ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пожалуй, да… И Перегрин не станет возражать.

— Напрасно ты так заботишься о чувствах Перри, — улыбнулась графиня. — Отправлю-ка я его с поручением в Кентербери. Это поможет ему скоротать остаток дня.

После того как Перри уехал, Пруденс удалось усадить Дэна за букварь. Он не протестовал, но через час девушка решила, что на сегодня хватит. Она устроила Дэна в библиотеке на подоконнике и разыскала для него несколько томов старинных атласов, уверенная, что мальчик наверняка заинтересуется изображенными на них чудовищами. Через полчаса Дэн задремал.

Пруденс, вновь занялась составлением списков. Она уже давно поняла, что эта работа отнимет у нее больше времени, чем казалось на первый взгляд. Кроме того, ей не всегда удавалось выяснить, когда была напечатана та или иная книга. В конце концов Пруденс решила делать пометки на отдельном листе, а потом расспросить леди Брэндон.

Поглощенная работой, она не сразу услышала, что ее зовет Дэн.

— Пруденс, ты что, не слышишь меня? Ты же хотела узнать, что нарисовано на твоей брошке…

Пруденс вскочила.

— О чем ты говоришь?

— Посмотри-ка сюда! Этот рисунок сразу показался мне знакомым.

Заглянув через плечо мальчика, Пруденс внимательно рассмотрела ярко раскрашенные гравюры на странице старинной книги. Дрожащими пальцами отстегнув брошь, она положила ее перед собой.

— Нет, совсем другой, — разочарованно протянула она. — И надпись не такая…

— Так давай посмотрим на других страницах! Тут сотни гербов!

— Только будь осторожен, — предупредила Пруденс, догадавшись по роскошному переплету и бумаге, что эта книга имеет большую ценность. — Давай перенесем ее на стол. Надеюсь, ее светлость не станет возражать…

— Это он? — спросил Дэн, указывая на герб на следующей странице.

Пруденс снова покачала Толовой. Постепенно ее охватывало отчаяние: поиски продолжались не менее часа, книга подходила к концу. Неужели ей не суждено узнать тайну своего рождения?

Но, перевернув еще несколько страниц, Пруденс вдруг ахнула. Ошибки тут быть не могло: она знала каждый штрих герба, изображенного на броши. Рисунок в книге в точности соответствовал ему. Пруденс побледнела, перед ее глазами поплыли разноцветные пятна.

— Пруденс, что с тобой? Тебе плохо? — встревоженно воскликнул Дэн.

— Нет, просто я так долго ждала этого момента… не могу поверить, что герб все-таки нашелся.

— Смотри, под рисунком что-то написано. Это по-английски?

— Кажется, по-латыни. Должно быть, это фамилия, но со странным окончанием — Манвеллус, а по-английски, наверное, Манвелл…

Поглощенная созерцанием герба, Пруденс не услышала скрип открывшейся двери и опомнилась, лишь когда Дэн толкнул ее в бок.

— Простите, леди Брэндон! Я не слышала, как вы вошли.

— Ты просто увлеклась, — ласково улыбнулась графиня. — Нашла что-нибудь интересное?

— Так, ничего особенного, просто показывала Дэну рисунки. Надеюсь, вы не возражаете…

— Разумеется, нет! Ты вправе читать любые книги. Только не следует столько времени проводить взаперти. Ты слишком бледна…

Дэн уже собирался вставить слово, но девушка метнула в него предостерегающий взгляд. Внутренний голос убеждал ее, что рассказывать леди Брэндон о неожиданном открытии пока не стоит. Если Манвеллов знают в округе, хлопот не оберешься.

Пруденс не питала иллюзий: в тяжбе против знатного семейства закон будет на стороне ее противников. Ее обвинят в клевете. К тому же нельзя забывать, что они с Дэном беглецы. Обнаружив, что графиня посматривает на открытую страницу, Пруденс поспешила захлопнуть книгу.

— Просто у меня разболелась голова, — пробормотала она.

— Тогда самое время прекратить работу. Завтра наверстаешь упущенное. Почему бы тебе перед ужином не прогуляться по парку?

Пруденс с радостью ухватилась за это предложение. Мысли путались у нее в голове. Она решила завтра же изучить книгу — возможно, в ней найдутся какие-нибудь сведения о семействе Манвеллов.

