ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Бежит волны кипучий гребень…»

Бежит волны кипучий гребень.

Поет стремлению хвалу

И, разбиваясь о скалу,

Приносит ил, песок и щебень.

Не так ли юности порыв

Шумит, бежит, нетерпелив,

Поет хвалу земной отваге…

Но властный опыт разобьет

Его вольнолюбивый ход,

Как жесткий берег – пену влаги…

1898

А. С. ПУШКИНУ

Твое рожденье здесь, и сердце здесь твое

Забилось первым впечатленьем.

Благодарю тебя! Ты скрасил бытие

Своим волшебным вдохновеньем.

Я, раб твой преданный, так любящий тебя,

Бессилен высказать, что ты творил, великий!

Сойди, благослови незримо и любя

Под благодарственные клики.

Здесь вижу облик твой: бессмертный и простой,

Стоишь ты грустно молчаливым,

Еще задумчивый над суетной толпой,

Но созванной твоим призывом!

Вокруг тебя гремит стоустая молва…

И верь, благой пророк зиждительного слова,

Не раз благодарить придет тебя Москва,

И Русь, и целый свет – еще, опять и – снова!

24 мая 1899

Москва

«Желтыми листьями дети играли…»

Желтыми листьями дети играли…

Осенью были те листья посеяны,

Ветром с тоскующих веток рассеяны

Желтые листья, как слезы печали.

Желтыми листьями дети играли;

Листья шумели и листья роптали.

Поздними грезами сердце играло…

Были те грезы когда-то пленительны;

Были, как щедрость любви, упоительны…

Юность их сеяла – rope пожало…

Поздними грезами сердце играло,-

Молодость плакала и улетала…

Сентябрь 1899

«Деревня скрылася… И нивы…»

Деревня скрылася… И нивы

Уже от взора отстают.

Речонки быстрые извивы

К Заставе города ведут.

Вот город. Крашеные домы,

Казармы белые, бульвар…

Клочки разбросанной соломы,

В сенях дымящий самовар.

Здесь из пекарен запах хлеба,

Здесь стук колес и гам людской,

И зарумяненное небо

Румянит лужи мостовой.

И снова странное волненье,

И вновь знакомая печаль

От простодушного селенья

Зовет в безжизненную даль…

1899

«Вечера всё белей и беззвездней…»

Вечера всё белей и беззвездней,

И прозрачно и тихо в лесу,

Только слышен малиновки поздней

Робкий щебет в девятом часу.

Как свежо! Но свежо без тумана.

Вечер дремлет раздумьем в кустах,

Заживает душевная рана,

Сохнут слезы в усталых очах.

О, блаженство бессмертной природы!

Узнаю я дыханье твое,

И твоей безграничной свободы

Осенило меня бытие.

Словно счастья я снова достоин,

И оно улыбнулось вдали…

Я молитвенной грустью спокоен,

Только грустью не здешней земли…

1899

«Сколько веток поломано бурею…»

Сколько веток поломано бурею,

Сколько птичьих разрушено гнезд!

Но зато как лучист и блистателен

Этой радуги огненный мост!

Сколько роз недоцветших уронено,

Сколько пыли навеяно в сад…

Но зато от цветов распустившихся

И пышней и пьяней аромат.

О, недаром гроза благодатная

Пронесла над землей ураган;

Воздух сладко уснул, убаюканный,

И уплыл тяготевший туман,

‹1900›

ПРОШЕДШЕЕ “Я”

Неясной дымкой даль объята,

К закату клонится мой день.

И я не тот, как был, когда-то,

И прежний “я” следит, как тень,

Следит всегда, следит повсюду,

Не отступает ни на шаг,

И говорит мне: не забуду

Тебя, мой друг, тебя, мой враг!

Тебя я нянчил в колыбели,

С тобою в детстве я играл,

С тобой мы вместе песни пели,

Когда во мне ты расцветал!

Ты первый выпил за здоровье

Моих надежд и юных сил,

Твое слезами изголовье

Не я ли первый оросил?

Чем ты старее год от года,

Тем я моложе день от дня.

Твоя любовь, твоя природа

Цветет и зреет для меня.

Союз наш верен и чудесен,

Ты голос мой, и я – твой звук,

И первый я умру без песен,

И ты второй – умрешь от мук.

Недаром мы сжились с тобою,

Недаром вместе рождены.

Ты – дух, творящий под грозою,

Я – дух забытой тишины.

Недаром страсти в нас метались,

И после смерти роковой,

Как в довременности сливались,-

Сольемся в вечности одной…

‹1900›

ОСЕНЬ

Уж холодом веет осенним.

И мнится, вершины шумят:

“Мы плащ зеленеющий сменим

На ярко-пурпурный наряд”.

И мнится, цветы, увядая,

Друг другу прощальный поклон

Шлют молча, головки склоняя,

Как в день роковых похорон.

И вечер осенний так кроток,

И грусть его сердцу мила,

Как свет из больничных решеток,

Как дыма кадильного мгла.

Природа устала, и скоро

Ко сну ее клонит недуг,

Но жизнь суетная для взора,

Для сердца все та же вокруг.

Со стуком проехали дровни,

На улице стало темней,

И запах кофейной жаровни

Пахнул из открытых сеней.

Там цепь фонарей потонула

В дали, отуманенной сном,

Там ранняя лампа мелькнула

В окне красноватым пятном.

И в темной аллее бульвара

Под вечер разлуки немой

Гуляет унылая пара,

Шумя несметенной листвой.

‹1900›

СТАНСЫ

Мой друг, у нашего порога

Стучится бледная нужда.

Но ты не бойся, ради бога,

Ее, сподвижницы труда.

При ней звучнее песнь поэта,

И лампа поздняя моя

Горит до белого рассвета,

Как луч иного бытия.

И мир иной перед очами,

То мир восторгов и чудес,

Где плачут чистыми слезами

Во имя правды и небес.

То мир, ниспосланный от бога

Для утешенья… И тогда

Стучится слава у порога

И плачет бледная нужда!

‹1900›

ПОД МУЗЫКУ ОСЕННЕГО ДОЖДЯ

Темно, темно! На улице пустынно…

Под музыку осеннего дождя

Иду во тьме… Таинственно и длинно

Путь стелется, к теплу огней ведя.

В уме моем рождаются картины

Одна другой прекрасней и светлей.

На небе тьма, а солнце жжет долины,

И солнце то взошло в душе моей!

Пустынно все, но там журчат потоки,

Где я иду незримою тропой.

Они в душе родятся одиноки,

И сердца струн в них слышится прибой.

Не сами ль мы своим воображеньем

Жизнь создаем, к бессмертию идя,

И мир зовем волшебным сновиденьем

Под музыку осеннего дождя!..

Октябрь 1900

27
{"b":"114328","o":1}