ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сначала надо умыть и переодеть детей. Потом они примут лекарство и перекусят.

Услышав это, мальчики дружно заныли, но вновь заулыбались, когда Перри пообещал вместе с ними принять омерзительное снадобье. Проглотив лекарство, он рухнул на пол и принялся кататься по нему, схватившись за живот. Дети залились хохотом.

— Сэр, в вас пропадает великий талант. Ваше место на сцене, — заметила Пруденс, не скрывая усмешки. С

— Знаю. — Заметив в дверях няню с полным подносом, Перри вскочил: — Ну-ка, ну-ка! Здесь найдется что-нибудь для меня? Или все достанется этим маленьким обжорам?

— Как вам не стыдно, мистер Перри! У бедняжек целый день во рту не было и маковой росинки.

— Я не бедняжка, я мальчик! — с достоинством заявил Джерард.

— Это мы уже слышали. Мальчик согласен слушать сказку про дракона? — Устроившись на стуле возле кровати, Пруденс вооружилась ложкой.

— Согласен! — Джерард послушно открыл рот, куда Пруденс отправила полную ложку желе.

— Мисс, давайте я покормлю его, — запротестовала няня.

— Элли, ступай, перекуси сама, а потом возвращайся. — Перри за руку повел няню к двери. — Скажи, Пруденс, это очень страшная сказка? Если так, я лучше суну голову под подушку!

— Страшнее не бывает, — заверила его Пруденс. — Пожалуй, вам будет лучше уйти.

— Нет уж, лучше я наберусь смелости…

— Отлично. Я расскажу вам об ужасном драконе из… из Лонгриджа. — Пруденс вдруг смутилась, впервые произнеся вслух это название. — Обитал он в пещере у моря, ни с кем дружбы не водил, только злобствовал и гонялся за всеми, кто подходил к пещере. — Заметив, чти мальчики затаили дыхание, она добавила: — Но ни разу никого не поймал — слишком уж толстым он был и потому бегал медленно. От злости он изрыгал пламя…

— Кажется, я где-то видел такого дракона, — заметил Перри.

Пруденс укоризненно взглянула на него: Перри явно намекал на невестку, хорошо, что дети до игры в намеки еще не доросли.

— Что же было дальше? — с любопытством спросил Дамиан.

— Однажды дракон отправился купаться, долго плавал и так замерз, что решил согреться у огромного костра. За дровами он пополз в лес, но все дровосеки разбежались. — Продолжая рассказывать, Пруденс размышляла: раз уж она упомянула про Лонгридж, следовало выяснить, где он находится. — Внезапно дракона осенило: зачем трудиться самому, изрыгая огонь? Не легче ли найти какой-нибудь костер в Лонгридж-Холле? Но по пути туда дракон заблудился, а спросить дорогу ему было не у кого.

— Папа помог бы ему, — горделиво вставил Криспин. — Он знает все на свете!

— И я тоже. Я привел бы его прямо к Лонгридж-Холлу. Видите ли, он находится совсем рядом, близ Дувра. — Перри вдруг расхохотался. — Старый брюзга рассвирепел бы, узнав, что в его владениях живет дракон.

— Дядя Перри, а кто такой брюзга?

— Тот, кто вечно ворчит, Дамиан. Есть тут один такой по соседству. Хотел бы я знать, жив ли он еще?

— Как странно… — Пруденс едва сумела скрыть возбуждение. — Этот человек… бывает у соседей?

— Старик Манвелл отшельник. Уже несколько лет его никто и в глаза не видел. Должно быть, его слопал дракон.

Джерард ахнул.

— Пруденс, а дракон и вправду ест людей? — Его глаза стали совсем круглыми от испуга.

— Конечно, нет! — Пруденс с трудом собралась с мыслями. — Дракон труслив. Стоит прикрикнуть на него, и он удирает. Ну так вот, костра он не нашел, зато набрел на поляну в лесу и повстречался на ней с мальчиком… — Заметив, что Джерард затаил дыхание, Пруденс добавила: — С большим мальчиком, таким, как Дамиан. Он пас свиней. Завидев дракона, свиньи с визгом разбежались, а мальчик погнался за драконом и гнал его до самого берега моря. Дракон свалился с вершины утеса…

— И утонул? — с надеждой подхватил Джерард, выглядывая из-под одеяла.

— Конечно! С тех пор в Лонгридже не водятся драконы.

Дети облегченно вздохнули, но спустя некоторое время Криспин пренебрежительно заявил, что все это выдумки.

— А я верю каждому слову, — возразил Перри. — И не прочь послушать еще одну сказку.

