по молодости еще не успел научиться сдерживать себя: это умение приходит со временем.

— Поездка стала бы для нас замечательным подарком, — подтвердила она. — Можно я предупрежу Дэна?

— Я сам расскажу ему. — Перри вскочил. — Пора убираться отсюда, иначе я пропылюсь насквозь.

Как только за братом закрылась дверь, Уэнтуорт обратился к девушке:

— Как тебе удалось затащить его сюда? — Он обвел жестом кипы пропыленных книг.

— Ваш брат сам предложил мне помощь, милорд. Мне даже уговаривать не пришлось…

— Вот как? Не припомню, когда в последний раз видел Перри за подобной работой. — Он смотрел на Пруденс из-под лениво опущенных век. — Должно быть, ты колдунья. Тебе известно, как укрощать строптивых?

— Один способ я узнала сегодня, — объяснила Пруденс со смехом. — Сэм показал Дэну, как индейцы укрощают диких лошадей. Но вашего брата этим не проймешь — он сам решил оказать мне любезность.

— Я потрясен. И все-таки лучше не упоминать Перри о гербе на твоей броши. Он почти ничего не знает о тебе… — Уэнтуорт надолго замолчал.

вернуться

1

Имеется в виду война североамериканских колоний за Независимость (1775-1783).

21
{"b":"1143","o":1}