ЛитМир - Электронная Библиотека

Мысленно подгоняя лошадей, Пруденс снова погрузилась в размышления. Может быть, обитатели Холвуда вздохнут с облегчением, узнав, что она исчезла? Вряд ли. Даже если Себастьян влюблен в Габриэллу, он не забудет о своих обязательствах и наверняка попытается отыскать беглецов, прежде всего отправившись в Лонгридж. Обычно милорд всегда возвращался домой к ужину… — А если на этот раз он решит заночевать в городе? Неважно. К тому времени, как ему станет известно о случившемся, они с Дэном уже прибудут в Дувр.

Наконец дилижанс остановился на развилке дорог, одна из которых вела к Лонгриджу.

— Отсюда до поместья не больше полумили, мисс. С пути вы не собьетесь. Дом со всех сторон окружен высокой оградой. — С этими словами он вскочил на козлы и подхлестнул лошадей.

Пруденс не позволила Дэну нести саквояж. Мальчуган первым увидел стену поместья.

— Похоже на крепость или замок, — заметил он. — Как думаешь, здесь есть подъемный мост и ров?

— Не знаю, а вот ворота — наверняка. Если идти вдоль стены, рано или поздно мы их найдем.

Едва остановившись перед воротами, Дэн воскликнул:

— Смотри! Hа щите такой же рисунок, как на твоей брошке!

В центре массивных железных ворот был изображен знакомый герб. Сами ворота выглядели неприступными. Пруденс робко потянула за шнурок колокольчика. В ответ послышалось лязганье цепей, калитка в воротах распахнулась, и на незваных гостей бросились два громадных мастифа. Вышедший привратник пинками отогнал собак.

— Что вам надо? — обратился он к Пруденс и Дэну.

— Я хочу видеть лорда Манвелла, — с достоинством объяснила Пруденс.

— Он никого не принимает, — презрительно процедил привратник, обнажая гнилые зубы. — Шляются тут… Убирайтесь отсюда, а не то натравлю собак!

Но Пруденс не желала отступать.

— Хотя бы доложите 6 нас хозяину!

— Сегодня я уже один раз нарушил приказ. Больше не стану.

— Тогда я подожду здесь.

— Пруденс, пойдем отсюда! — испуганно прошептал Дэн. — Он и вправду натравит собак…

— Я еще вернусь, — пообещала Пруденс.

— Как вам будет угодно. Вас все равно не примут. — Привратник подозвал собак и скрылся за калиткой.

— Уйдем скорее, — взмолился Дэн. — Мне страшно!

Пруденс отвела его подальше от ворот и присела на поросший травой холм.

— Пойми, я должна повидать хозяина этого дома. Я ждала этой встречи всю жизнь. Он наверняка знает, кто мои родители. Надо найти способ пробраться в дом. Двинемся вдоль стены — может, найдется растущее рядом с ней дерево…

— Пруденс, за стеной собаки!

— Мы можем просто посмотреть, что там, за стеной, и убежать. Забирайся ко мне на плечи.

— Я все равно не достану до верха стены. Давай уйдем, Пруденс! В дом нам ни за что не попасть.

— Надо попытаться! Дэн, я так надеялась… — Внезапно она закрыла лицо ладонями.

— Встань-ка, я попробую влезть к тебе на плечи, — решительно заявил Дэн.

— Нет, ты прав. Напрасно я все это затеяла. Пойдем к дороге.

— Если хочешь, можно сначала обойти вокруг стены и посмотреть, нет ли в ней других ворот, — великодушно предложил Дэн.

— Скоро стемнеет, — напомнила Пруденс, — а нам еще надо найти ночлег.

— Зато завтра мы будем уже в море! — попытался утешить ее мальчик.

Пруденс распрямила плечи. Пожалуй, и вправду будет лучше поскорее покинуть Лонгридж. Бог с ней, с тайной ее рождения! Заветное желание отыскать родителей отступало под напором других забот.

— Смотри-ка, Пруденс! Если ты заберешься на пенек, то сможешь увидеть, что там, за стеной, — вдруг воскликнул Дэн, указывая на торчащий возле стены высокий пень.

С него Пруденс удалось разглядеть за стеной особняк. Внезапно неподалеку послышался хлопок, а мимо Пруденс, словно разозленная пчела, пролетела пуля.

— Нас заметили! — Она спрыгнула на землю и схватила Дэна за руку. — Бежим!

Пробежав несколько ярдов, они услышали за спиной стук копыт. Обернувшись, Дэн заметил, что ворота открываются.

— Скорее в канаву! — крикнула Пруденс и потащила Дэна за собой.