— Придется подождать, — твердо заявила Пруденс. — Декоре приедет врач…

— Ну, в таком случае я ухожу. Как себя помню, я с врачами не в ладах.

— Мисс Пруденс, вы не поверите, но в детстве мистер Перри был сущим наказанием, — заметила вошедшая в комнату няня. — Вечно он то падал с деревьев, то сваливался с берега озера в воду. — Няня окинула Перри ласковым взглядом — очевидно, он был ее любимцем — и обратилась к Пруденс: — Ее светлость ждет вас к обеду…

Няню прервал громкий стук распахнувшейся двери. В детскую ворвался Себастьян. Увидев его, девушка вскочила.

— Что такое? — воскликнула она. — Что случилось?

— Софи приехала! — отрывисто ответил он. — Жиль прислал ее к нам вместе с Толлардом.

— Уже приехала? — озадаченно переспросил Перри. — Но почему Жиль отослал ее домой?

— Чернь ворвалась в Версаль. Короля Людовика привезли в Париж и теперь держат под стражей во дворце Тюильри.

Перри изумленно присвистнул.

— Ушам не верю! А как Софи?

— С ней ничего не случилось… впрочем, убедишься сам. Она обо всем расскажет. — Себастьян обернулся к Пруденс: — Уверен, ты не прочь познакомиться с моей сестрой. — Не дожидаясь ответа, он широкими шагами вышел из комнаты.

Пруденс медлила, верная своему желанию избегать общества Себастьяна. Перри подтолкнул ее к порогу детской.

— Тебе понравится Софи. Вот увидишь, — пообещал он. — Она славный малый.

Услышав этот братский комплимент, Пруденс подавила улыбку. В гостиной леди Брэндон подвела ее к высокой молодой женщине.

— Софи, это Пруденс Консетт. Пруденс, познакомься с моей дочерью, графиней де Верней.

— Зовите меня просто Софи, — попросила молодая женщина негромким певучим голосом. — Как себя чувствуют мои племянники?

— Уже лучше, мадам, — ответила Пруденс, поражаясь удивительному сходству Софи и Себастьяна. Эти темные глаза и выразительные черты лица она узнала бы в любой толпе. Для матери двоих сыновей Софи выглядела на редкость молодо. Но, присмотревшись, Пруденс заметила под глазами гостьи темные круги. Несмотря на приветливую улыбку, от тревоги и усталости Софи была явно на грани обморока.

— Вы должны познакомиться с сестрой моего мужа, — сказала Софи и повела Пруденс к окну, где Перри уже беседовал со второй гостьей.

Незнакомка стояла спиной к Пруденс, и та поначалу заметила только волну прекрасных белокурых волос, ниспадающую на спину. Затем француженка обернулась, и у Пруденс перехватило дыхание. Более прелестного существа ей еще никогда не доводилось видеть. Нежны цветом лица и блестящими аквамариновыми глазами гостья напоминала пастушку дрезденского фарфора. Стройная и миниатюрная она едва доставала головой до плеча стоящего рядом Себастьяна.

— Какие вы все великаны! — воскликнула она, глядя снизу вверх на двух братьев. — Наконец-то я вижу леди, с которой смогу поговорить, не рискуя свернуть шею! Прошу простить мой английский, мадемуазель, — боюсь, он не слишком хорош.

— Напротив, превосходен, — улыбнулся Себастьян. — Позвольте представить вам мисс Консетт. Пруденс, это мадемуазель де Верней…

— Просто Габриэлла. Прошу вас, обойдемся без церемоний. — Обезоруживающей улыбкой она сразу сумела покорить Пруденс.

— А меня ты познакомишь с этой очаровательной леди, Себастьян? — К ним подошел юноша и восхищенно склонился над рукой Пруденс. Этот был брат Габриэллы — Арман. В отличие от сестры он был смуглым. Судя по виду, не старше Пруденс, но в отличие от английских сверстников блистал изысканными манерами. За столом Арман оказался соседом Пруденс и сразу же завел с ней светскую беседу.

С радушием опытной хозяйки леди Брэндон говорила только о последних местных сплетнях, недавних проказах Перри, здоровье детей и ссорах между принцем Уэльским и королем, старательно избегая серьезных тем.

Внезапно взглянув на Софи, Пруденс заметила, что она дрожит, и встревожилась. Должно быть, события во Франции глубоко взволновали юную графиню. По сравнению с ее трагедией собственные беды показались Пруденс незначительными. Она устыдилась, вспомнив, что Софи пришлось бежать из дому с двумя маленькими детьми, оставив мужа на произвол судьбы. Что могло быть хуже? Пруденс решила отвлечь Софи от мрачных мыслей беседой.

30
{"b":"1143","o":1}