Но на следующее утро Пруденс обнаружила, что книга по геральдике словно сквозь землю провалилась. Встревожившись, она разыскала леди Брэндон.

— Мэм, боюсь, я проявила небрежность. Вчера я оставила книги на столе, а сегодня обнаружила, что одна из них пропала. Ее нигде нет. Сначала я думала, что кто-нибудь из горничных убрал ее на полку…

Графиня поспешила успокоить подопечную:

— Дорогая, это я во всем виновата. По просьбе Себастьяна я сама унесла книгу из библиотеки.

Пруденс мгновенно почувствовала фальшь в ее голосе. Леди Брэндон старалась не смотреть в глаза собеседницы. Должно быть, Себастьян поспешил забрать книгу, чтобы Пруденс не успела ознакомиться со своей родословной. Она чуть было не выразила свое возмущение вслух, но вовремя опомнилась.

— Хорошо, что книга не пропала, — спокойно произнесла она. Явное облегчение на лице графини подтвердило подозрения девушки. Чем больше она размышляла о случившемся, тем сильнее разгоралось ее возмущение. Ясно, что Себастьян ей не доверяет, несмотря на все его обещания. Неужели он думает, что она сбежит, узнав правду? Или, хуже того, пытается защитить от ее посягательств благородное семейство — возможно, своих друзей?

Все это предстояло выяснить. Правда, сегодня Себастьян не вышел к завтраку, а леди Брэндон вскользь упомянула, что он покинул дом с первым лучом солнца. Неужели он избегает ее? Эта мысль показалась Пруденс оскорбительной. Недавняя радость, вызванная неожиданным открытием, поблекла. Странно, что желание, найти родителей так долго владело ею. Должно быть, старый священник был прав, утверждая, что жизнь порой складывается совсем не так, как мечталось.

Вернувшись в библиотеку, Пруденс поняла, что ей никак не удается сосредоточиться на работе. Перед глазами всплывало смеющееся мужское лицо, подвижные губы, сияющие глаза, беспорядочно рассыпанные по лбу темные кудри. Видение было таким отчетливым, что девушке казалось, будто Себастьян находится где-то рядом.

Должно быть, она просто спятила. Выругав себя, Пруденс попыталась собраться с мыслями. Прежде всего ей следовало узнать хоть что-нибудь о семействе Манвеллов. Пожалуй, об этом можно расспросить Перри — он вряд ли что-нибудь заподозрит. Но прежде надо предупредить Дэна: никто не должен знать о ее находке.

К счастью, вскоре Пруденс выяснила, что ее опасения беспочвенны. Дэн давно забыл о случившемся: ему пообещали показать мельницу, и он не мог думать ни о чем, кроме предстоящей прогулки.

— Жернова в этой мельнице приводит в движение вода. Вот бы узнать, как она устроена! Сэм говорит, что я поеду туда на пони.

Пруденс с улыбкой отпустила мальчика, радуясь возможности побыть в одиночестве. Прошлую ночь ей не спалось — находка глубоко взволновала ее, потрясение оказалось слишком сильным. Теперь когда заветная мечта почти сбылась, мыслило будущем стали пугать.

Вскинув подбородок, Пруденс распрямила плечи. Куда девалась ее смелость? Что может быть лучше, чем узнать истину, какой бы горькой она ни была?.. Ее размышления прервал стон, донесшийся из-за окна. Девушка недоуменно нахмурилась: кто бы это мог быть? Пройдя по комнате, она распахнула окно. На балюстраде у дома с опущенной головой сидел Перри.

— Вам нездоровится? — спросила Пруденс.

— Я ранен в самое сердце! — шепотом откликнулся он. — Перед тобой кающийся грешник. Правда, найти власяницу и плеть мне не удалось, но в надежде на прощение я готов бить себя по персям… — его плечи дрожали. Присмотревшись, Пруденс поняла, что он смеется.

— Как вам не стыдно, обманщик! Вы перепугали меня до смерти!

— Но на сердце у меня и вправду тяжело! Можно поговорить с тобой? Я сожалею о том, что случилось вчера…

— Так и быть, входите, — смилостивилась Пруденс. — Не хотите ли вновь взяться за дело? — кивнула она в сторону книжных полок.

— Значит, я приговорен к каторжным работам? — Перри состроил постную мину, перелез через подоконник и спрыгнул в комнату. — Я могу хотя бы надеяться на прощение?

24
{"b":"1143","o":1}