Вдруг Дэн ахнул.

— Пруденс, это же лорд Уэнтуорт!

— Не может быть! Что он здесь делал?

— Не знаю, но это точно он. Посмотри сама!

Пруденс подняла голову и мгновенно узнала Себастьяна по широким плечам и непринужденной посадке. Неужели он уже ищет их? Пруденс задрожала. Ей хотелось окликнуть Себастьяна, но она не осмелилась.

Мысли путались. Должно быть, он приезжал в Лонгридж, чтобы навести справки о ее родителях. Пруденс уже жалела, что не окликнула его, а теперь было слишком поздно.

Да и что толку? Себастьян наверняка узнал только о том, что она — внебрачный ребенок. Девушка задрожала. На дне канавы стояла дождевая вода, и теперь ее плащ и платье промокли. Дэн, упавший на Пруденс сверху, остался сухим.

— Вот и хорошо, — удовлетворенно заключила Пруденс. — В Дувре мы купим новую одежду. А пока мне надо переодеться. Отвернись!

Убедившись, что ее никто не видит, Пруденс сняла измятое платье и свернула его. Старые бриджи застегнулись на ее животе с трудом, но длинная рубашка и куртка скрыли очертания фигуры.

Ветер подгонял уставших путников. Без шерстяного плаща она вскоре озябла.

— Ты идешь слишком быстро, — пожаловался Дэн, но девушка только прибавляла шагу.

К развилке дорог они вышли уже в сумерках. Вскоре Пруденс заметила вдалеке светящуюся точку — должно быть, фонарь почтового дилижанса. Выбежав на дорогу, Пруденс замахала рукой, надеясь, что кучер остановится. Он осадил лошадей в последнюю минуту.

— В чем дело? — недовольно осведомился кучер.

— Мне нужно добраться до Дувра, — заявила Пруденс. — В дилижансе найдется два места?

— Уйди с дороги, парень! Я не беру в пассажиры бродяг…

— Я заплачу, — пообещала Пруденс.

— Ладно, так и быть.

Пруденс помогла Дэну забраться в экипаж, не обращая внимания на кислые взгляды пассажиров. Места внутри было в избытке, поэтому сначала Пруденс не понимала, чем вызвала такое недовольство. Внезапно вспомнив, что на ней поношенные бриджи и куртка, Пруденс осознала: никто бы не обрадовался такому соседству.

— Подбирают кого ни попадя, — проворчала женщина. — Я буду жаловаться! Мы уплатили за проезд…

— И мы тоже, — прервала ее Пруденс и отвернулась.

Ей предстояло о многом подумать. В Дувр они прибудут поздно вечером. Придется искать ночлег, но кто впустит в дом двух оборванцев? Какая досада, что ей пришлось переодеться! Путешествуя с Себастьяном, Пруденс поняла, что хозяева постоялых дворов встречают гостей по одежке. Дорогой шерстяной плащ был бы залогом радушного приема… Придется надеть его.

А вообще-то в мужской одежде путешествовать безопаснее. Молоденькая девушка и мальчик вряд ли сойдут за платежеспособных постояльцев.

Но непреодолимым препятствием в конце концов стала не молодость Пруденс и не ее одежда, а то, что все постоялые дворы в Дувре оказались переполненными. В одном из них ей объявили, что здесь комнаты заказываются заранее.

— Куда же нам идти? — растерянно спросил Дэн.

— Что-нибудь придумаем, — успокоила его Пруденс. — Не может быть, чтобы для нас нигде не нашлось места. — Она свернула с главной улицы города в переулок.

— Смотри! — воскликнул Дэн, указывая вперед. — Должно быть, неподалеку гавань. Это корабельные мачты!

Пруденс вдруг ощутила укол тревоги. Она уже знала, что в любом порту ночью небезопасно. К счастью, наступило полнолуние, на улице было светло почти как днем. Внезапно рядом кто-то вскрикнул. Из двери соседнего дома вывалилось несколько мужчин. Они тащили еще одного, который отбивался руками и ногами.

Поначалу Пруденс решила, что видит пьяную драку, внутренний голос советовал ей поспешить прочь. Вдруг лунный свет упал на белое лицо юноши, которого держали за руки два дюжих молодца.

— Пощадите! — умолял юноша. — Не забирайте меня! У моей матери больше никого нет…

Его мольбы были встречены взрывом грубого гогота.

— Не скули, через пару лет увидишь свою мамашу! Поплаваешь по морям, повидаешь мир… — Один из мужчин подступил вплотную к юноше и наотмашь хлестнул его по лицу. — Не шуми, а то хуже будет.

37
{"b":"1143","o":1}